RUS ENG
 

ГЛАВНАЯ
ГОСУДАРСТВО
МИРОВАЯ ПОЛИТИКА
БЛИЖНЕЕ ЗАРУБЕЖЬЕ
ЭКОНОМИКА
ОБОРОНА
ИННОВАЦИИ
СОЦИУМ
КУЛЬТУРА
МИРОВОЗЗРЕНИЕ
ВЗГЛЯД В БУДУЩЕЕ
ПРОЕКТ «ПОБЕЖДАЙ»
ИЗ АРХИВОВ РП

Русский обозреватель


Новые хроники

06.06.2007

Елена Малер-Матьязова

«ВОСТОЧНОЕ ПАПСТВО» ПРОТИВ РУССКОЙ ЦЕРКВИ

Фанар сеет семена раскола на канонической территории РПЦ

Исторически сложилось так, что главным инициатором большинства конфликтов в православном сообществе становился Константинопольский Патриархат (также называемый, в соответствии с его местоположением, Фанар), который на протяжении всего ХХ века систематически вмешивается в каноническую область других автокефальных Православных Церквей.

Деструктивная политика Фанара реализуется на фоне спекуляций Константинопольского Патриархата на принадлежащем ему статусе «вселенского», совершенно необоснованно им трактующемся как якобы наделяющим статусом главы Вселенского Православия и дающем соответствующие полномочия контролировать все автокефальные церкви.

Сегодня главным объектом притязаний Фанара стала возрождающаяся Русская Православная Церковь, ставшая самой многочисленной и могущественной Поместной Церковью мира, с каждым годом возвращающей себе все прежде утерянные исторические и канонические позиции. Эта ситуация вызывает сильнейшее недовольство и сопротивление со стороны Константинопольского Патриархата.

 

СТАТУС ВСЕЛЕНСКОГО ПАТРИАРХАТА И МИССИЯ СТОЛИЧОЙ КАФЕДРЫ

С точки зрения канонического права, все автокефальные поместные церкви, составляющие структуру вселенского православия, являются принципиально со-равными, институционально самостоятельными и самовозглавляемыми, наделенными правом на проведение самостоятельной внутренней и внешней церковной политики. Единственная иерархия, имеющаяся между поместными православными церквями, связана с существованием особого порядка их почитания.*

Исторически и канонически, «первым по чести» считался столичный Патриархат, православная кафедра «царствующего града». После перенесения столицы Римской Империи в Константинополь «первым по чести» стал Константинопольский Патриархат.**

Однако статус «первого по чести» и «вселенского» Патриархата не имел содержательного значения главенства – прежде всего потому, что Православная Церковь – Единая, возглавляемая Единым Главою Христом; вселенский патриарх почитался «первым среди равных», председательствовал на Вселенских Соборах и провозглашал заключительное соборное слово. Статусом «первого» по чести» и «вселенского» Патриархата наделялась именно столичная кафедра, обозначая таким образом присущее ей важнейшее стратегическое значение геополитического центра и оплота вселенского православия, сохраняющего его каноническое единство.

При этом Вселенский Патриарх не только никогда не мог выступать в качестве главы Вселенского Православия, что противоречило бы богословскому пониманию Церкви, но и не имел никакой дополнительной власти вне своей юрисдикции.

 

ОТ КОНСТАНТИНОПОЛЯ – К ФАНАРУ

Будучи столичной кафедрой Империи, Константинопольский Патриархат играл первостепенную роль в установлении канонического и политического единства православного мира. Однако после падения Константинополя в 1453 году в результате захвата турками под предводительством султана Мехмеда II Константинопольский Патриархат перестал соответствовать статусу Вселенского, по инерции закрепившемуся за ним до сих пор.

В то же время, преемницей миссии Византии стала Россия, в государственной и церковной политике которой в XV–XVI вв. были осуществлены знаковые события: заключение брака между Великим князем Московским Иоанном III Рюриковичем и Византийской принцессой Софией Палеолог в 1472 г., принятие византийской геральдики – двуглавого орла в качестве государственного герба, а византийского Георгия Победоносца в качестве герба Московского; венчание на царство по образу византийских императоров Иоанна IV Грозного в 1547 г.; и самое важное – установление Московского Патриаршества и первого Патриарха Московского Иова в 1589 г.

Таким образом, после падения Византии Москва была признана единственной православной столицей, наследницей Константинополя, Третьим Римом, а Московский Патриархат – столичной православной кафедрой.

