RUS ENG
 

ГЛАВНАЯ
ГОСУДАРСТВО
МИРОВАЯ ПОЛИТИКА
БЛИЖНЕЕ ЗАРУБЕЖЬЕ
ЭКОНОМИКА
ОБОРОНА
ИННОВАЦИИ
СОЦИУМ
КУЛЬТУРА
МИРОВОЗЗРЕНИЕ
ВЗГЛЯД В БУДУЩЕЕ
ПРОЕКТ «ПОБЕЖДАЙ»
ИЗ АРХИВОВ РП

Русский обозреватель


Новые хроники

Текст впервые опубликован в журнале "Русский предприниматель" №11(23) ноябрь 2004

Андрей Кобяков

МОБИЛИЗАЦИОННАЯ ЭКОНОМИКА

До, после или вместо кризиса?

ГОЛОВОКРУЖЕНИЕ ОТ…
Различные деятели нашего правительства периодически мелькают на экране телевизора и с неизменно широкой улыбкой рапортуют, рапортуют об экономических успехах. Они, конечно, вправе радоваться по поводу, например, больших бюджетных поступлений (которые, правда, не инвестируются в какие-либо проекты с пользой для общества, а по новой моде складируются в Стабилизационном фонде, но все же отрадный факт). Однако эти поступления связаны с высокими доходами от экспорта нефти и других видов топлива, сырья и малообработанной продукции, а не обязаны своим появлением созидательной, конструктивной деятельности правительства, которая в наших условиях должна быть направленной на облагораживание структуры экономики.
Правительство вообще самоустранилось от формирования параметров экономической системы, не считая это, по-видимому, ни стратегической задачей (по какому ведомству может проходить такая задача?), ни тем более своей функцией (где, в каких должностных инструкциях вы видели такие неконкретные формулировки?).
Структура экономики, между тем, все больше искажается, регрессирует, примитивизируется.

АНТИПОЛИТИКА
А как же экономический подъем, спросит пытливый читатель? Ведь нельзя же его отрицать?
Ну, во-первых, к подъему нынешнее правительство никакого отношения не имеет. Во-вторых, и на основе официальных цифр, и по собственным ощущениям могу констатировать, что подъем ограничен крайне незначительным набором отраслей и сфер нашей экономики. Весь он сосредоточен во вполне определенных сегментах, где рециклирование «нефтедолларов» обусловило деловую активность.
Вот ряд отраслей (помимо собственно топливно-сырьевого комплекса), где в последнее время наблюдался бум: финансы, торговля, жилищное строительство, недвижимость, туристическое обслуживание, ресторанный бизнес, всякого рода услуги, прежде всего элитные… Изначальным источником, стимулирующим развитие этих сфер, выступают все те же высокие доходы от экспорта дорогой нефти.
Иллюзорность экономического роста, предельную хрупкость мнимого благополучия не могут не видеть серьезные экономисты – вне зависимости от их убеждений и приверженности тем или иным научным школам и доктринам. Вот, например, совсем недавно советник президента РФ по вопросам экономики Андрей Илларионов, известный своими либеральными взглядами, заявил, что объем российского ВВП увеличивается исключительно благодаря высоким ценам на нефть, а без учета доходов от нефтяного экспорта ВВП снизился бы на 1,9% по итогам прошлого года. По его мнению, правительственная экономическая политика не просто неэффективна, но и вредна. Вклад от этой политики в экономический рост – негативный.

АНТИМИРЫ
Да и есть ли вообще подъем?
Странным образом начиная с ноября 2003 года два важнейших показателя инфляции вдруг неожиданно пошли в противоположные стороны и стали расходиться все больше и больше – индекс потребительской инфляции продолжал плавно опускаться, а индекс производственной инфляции по параболе взлетел вверх. В результате уже в июне 2004 года возникла крайне пикантная ситуация: рост потребительских цен по отношению к июню 2003 года составил 10,1%, а рост цен производителей – 26,7%!
Возможно ли такое? В принципе, да. В первом индексе учтены помимо товарных цен еще и цены на услуги. Потребительские цены в своей совокупности могли бы снизиться даже при росте оптово-отпускных цен на товары, если предположить, что цены на услуги упали в еще большей степени, чем выросли товарные, и/или, скажем, резко снизилась рентабельность розничной торговли (за счет уменьшения торговой наценки). Однако о падении рентабельности в торговле что-то не слыхать, а услуги вообще растут опережающими темпами.
На мой взгляд, дело тут в том, что за один показатель (индекс потребительских цен) правительству приходится отвечать и отчитываться перед «самыми высокими сферами», а другой показатель (индекс цен производителей) оставлен сам по себе, «без присмотра», и, похоже, не стал пока объектом манипулирования.
Но если эта гипотеза верна, то необходимо сделать и поправки, касающиеся дефлятора ВВП. Дефлятор ВВП существует для того, чтобы на основе номинального роста ВВП (в текущих ценах) вычислить реальные темпы роста экономики. Так вот, если вместо индекса потребительских цен в качестве дефлятора использовать индекс цен производителей, то тогда получится, что экономика за первое полугодие не только не выросла на 7% (в годовом исчислении), как уверяет нас правительство, но и упала примерно на 6%!
Пусть каждый сам спросит себя: укладывается ли, по его ощущениям, действительный рост цен в официальные данные о потребительской инфляции? Откройте, например, каталог-справочник «Недвижимость и цены», скажем, за апрель прошлого года и за апрель нынешнего. И сравните. Цены на жилье выросли почти на 100%. Вспомните про другие насущные траты, которые вы совершаете, например транспортные расходы, оплату коммунальных услуг и т. д. Не сходится?
Или, может, мы с Госкомстатом живем в разных мирах?..

