RUS ENG
 

ГЛАВНАЯ
ГОСУДАРСТВО
МИРОВАЯ ПОЛИТИКА
БЛИЖНЕЕ ЗАРУБЕЖЬЕ
ЭКОНОМИКА
ОБОРОНА
ИННОВАЦИИ
СОЦИУМ
КУЛЬТУРА
МИРОВОЗЗРЕНИЕ
ВЗГЛЯД В БУДУЩЕЕ
ПРОЕКТ «ПОБЕЖДАЙ»
ИЗ АРХИВОВ РП

Русский обозреватель


Новые хроники

17.12.2005

Максим Калашников

ПРОГНОЗ-2025: ГЛОБАЛЬНОЕ ПОТЕПЛЕНИЕ – НАШ СОЮЗНИК?

Готова ли Россия воспользоваться шансом, который дает ей таяние льдов Северного Ледовитого океана?

Окончание. Начало см. здесь: http://www.rpmonitor.ru/ru/detail_m.php?ID=12116

В ШТОРМОВОМ «МОРЕ ИСТОРИИ»

Анализируя доклад Национального совета по разведке США «Глобальные течения-2025: изменяющийся мир» (Global Trends 2025: A Transformed World), трудно отделаться от мысли: всем крупным мировым центрам к началу второй четверти ХХI века придется очень и очень нелегко. Китай будет стремительно стареть, с 2015 года начнет падать доля трудоспособных жителей в его населении. Скажутся десятки лет политики «Одна семья – один ребенок». И это наслоится на проблемы КНР со снабжением водой, пищей и энергией. Китайцам также придется исправлять чудовищный перекос в сторону преобладания мальчиков-новорожденных над девочками (тоже последствие курса «Одна семья – один ребенок»).

Индии придется бороться не только с ресурсными ограничениями, но и с растущими противоречиями между развитым центрами Юга (Мумбай, Хайдарабад, Мадрас, Банголор) и отсталыми штатами северной части страны, лежащими в бассейне Ганга. В то время как на юге рождаемость снизится, на севере она останется высокой. Но «северяне» Индии будут очень малограмотной (а часто – просто неграмотной, не умеющей читать и писать) и неквалифицированной рабочей силой.

Иран уже пережил снижение темпов демографического роста. К 2025 году в нем будет жить 77 млн человек. Пока в Иране много молодежи. Но удастся ли Тегерану превратить ее в хорошо образованный и квалифицированный человеческий капитал? Сможет ли Иран создать современную промышленность, и хватит ли на всех доходов от экспорта нефти?

 

АМЕРИКАНСКИЕ «ГОРКИ» И НАЦИОНАЛЬНАЯ ИННОВАЦИОННАЯ СИСТЕМА

Соединенным Штатам эксперты Национального совета по разведке сулят статус сильнейшей в военном отношении страны. Хотя США никогда не смогут быть такими сверхгегемонами, как в 90-е годы ХХ века, янки все же рассчитывают на сохранение лидерства. Например, к их защите станет прибегать все больше и больше стран, если в мире начнет распространяться оружие массового уничтожения. Роль США вырастет и тогда, когда планета столкнется с климатическими изменениями. Ведь Америка, как ожидают эксперты, останется главным источником инноваций в технологиях.

Надо сказать, что о перспективах США эксперты НСР говорят скуповато. Как, впрочем, и о будущем долларовой системы. Но один замысел американцев совершенно точно определен: они попытаются «выехать» за счет своей НИС – национальной инновационной системы.

Тут не надо быть Сократом иль Платоном, чтобы понять: в условиях Мегакризиса и многочисленных опасностей выживет лишь быстрый, умный и развитый. Только страны – инновационные «котлы» сумеют выстоять и парировать вызовы времени. Сырьевые застойные «тупицы» – это бараны, ведомые на заклание. Авторы доклада особо отмечают, что при росте земного населения в 1,2 миллиарда инновации становятся ключевым фактором выживания. Ибо, например, «все имеющиеся технологии неадекватны для замены традиционной энергетической архитектуры в нужном масштабе». Именно новые технологии помогут заменить и ископаемое топливо, и водно-продовольственные ограничения.