Кстати, с подобной оценкой ситуации был какое-то время согласен и Константинопольский Патриархат.***

По прямой аналогии с представленными выше каноническими правилами Второго и Четвертого Вселенского Собора, Московский Патриархат должен был быть провозглашен как «первый по чести» и «вселенский» – ведь «де факто» с XVI в. Российская Империя стала геополитическим центром и оплотом Вселенского Православия. Это, в частности, напрямую отразилось на всей ее военной стратегии, и прежде всего на проводимом российскими войсками цикле русско-турецких войн, освободивших все православные страны Балкан от мусульманской Османской империи.

На современную Россию как на крупнейшую православную страну мира и Московский Патриархат как самую многочисленную и могущественную Поместную Церковь в православном мире и сейчас возлагаются те же функции геополитического центра, что и на Российскую Империю до 1917 года.

 

СМЕНА ПОКРОВИТЕЛЕЙ: ВЧЕРА – ТУРКИ, СЕГОДНЯ – АМЕРИКАНЦЫ

Как это ни парадоксально, но именно Константинопольский Патриархат стал в новой исторической ситуации значительным препятствием для внешней церковной политики России и Русской Православной Церкви. И этому есть вполне объективные причины: с момента падения Византии Фанар перестал быть самостоятельным церковно-политическим субъектом и вынужденно стал проводником чужих политических и религиозных интересов.

Так, преследуя цель контролировать православные Балканы, турецкие султаны Османской империи уже с конца XV века наделяли подчинявшегося им Патриарха Константинопольского статусом церковного главы всех православных христиан своей империи, имеющего право вмешиваться и контролировать внутреннюю политику всех Поместных Церквей. Основной же функцией такого контролируемого «восточного папы» была функция чиновника – мытаря, собирающего подать со всей православной паствы своему турецкому правительству.

Фанар, в свою очередь, оказывал полную поддержку политике турецких султанов, апофеозом которой стало его осуждение и активное препятствие освободительной войне греческого народа против турок и освободительным русско-турецким войнам России против Османской империи. Дело дошло даже до совершения Патриархами Константинопольскими открытых молитв о победе турецкого султана над русской православной армией и издания отлучительных грамот против восстающих православных народов.

В XX–XXI вв. Константинопольский Патриархат продолжил играть ту же самую роль, что и во времена Османской империи. Но вместо сотрудничества с турецкими султанами теперь осуществляется «взаимодействие» с США. Самостоятельное положение современного Константинопольского Патриархата в Турции весьма плачевно: в его ведении находится несколько православных епархий, а местная паства за полвека сократилась более чем в 30 раз и составляет около 2000 человек. Поэтому основной своей паствой Константинополь считает рассеянные по всему миру епархии вне его канонической территории. В связи с этим Фанар существует как субъект современной православной политики только при непосредственной поддержке и помощи стоящих за ним США.

 

«ЕВРОПРАВОСЛАВИЕ» ДЛЯ ЕВРОСОЮЗА

На протяжении нескольких последних десятилетий США оказывают Фанару всяческую поддержку и помощь, обозначают новые сферы его непосредственной деятельности и влияния далеко за пределами Турции. Таким образом, Вашингтон использует Константинопольский Патриархат в своих внешнеполитических и геополитических экспансионистских целях.

США обеспечивают защиту Фанара от разного рода недовольства и давления со стороны турецких властей. Например, по некоторым данным, в середине XX века, когда правительство Турции собиралось принять решение о ликвидации Патриархата, США воспрепятствовали этому решению и новый Патриарх Афинагор был доставлен в Стамбул на самолете Трумэна. А совсем недавно, в 1998 г. в США был официально принят закон, на государственном уровне вменяющий правительству всегда выступать в защиту Константинопольского Патриарха.

Весьма показательно, что современный Патриарх Константинопольский Варфоломей I (в миру Димитриос Архондонис), бывший в свое время турецким офицером и доктором богословия Папского Восточного института, до избрания Патриархом служивший епископом именно в США с титулом митрополита Филадельфийского.

Конечной целью Фанара и стоящих за ним США является утверждение «вселенского патриархата» в качестве главы Вселенского Православия, этакого внепространственного центра православного мира, контролирующего деятельность Поместных Православных Церквей. Кроме того, в настоящее время осуществляется проект по утверждению «вселенского» Константинопольского Патриархата единой и единственной Православной Церковью Европейского Союза со всеми вытекающими единовластными полномочиями. А затем с помощью «европравославия» автокефальные церкви стран ЕС, и особенно – находящиеся в них епархии Московского Патриархата, будут изолироваться от влияния Русской Церкви.

