RUS ENG
 

ГЛАВНАЯ
ГОСУДАРСТВО
МИРОВАЯ ПОЛИТИКА
БЛИЖНЕЕ ЗАРУБЕЖЬЕ
ЭКОНОМИКА
ОБОРОНА
ИННОВАЦИИ
СОЦИУМ
КУЛЬТУРА
МИРОВОЗЗРЕНИЕ
ВЗГЛЯД В БУДУЩЕЕ
ПРОЕКТ «ПОБЕЖДАЙ»
ИЗ АРХИВОВ РП

Русский обозреватель


Новые хроники

01.08.2008

Андрей Кобяков

ФИНАНСЫ КАК ВОРОВСТВО. Часть 2

«Невидимая рука рынка» опустошает карманы законопослушных граждан

Продолжение. См. Часть 1 (http://www.globoscope.ru/content/articles/1942/)

ИСКУШЕНИЕ ДЕРЕГУЛИРОВАНИЕМ

Дерегулирование (и прежде всего в финансовой сфере) стало настоящим бичом человечества на исходе XX века и в начале нового тысячелетия.

Опыт последних десятилетий со всей убедительностью доказал, что финансовое дерегулирование ничего общего с более рациональной организацией экономической жизни, жизни социума не имеет. Напротив, дерегулирование и его последствия имеют отчетливую антисоциальную природу. Оно иррационально, контрпродуктивно, катастрофично.

Реальность выявляет все более острую противоречивость идущих процессов дерегулирования и вывода из-под эффективного общественного контроля важнейших отраслей экономики. Так, дерегулирование финансового сектора в начале 1990-х годов породило «экономику казино» и все рыночные эксцессы, которые привели к краху фондового рынка и стали прологом кризиса глобальных финансов. Дерегулирование же энергетического рынка способно парализовать базовую отрасль экономики и вызывать катастрофические перебои в снабжении потребителей энергией. В условиях отсутствия многих ранее действовавших запретов у компаний появляется страсть к супердоходам на основе все более рискованных спекуляций.

В 2001 году мир потрясло феерическое банкротство энергетической компании Enron. На своем пике в 2000 году акции Enron стоили более 100 долларов за штуку, а сама компания входила в семерку самых крупных корпораций США по показателю оборота и валового дохода. А в ноябре 2001 года (через три месяца после начала громкого скандала) за акцию компании не хотели давать и 25 центов, то есть они оказались дешевле заурядной почтовой марки. В течение как минимум четырех лет компания скрывала свои грандиозные убытки, переводя все убыточные операции на сотню специально с этой целью созданных карманных фирм, а инвесторам демонстрировала потрясающую «прибыльность». «Эффективные менеджеры» и «креативные инженеры от бухгалтерии» получали многомиллионные зарплаты, премии и бонусы от акционеров (на общую сумму, исчисляющуюся несколькими миллиардами долларов), однако в соответствии с действовавшим в корпорации правилом, рядовые служащие, чьи средства на пенсионных счетах были вложены в акции компании, не имели права продавать свои акции до выхода на пенсию. В результате катастрофического падения котировок акций – за период с августа 2000-го по декабрь 2001 года акции Enron подешевели более чем в 350 раз! – эти пенсионные активы, чья стоимость доходила в лучшие времена до 1,2 млрд долларов, практически полностью испарились. И еще в десятки раз больше потеряли другие инвесторы-акционеры Enron.

В свое время президент Enron Джеффри Скиллинг заявил, что для того чтобы быть преуспевающей, компании необходимо освободиться от «твердых» активов (производственных зданий, машин и оборудования), так как они-де связывают наличность, которую можно с гораздо большей прибыльностью прокручивать в торговых операциях. После этого Enron практически перестала заниматься производственными проектами, став огромной трейдинговой платформой, которая торговала всем чем угодно: от контрактов на поставку электроэнергии до траффика в высокоскоростных сетях для передачи больших объемов данных, от компьютерных чипов до рекламного пространства.

По удачному выражению одного аналитика, Enron уже давно представлял собой не энерготрейдера, а «спекулятивную финансовую компанию с газовой трубой сбоку». Реальная экономика становится заложником виртуальных финансов.

Может ли 1 килограмм орехов весить 10 килограммов? Может, если их взвешивать на планете Нептун. Некоторые специалисты предполагают, что именно на этой планете, похоже, Enron вела свои бухгалтерские книги.

Если верить финансовым отчетам Enron, валовый доход компании вырос с 13,3 млрд долларов в 1996 году до 100,8 – в 2000-м. Таким образом, среднегодовые темпы роста за этот период составили 57%! Это даже больше, чем у флагмана «новой экономики» компании Cisco Systems, у которой эти темпы составляли 41%.

При численности персонала на конец 2000 года в 19 тыс. человек валовый доход, приходившийся на одного служащего, составлял в Enron 5,3 млн долларов. Это в три раза больше, чем в элитном инвестбанке Goldman Sachs, в восемь раз больше, чем в Microsoft, в 11 раз больше, чем в Citigroup, в 19 раз больше, чем в IBM!