КРИЗИС КАК БОЛЕЗНЬ
Но даже нынешнее нежирное благополучие может испариться в одночасье. В условиях высокой степени зависимости от мировой конъюнктуры Россия может «подхватить» кризис подобно инфекционному заболеванию – извне.
Весьма вероятно, что уже сразу после президентских выборов в США мировая экономическая система пойдет вразнос. Уже сейчас из динамики самых разных показателей видно резкое торможение и переход американской экономики в фазу циклического понижения. Это, а также усугубляющиеся фундаментальные диспропорции – гигантские и продолжающие расти американские дефициты (бюджетный и внешнеторговый) вкупе с сокращающимся притоком международного капитала в США – должны спровоцировать серьезную девальвацию доллара.
Чем это непосредственно чревато для России?
Во-первых, существенное укрепление курса рубля может поставить отечественных производителей на грань полной утраты конкурентоспособности – как на внешнем, так и на российском рынке.
Противопоставить этому внутренние валютные интервенции? Но сделать это можно только ценой раскрутки инфляции. Результат же для экономики будет идентичным – спад. Предположим, что американцам удастся удержать доллар от серьезной девальвации путем резкого повышения учетных ставок. Но повышение учетных ставок в США немедленно вызовет рост рыночных процентных ставок повсюду. Вследствие этого стоимость кредита (как и всех других форм заимствований) существенно возрастет, а его и так низкая доступность для отечественных предпринимателей просто сойдет на нет. В этой ситуации следует еще ожидать всплеска корпоративных банкротств, коллапса банковского сектора, паралича фондового рынка, а следовательно, развала всей нашей хрупкой финансовой системы.

КРИЗИС КАК ЛЕКАРСТВО
Как ни тяжело это говорить, но кризисы в России в конечном итоге оказывают благотворное влияние – и на систему власти, и на общество в целом. Кризисы возвращают утраченное чувство реальности, заставляют думать и одновременно требуют от властей ответственных решений и эффективных действий.
После трагедии в Беслане президент Путин провел расширенное заседание правительства, на котором назвал важнейшим фактором укрепления государства создание единой системы исполнительной власти. Такая система нужна, в том числе и для борьбы с терроризмом. Путин заявил, что для решения этой общегосударственной задачи требуется мобилизация всех ресурсов. В планах президента – создание новой антикризисной системы управления, включающей в себя принципиально новые подходы к деятельности правоохранительных органов.
Дальнейшее развитие тема нашла в выступлении перед журналистами секретаря Совета безопасности Игоря Иванова. Он поведал, что в ближайшее время будет подготовлен единый мобилизационный план по борьбе с терроризмом и ликвидации последствий терактов, рассчитанный на длительную перспективу, подчеркнув, что это будет «не кампания, не отдельные мероприятия, не месячник повышения бдительности», а именно долгосрочный план.
Действия эти, на мой взгляд, похвальны. Удивляет другое: разве проблема плохой управляемости государства не была заметна раньше? Неужели лишь беда способна подтолкнуть нас к действиям? Или это наша национальная особенность – «пока гром не грянет…»?

ВОПРОСЫ ПРОСТОДУШНОГО
Меня не перестают мучить «глупые» вопросы.
Готовит ли правительство наперед набор мер на случай кризиса в экономике? Для чего создавался Стабилизационный фонд? Может быть, предполагается задействовать его ресурсы для финансирования инфраструктурных проектов? Может быть, планируется создать на его основе механизм государственных гарантий частных инвестиций в приоритетные направления развития или как основу для смешанного государственно-частного инвестирования? Нет, согласно проекту бюджета на 2005 год его средства пойдут на финансирование компенсаций, которые требуется выплатить взамен отбираемых у населения льгот, а также на затыкание дыр Пенсионного фонда. Ну так проесть нам его – дело недолгое.
Это, конечно, частные вопросы. А в самом общем виде вопрос стоит так: существует ли у правительства целостная и хорошо продуманная экономическая мобилизационная программа?
Вопрос и в самом деле глупый.

Количество показов: 8084
(Нет голосов)
 © GLOBOSCOPE.RU 2006 - 2017
 E-MAIL: GLOBOSCOPE@GMAIL.COM
Русская доктрина   Институт динамического консерватизма   Русский Обозреватель   Rambler's Top100