Именно поэтому в качестве одного из условий вхождения Турции в ЕС Европейский Союз требует признания турецкими властями «вселенского» статуса Константинопольского Патриарха, в то время как сами турки этот статус считают «спорным», а Патриарха признают лишь религиозным руководителем небольшого греческого национального меньшинства и именуют исключительно «фанарским греко-православным Патриархом».

 

НАДЕЖДА И ОПОРА «ОРАНЖЕВЫХ РЕВОЛЮЦИОНЕРОВ»

Естественным и единственным препятствием на пути этой узурпаторской политики Фанара и США стала Русская Православная Церковь. На протяжении десятилетий Константинопольский Патриархат проводит последовательную политику ослабления влияния Московского Патриархата, причем как в области ее канонической юрисдикции, так и за ее историческими пределами.

Между тем, в результате распада СССР территория юрисдикции Московского Патриархата действительно стала очень уязвимой, поскольку оказалась расчлененной между несколькими независимыми государствами «ближнего зарубежья». Именно это и позволило Фанару совершить несколько вторжений в ее каноническую область.

Первый крупный конфликт между Москвой и Фанаром был связан с созданием в Эстонии в 1996 г. параллельно и вопреки Эстонской Православной Церкви, с XVI в. находящейся в юрисдикции Московского Патриархата, альтернативной Эстонской Апостольской Православной Церкви, провозглашенной эстонской епархией Константинополя. Действия Фанара получили резкое осуждение со стороны Москвы как неканоничные и раскольнические, а сложившаяся ситуация привела к полугодовому разрыву церковного общения между двумя Поместными Церквами.

Конфликт был временно «разрешен» принятием в 1996 г. «компромиссного» решения, по которому на территории Эстонии были зарегистрированы и Московская, и Константинопольская Православные епархии – решения, которое канонически все равно не может рассматриваться как окончательное.

Отметим, что Константинопольская «Эстонская Церковь» всегда поддерживала антироссийскую политику современной Эстонии, в том числе в недавнем конфликте, разгоревшемся в связи со сносом памятника Воину-освободителю в Таллинне.

Не менее агрессивную политику Константинопольский Патриархат проводит на Украине. История украинского конфликта началась с возникновения в 1992 г. на канонической территории Украинской Православной Церкви Московского Патриархата раскольнической самостийной «Украинской автокефальной церкви» искусственно созданного «киевского патриархата». С момента своего возникновения эта «церковь» не была признана ни одной из Поместных Православных Церквей, пока в 1995 г. этого не сделал Константинопольский Патриарх Варфоломей, принявший в свою юрисдикцию ее прямые ответвления – «Украинскую автокефальную церковь в США» и «Украинскую Православную Церковь Канады».

Сейчас при непосредственном участи Фанара разрабатывается проект создания независимой от Московского Патриархата автокефальной Украинской Поместной Церкви. Украинские церковные раскольники заявляют о необходимости возвращении под юрисдикцию Константинопольского Патриарха и требуют от властей учреждения подворий Фанара. Кстати, очень показательной в связи с этим была открытая поддержка Константинопольским Патриархом Варфоломеем I «оранжевой революции» на Украине, как, впрочем, и «революции роз» в Грузии, закончившейся приходом к власти Саакашвили.

 

«ХОЛОДНАЯ ВОЙНА» С МОСКОВСКИМ ПАТРИАРХАТОМ

Конфликтная ситуация сложилась между Константинопольским и Московским Патриархатами и в Западной Европе. Причиной спора стал вопрос о канонической юрисдикции западноевропейской архиепископии Русской Православной Церкви. Как известно, западноевропейская архиепископия была основана Святейшим Патриархом Тихоном в 1921 году в рамках Московской юрисдикции, но затем в 1931 году в связи с конкретными историческими обстоятельствами была переведена митрополитом Евлогием под юрисдикцию Фанара, причем переведена подчеркнуто вынужденно и временно, до «освобождения Русской Православной Церкви в Отечестве».

В 2003 г. патриарх Московский и всея Руси Алексий II обратился со специальным Посланием ко всем православным западноевропейским приходам русской традиции с призывом вернуться в каноническую юрисдикцию через создание автономной западноевропейской Митрополии Московского Патриархата. Это предложение было одобрено большинством западноевропейских русских приходов, которые создали в целях его осуществления «Движение за Поместную Церковь русской традиции». Но Фанар, естественно стал радикальным противником этого проекта: нынешнее руководство западноевропейской архиепископии в лице Константинопольского архиепископа Гавриила де Вильдера Команского пытается всеми возможными, в том числе и неканоническими, способами оставить все русские приходы в юрисдикции Константинопольского Патриархата. В этой связи можно вспомнить недавние громкие скандалы, произошедшие вокруг русского храма Св. Николая в Ницце и русского храма Св. Александра Невского в Биаррице; вокруг Ассамблеи православных епископов Франции (АПЕФ) и Корсунской епархии РПЦ.

