RUS ENG
 

ГЛАВНАЯ
ГОСУДАРСТВО
МИРОВАЯ ПОЛИТИКА
БЛИЖНЕЕ ЗАРУБЕЖЬЕ
ЭКОНОМИКА
ОБОРОНА
ИННОВАЦИИ
СОЦИУМ
КУЛЬТУРА
МИРОВОЗЗРЕНИЕ
ВЗГЛЯД В БУДУЩЕЕ
ПРОЕКТ «ПОБЕЖДАЙ»
ИЗ АРХИВОВ РП

Русский обозреватель


Новые хроники

02.11.2007

Роман Багдасаров

ИТОГИ НАВАРИНА: 180 ЛЕТ СПУСТЯ

Победу, принесшую свободу Греции, в Лондоне восприняли как досадное недоразумение

Наваринский бой 20 октября 1827 года продолжает оставаться живой вехой в истории Средиземноморья. Об этом говорят юбилейные мероприятия, посвященные 180-летию победы объединенной англо-русско-французской эскадры над османским флотом, которые прошли в Греции и России. Какой смысл вкладывают сейчас в это событие державы-победители?

Тогда, в 1827-м, в узкую Наваринскую бухту одни за другими вошли корабли союзников, призванных обеспечить выполнение Портой Лондонской конвенции, подписанной 6 июля того же года. Согласно конвенции, за которой стояла титаническая работа дипломатов и многочисленные людские жертвы, Османская империя обязывалась прекратить военные действия в Греции. Сама же Греция должна была стать самостоятельным государством под сюзеренитетом Порты. На тот случай, если воюющие стороны откажутся соблюдать перемирие, в договор, по настоянию России, была включена секретная статья, которая предусматривала применение силы со стороны Англии, России и Франции. Совершенно понятно, что имелась в виду только одна сторона – Турция, однако до самого последнего момента командование объединенной эскадры пыталось избежать прямого столкновения.

Командующий эскадрой английский вице-адмирал Эдвард Кодрингтон отдал приказ: «Ни одной пушки не должно быть выпалено с соединенного флота прежде, нежели будет сделан на то сигнал, разве только в таком случае, если огонь откроется с турецкого флота». И все-таки случай произошел. Команда османского брандера обстреляла шлюпку с английским парламентером: офицер и часть гребцов погибли. С английских и французских судов был открыт ответный ружейный, а затем артиллерийский огонь, быстро переросший в морское сражение.

В тесной Наваринской бухте оказались запертыми сотня боевых судов, расстреливавших друг друга почти в упор. Это была отчаянная кровопролитная битва, в ходе которой все стороны проявили свои лучшие боевые и человеческие качества. Победу союзников легко объяснить с технической стороны. В отличие от турок, традиционно метивших в мачты (для того, чтобы обездвижить судно неприятеля и взять его на абордаж), они стреляли ниже ватерлинии, что вело к затоплению. Из шестидесяти кораблей османского флота уцелело лишь шестнадцать, а человеческие потери только убитыми составили шесть тысяч человек. В то же время объединенная эскадра не потеряла ни одного корабля, а убито было 179 моряков. Современники расценивали Наваринский бой как подлинный триумф европейского военно-морского искусства и поворотный пункт в истории средиземноморских стран.

Итак, каковы плоды Наварина?

1. Независимость Греции. Она является наиболее известным последствием этой победы. Разумеется, новое греческое государство появилось не сразу после Наварина и, прежде всего, благодаря упорной борьбе самих греков-повстанцев, которые заставляли христианские державы реагировать на притеснения единоверцев. Однако вторым фактором после самих греков, который неуклонно приближал день освобождения, была позиция Петербурга. В апреле 1828 года Россия вступила в войну с Османской империей, принудив французов высадить экспедиционный корпус на Пелопоннесе, после чего турки покинули полуостров. По Адрианопольскому договору Порта вначале предоставила Греции автономию, а через полгода смирилась с ее независимостью. Как заметил греческий историк Апостолос Вакалопулос, «русско-турецкая война… разрубила мечом гордиев узел бесконечных переговоров и санкционировала освобождение Греции».

Хотя освобождение многострадального греческого народа стало триумфом для филэллинов всей Европы, именно его можно считать основной русской целью в пост-наваринской ситуации. О том свидетельствует и кандидатура Иоанна Каподистрии (бывшего статс-секретаря Министерства иностранных дел России), избранного в апреле 1827-го представителями греческой диаспоры в качестве правителя независимой Греции (Κυβερνήτης της Ελλάδος). Покровительство православным народам, находящимся под игом Турции становится в царствование Николая I политической программой, пришедшей на смену идеям Священного Союза при Александре Павловиче.