Такое стало возможно в лишь результате того, что по используемым методам учета Enron «кардинально» отличалась от других корпораций. Проще говоря, речь идет о грандиозном бухгалтерском мошенничестве.

А что же аудиторы? Куда они смотрели?

Безнравственность и алчность заразительны. Аудитором Enron была компания Andersen – одна из «четверки» крупнейших мировых аудиторских фирм. По мере раскручивания скандала стало известно, что аудиторы Andersen сознательно замалчивали финансовые преступления Enron (в свою очередь совершая должностное преступление) И все из-за того, что, являясь внешним аудитором Enron, фирма Andersen получала также многомиллионные заказы от Enron на оказание консалтинговых услуг.

А проверяющие органы? Где были они?

Здесь уже налицо схема связи с политикой. Корпорация Enron была одним из крупнейших политических лоббистов и, в частности, самым щедрым спонсором всевозможных избирательных кампаний видных членов Республиканской партии. И одним из самых крупных получателей вспомоществований от Enron являлся близкий друг президента Буша сенатор от штата Техас Фил Грэмм. Любопытный факт: его жена Венди Грэмм в свое время была председателем Комиссии по торговле товарными фьючерсами. В 1993 году возглавляемая ею комиссия вывела операции со срочными контрактами в области электроэнергетики из сферы федерального контроля и регулирования. И всего через пять недель после этого г-жа Грэмм сменила работу, оказавшись... в кресле члена совета директоров Enron и став одним из руководителей комитета по внутреннему аудиту корпорации.

Есть еще вопросы?

Дерегулирование порождает разгул алчности, вызывая к жизни все новые мошеннические схемы, питая коррупцию. Воровство растет, как злокачественная опухоль, ведя социально-экономический организм к смерти.

Да, на многое скандал с банкротством Enron пролил свет. Кого-то посадили, кто-то «потерял лицо» и заодно деловую репутацию. В некоторых частных вопросах с корпоративной отчетностью был наведен порядок. Конечно, при очень большом желании можно было бы увидеть в деле с корпорацией Enron «торжество справедливости», но только в том случае, если бы случай этот был единичным. Крайне наивно полагать, что только Enron в таких масштабах занимался махинациями с цифрами и сознательным искажением своих финансовых показателей. Проблема заключается в том, что мы имеем дело с углубляющимся процессом «энронизации» экономики, когда финансовые махинации в крупнейших мировых корпорациях становятся своего рода «нормой»: Enron, Xerox, Cisco, WorldCom, Parmalat, UBS, ЮКОС, «Мечел» – далее везде.

Скандал вокруг Enron имеет знаковый характер. Это не только приговор отвязному десятилетию 1990-х, с его финансовыми пирамидами и рулеточной экономикой. Это еще и символ незаметно наступившего виртуального будущего, где все – лишь одна видимость: политики, играющие роль защитников общественного блага, аудиторы, имитирующие финансовую проверку, регулирующие органы, делающие вид, что осуществляют контроль, статистика прибылей, скрывающая громадные убытки, фондовые аналитики, лукаво убеждающие инвесторов, что их рекомендации бескорыстны и объективны. Расцвет воровства, ханжества и лицемерия.

 

ВВЕРХ ПО ЛЕСТНИЦЕ, ВЕДУЩЕЙ В ПРЕИСПОДНЮЮ

Идущий сейчас в США кризис – продолжение все той же сказки про дерегулирование и ослабление контроля.

Любопытно, что и подобрать-то определения к нынешнему кризису трудно. На первых порах это был кризис малоликвидных и высокорисковых ипотечных кредитов низкого рейтинга надежности (subprime mortgages). Довольно быстро кризис распространился на целое семейство связанных с ипотекой деривативов и сложных кредитных инструментов. Затем начался кризис доверия и банковской ликвидности: из ипотечного кризис стал банковским, кредитным. Затем последовало практическое банкротство пятого по величине в США инвестиционного банка Bear Stearns, спасать который бросились и ФРС, и американское казначейство, и крупная финансовая группа JPMorganChase. Параллельно аналогичные спасения финансовых структур пошли в Великобритании, ежедневное впрыскивание многомиллиардной наличности стал осуществлять Европейский центробанк. «Вдруг» стало очевидно, что в разряд потенциальных банкротов могут перейти и еще более крупные финансовые группы – настоящая элита и основа мировой финансовой системы. Проблемы с «докапитализацией» стали решать такие финансовые монстры, как Goldman Sachs, Merrill Lynch, Morgan Stanley и Citigroup, ища средства у государственных фондов Китая, Сингапура, арабских стран и привлекая их просто на позорных для себя условиях. Знать, дела обстоят и впрямь скверно.

Прямые убытки различных частных финансовых институтов, даже по самым скромным подсчетам, составили полтриллиона долларов за прошедший год, но, похоже, при ближайшем рассмотрении они окажутся многократно выше.

Между тем ипотечная составляющая кризиса стала вновь нарастать. Банкротства и задержки с выплатой ипотеки стали уделом не только заемщиков с «плохой кредитной историей», но все больше становятся участью вполне кредитоспособного среднего класса. Только за последний год в США число домов, назначенных к продаже с молотка в счет непогашенных ипотечных кредитов, более чем удвоилось. Миллионы семей оказались перед реальной перспективой выселения и дальнейшей жизни на улице.