Также можно вспомнить о произошедшим совсем недавно, в июне 2006 г., конфликте в Сурожской Епархии РПЦ, в которой в результате деятельности Фанара был совершен раскол, а затем и принятие в юрисдикцию Константинопольского Патриархата заштатного епископа РПЦ Василия Осборна и части приходов Сурожской Епархии Московского Патриархата.

Похожая конфликтная ситуация возникла и в русских православных миссиях дальнего зарубежья – Японии, Китая, Кореи, Алеутских островов, Аляски, на «окормление» которых также начал претендовать Фанар.

Показательно также, что в последнее время происходит постоянное принятие в юрисдикцию Константинопольского Патриархата различных раскольников, запрещенных в служении Русской Православной Церковью. Помимо уже упомянутого выше случая со священником Василием Осборном, недавно в клир Константинополя был принят запрещенный в служении священник Роман Мишин, участвующий в деятельности раскольничьих группировок на Украине, а также священник Александр Сергеев-Зарнадзе, основатель раскольнической «Российской истинно-православной церкви».

Таким образом, Константинопольский Патриархат пытается стать единым космополитическим центром всего православного мира. Для осуществления этой политики Фанар пользуется исторически принадлежавшим ему статусом «Вселенского Патриархата», который совершенно неканонично трактуется им как позволяющий претендовать на роль главы вселенского православия. Опираясь на поддержку США, Константинопольский Патриархат пытается пересмотреть границы исторически сложившихся канонических территорий различных Поместных Православных Церквей. В наибольшей степени агрессия Фанара направлена именно против Русской Православной Церкви. Цель Фанара и его американских покровителей заключается в том, чтобы вытеснить РПЦ с ее канонической территории, сложившейся в период Российской Империи и распространяющейся как на всю территорию «Исторической России», так и на православные русские миссии в дальнем Зарубежье. Духовная агрессия против Русской Церкви, которую американские стратеги хотели бы изолировать в искусственных границах современной РФ, идет полным ходом, и молчать об этом дальше уже не представляется возможным.

 

ПРИМЕЧАНИЯ:

1. Существует пентархия из пяти первых почитаемых Православных Церквей. Первоначально в пентархию входили самые древние Патриархаты: Римский, Константинопольский, Александрийский, Антиохийский и Иерусалимский, но впоследствии, в связи с каноническим отступлением, Римский был исключен, и в пентархию вошел Московский Патриархат как самый крупный во всем православном мире. Внутри же самой пентархии существует статус «первого по чести» Патриархата, названного позднее «вселенским».

2. Именно так обосновывается перенесение «первенства по чести» в канонических правилах Второго Вселенского Собора 381 г.: «Константинопольский епископ да имеет преимущество чести по Римском епископе, потому что город оный есть новый Рим»; и Четвертого Вселенского Собора 451 г.: «Престолу ветхаго Рима отцы прилично дали преимущества: поелику то был царствующий град. Следуя тому же побуждению … представили равные преимущества святейшему престолу новаго Рима».

3. Монах Трехсвятительского Псковского Елизарова монастыря Филофей в 1523 г. провозгласил известную формулу «Два Рима падоша, третий – стоит, а четвертому не быти». В свою очередь, Константинопольский Патриарх Иеремия II в послании царю Московскому Феодору Иоанновичу заявил: «Великое Российское Царство, Третий Рим, превзошло всех благочестием, и все благочестивые царства собрались в твое Царство, и ты один под небесами именуешься Христианским Царем во всей вселенной у всех христиан». Кроме того, в Соборной уставной грамоте, узаконившей Московское Патриаршество, было разъяснено, что «ветхий Рим пал от ереси», «новый Рим», Константинополь, порабощен безбожными племенами агарянскими», и «поэтому Третий Рим есть Москва». Также в соборном постановлении было указано: «Признаем и совершаем в царствующем граде Москве поставление и поименование патриаршеское господина Иова», при этом «главным и начальным служением» Патриарха Московского провозглашалась обязанность «содержать апостольский престол Константина града».


Количество показов: 4312
(Нет голосов)
 © GLOBOSCOPE.RU 2006 - 2021
 E-MAIL: GLOBOSCOPE@GMAIL.COM
Русская доктрина   Институт динамического консерватизма   Русский Обозреватель   Rambler's Top100