Несмотря на то, что страны-победители Наваринской битвы взаимно отметили наградами личный состав, принимавший в ней участие, их отношение имело свои оттенки. Так, адмирал Кодрингтон, начавший и выигравший сражение, был смещен со своего поста, а король Георг IV назвал Наварин «неудачным происшествием», выразив сожаление по поводу столкновения британского флота «с морской силой старинного союзника». В то же время Николай I присвоил Эдварду Кодрингтону орден, а позднее пригласил в Петербург и удостоил личным приемом его сына. Известна и позиция французской стороны, безрезультатно настаивавшей на том, что русские, якобы, с опозданием вступили в бой и потому не могут считаться полноценными участниками сражения. Безрезультатно – потому, что, если бы таковое опоздание действительно имело место, то было бы отражено в реляциях вице-адмирала. На самом же деле русское командование во всем следовало указаниям Кодрингтона, пропуская в бухту французские корабли первыми.

2. Колонизация Алжира. Гораздо менее известным результатом победы при Наварине стала французская колонизация Алжира. Значительную часть так называемого «турецко-египетского» флота, противостоявшего эскадре союзников, составляли алжирские суда. Это неудивительно, поскольку алжирский флот, возраст которого насчитывает более 500 лет, считается самым старым из ныне существующих флотов Средиземноморья.

Воспользовавшись истреблением военно-морских сил этого независимого союзника Порты, Франция в 1830 году вторглась в Алжир, положив начало своей экспансии в Северной Африке. 5 июля 1830 года французские войска захватили столицу страны, после чего в течение полувека шаг за шагом отнимали землю у алжирских племен, привлекая на нее колонистов со всей Европы. До сих пор Наваринское сражение считается мрачной дата в истории Алжирской Народной Демократической Республики.

3. Закрепление за Великобританией Корфу и Гибралтара. Наименее удовлетворенной из всех стран-победительниц могла счесть себя Англия. Однако она уже раньше постаралась укрепить свои позиции на Средиземноморье, учредив контроль над его атлантическими воротами – Гибралтаром, а к 1814 году от имени союзных держав установив свою власть на Ионических островах, которые в 1815 году были превращены в протекторат Британии.

Усиление на Средиземном море вначале Франции, а затем России вызывало серьезную обеспокоенность Британии, что в конечном итоге привело к Севастопольской кампании, которой завершилось царствование Николая I. Бывшие союзники России объединились против нее с Турцией и Сардинией. Легендарные флотоводцы Нахимов и Корнилов, участвовавшие в Наваринской битве, теперь героически защищали Севастополь. Вектор русской политики не изменился, просто выявились истинные интересы «христианского мира», обратившего оружие против единственной державы, не в декларациях, а на деле отстаивавшей свободу христианских народов.

Сегодня бывшая крепость Наварин является частью греческого города Пилос. На его главной площади имени Трех адмиралов в годовщину битвы у мраморного монумента с барельефами русского, английского и французского адмиралов были подняты три союзных флага. Помимо мэра Пилоса на этой церемонии присутствовал посол РФ в Греции Андрей Вдовин, работники военного атташата России, моряки БДК «Цезарь Куников» Черноморского флота, представителей посольств и военных моряков Франции и Англии. Кстати, именно на 180-летие Наварина в Пилос впервые за десятки лет пришел помимо российского, греческого, французского боевых кораблей и английский фрегат.

На праздновании мэр Пилоса Георгиос Хронопулос заявил о намерении властей города создать музей Наваринского сражения: «На первом этапе мы хотим создать виртуальную панораму этого исторического сражения, надеюсь, что это произойдет уже в следующем году, – сказал он. – А затем мы намерены создать настоящий музей». Г-н Хронопулос призвал представителей держав-победительниц предоставить для этой экспозиции копии исторических документов, карт и другие предметы, которые могли бы поведать о легендарном сражении.

В Москве в здании Российской Государственной библиотеке под эгидой Греческого культурного центра 23 октября была торжественно открыта выставка книг «Наваринское сражение в фондах Российской государственной библиотеки». Выставку открыл посол Греческой Республики в РФ г-н Илиас Клис. Затем была проведена научная конференция «Наваринское сражение: 180 лет морской битвы», в которой приняли участие ряд ведущих специалистов по внешней политике России в XIX столетии и российско-греческим отношениям.

Современная ситуация на Балканах не менее взрывоопасна, чем в XIX веке, поэтому память о Наварине, имеет особую ценность. Она символизирует идеал боевого братства и тот крайний предел исторической ответственности, который, несмотря на разногласия, может объединять европейские державы во имя справедливого дела и перед лицом общей опасности.

В материале использованы выступления контр-адмирала В.М. Апонасенко, доктора исторических наук Г.Л. Арша, ген. секретаря Центра Греко-российских исторических исследований Паноса Стаму и других участников научной конференции «Наваринское сражение: 180 лет морской битвы» (Москва, РГБ, 23.10.2007).


Количество показов: 3517
(Нет голосов)
 © GLOBOSCOPE.RU 2006 - 2024
 E-MAIL: GLOBOSCOPE@GMAIL.COM
Русская доктрина   Институт динамического консерватизма   Русский Обозреватель   Rambler's Top100