Продажи как новых, так и старых домов продолжают катастрофически снижаться, цены на недвижимость падают, пробивая бреши как в благосостоянии домохозяйств, так и порождая все новые проблемы у банков-кредиторов, работавших с ипотечными клиентами.

А совсем недавно рынок потрясла страшная по возможным последствиям новость о нарастающих проблемах крупнейших ипотечных агентств – так называемых Fannie Mae и Freddie Mac, причем не исключается возможность их банкротства. Указанные компании обеспечивают финансирование примерно половины всех ипотечных кредитов в США, на их счетах гарантии и обязательства по ипотечным кредитам на сумму больше 5 трлн долларов, поэтому их банкротство способно привести к полной остановке жилищного кредитования как такового, а следовательно, и жилищного строительства. О возможных убытках инвесторов, которые вкладывали свои средства в облигации указанных агентств (а в них содержится, к примеру, немалая часть российского стабфонда), лучше и не думать.

Долгие годы и даже десятилетия американские власти хвастались этими федеральными агентствами, поскольку предложенный механизм их деятельности практически сводил к нулю риски всех участников сделок по ипотечному кредитованию в Америке.

В механизме обеспечения ипотечного кредитования и обеспечения финансирования жилищного строительства в США Fannie Mae и Freddie Mac играют исключительную роль. Они выкупают ипотечные обязательства у банков, связывают эти обязательства в «пулы», диверсифицируя таким образом локальные риски, выпускают на сумму этих обязательств облигации, продают их инвесторам, а на вырученные средства совершают весь цикл снова. Таким образом, именно эта деятельность обеспечивает постоянный приток кредитных источников в банки на нужды ипотеки. Заметим, что само создание указанных агентств было инициировано конгрессом США и изначально за ними стояло государство в качестве последнего гаранта. Именно в силу этого те облигации, которые в огромных объемах выпускали указанные организации, имели высший инвестиционный рейтинг надежности и пользовались неизменным успехом у наиболее консервативных институциональных инвесторов (банки, страховые компании, пенсионные фонды, правительственные инвестиционные фонды разных стран и т.п.) по всему миру.

Однако в последние годы мода на дерегулирование коснулась и их. Были отпущены вожжи контроля, а самим корпорациям было указано, что они должны коммерциализироваться и впредь ориентироваться на получение как можно более высокой прибыли – естественно, на радость частным акционерам, а как же еще. Однако решение о коммерциализации ипотечных агентств Fannie Mae и Freddie Mac противоречит самой сути их создания и существования как гарантов устойчивого инвестиционного процесса в секторе строительства жилой недвижимости в США.

А схема накачки «пузыря» и развития последующего кризиса в основе своей все та же: дерегулирование – усиление порочной алчности – склонность к принятию все больших рисков всеми участниками рынка – безответственность – крах.

Падение объемов строительства и кредитные проблемы уже вызвали рецессию в экономике США. На американском фондовом рынке идет падение котировок и господствуют «медвежьи» настроения. Бумажные активы обесцениваются, инвесторы бегут от них в «спасительные гавани», в том числе на товарные рынки. В результате цены на все биржевые товары взлетели до небес, сталкивая мировую экономику в состояние стагфляции, чреватую перерасти в полномасштабную глобальную депрессию.

Уже поговаривают, что нынешний кризис не имеет аналогов в истории, и не только в качественном отношении, но и по своим масштабам.

Все применяемые до сих пор меры (впрочем, и все предлагаемые) пока сводятся к увеличению скорости работы мирового (долларового, прежде всего) печатного станка. Бен Бернанке, еще в бытность его второй по значимости фигурой в Федеральной резервной системе при «великом и ужасном» Алане Гринспене, любил успокаивать инвесторов во время финансовых неурядиц весьма специфическим образом: в случае «нехватки ликвидности» для борьбы с кризисом он обещал «начать сбрасывать деньги с вертолета» (throw money from helicopters) – в неограниченных масштабах. Получивший кличку «Мистер Геликоптер», Бернанке, теперь уже на посту главы ФРС, осуществляет ту же линию. Как мы выяснили выше – обесценивая деньги, фактически грабя их владельцев, «перераспределяя» средства в пользу наиболее аморальных и безответственных субъектов мировой экономики. Воровство, как и было сказано.

Да, возможно, удастся найти какие-то меры государственной поддержки несчастных домовладельцев в США, спасти миллионы от бездомного будущего, залатать какие-то дыры, но система в целом с каждым годом становится все более порочной. И именно по отношению к системе как к целому никаких серьезных, кардинальных мер по ее рациональной реорганизации не просматривается пока вообще.

(Окончание следует)


Количество показов: 3533
(Нет голосов)
 © GLOBOSCOPE.RU 2006 - 2017
 E-MAIL: GLOBOSCOPE@GMAIL.COM
Русская доктрина   Институт динамического консерватизма   Русский Обозреватель   Rambler's Top100