Так вот – судя по докладу НСР, США уверены почти в полном своем инновационном превосходстве.

Что такое НИС по американцам? Это – процесс коммерциализации научно-технических идей (интеллектуальных концептов), причем – коммерциализации в интересах исключительно национальной, на не какой-то чужой экономики. Американцы первыми с 1980-х стали развивать теорию и практику НИС ради интеллектуализации и ускорения развития своей экономики. По их мнению, эффективная НИС складывается из девяти факторов: подвижности капитала, гибкости рынка рабочей силы, восприимчивости правительства к нуждам инновационного бизнеса, развитости информационно-коммуникационных технологий, степени развитости инфраструктуры для частного сектора, сильной системы защиты интеллектуальной собственности, человеческого и научного капиталов, маркетингового искусства и общей культурной склонности нации к поощрению творчества.

Однако это определение, по нашему мнению, страдает чисто либеральной ограниченностью. При всей важности перечисленных факторов нельзя не добавить и другие. Например, энергичность и «футуристичность» правящей в государстве элиты, ее воля к поиску новых прорывов в развитии, ее готовность делать то, чего нет еще ни у кого в мире, ее умение быть первопроходцами.

Только такая элита может создать государство, способное на венчурно-прорывные проекты, что создают абсолютно новые отрасли деятельности и виды бизнеса. Многие из таких проектов (пример – американский атомный проект времен Второй мировой войны) не под силу частному предпринимательству в силу его ограниченности и ориентации на скорую прибыль. Важнейший фактор мировой гегемонии нации – ее способность открывать и успешно воплощать такие государственные (а не частные) суперпроекты, «тягачи развития». Государство, став венчурным инвестором, должно «возмущать спокойствие», открывая новые, эпохальные направления научно-технического, экономического и социального развития.

Нынешние американцы этого, судя по всему, не понимают, и в этом – их очевидная слабость! Именно здесь мог бы обойти весь мир Советский Союз, именно здесь могла бы прорваться РФ.

Сегодня эксперты НСР убеждены, что Китай и Индия за последующие десять лет смогут приблизиться к американскому инновационному уровню в двух разных областях: по части научного и человеческого капитала (Индия) и восприимчивости правительства к нуждам бизнес-инноваторов (КНР). Однако отрыв Америки в остальных факторах эффективности НИС сохранится. Соединенные Штаты, мол, сохранят подавляющее преимущество в защите интеллектуальной собственности, в способности бизнеса изощряться в совершенствовании «зрелых инноваций» и в культурном поощрении творческой деятельности.

Однако китайцы, индийцы и другие развивающиеся гиганты получают важное преимущество: имея «чистый лист» и не будучи отягощенными старыми моделями развития, они в силах широко использовать смелые инновации. Например, распределенные электроэнергетические системы, пионерные системы очистки воды, Интернет нового поколения.

Таким образом, способность к инновационному развитию сейчас становится вопросом жизни и смерти.

Однако мы знаем, как либерализм подрывает способность людей к творчеству, как уничтожает образование и гасит истинно эпохальные инновации. Американская модель заключается в том, чтобы не финансировать всю «пирамиду» создания гениев, а откровенно перекупать лучшие мозги. То есть, не содержать систему дорогого образования, где из сотни подготовленных специалистов девяносто – это середняки, десять – профи экстра-класса, и лишь один – гений. Чтобы сэкономить, янки стразу переманивали себе лучших со всего мира. Но теперь общее падение качества образования в Европе ставит эту систему под угрозу. Теперь в лидеры подготовки кадров вырываются китайцы, которые заманивают американцев в ловушку, наводняя США своими инженерами и учеными.

Это жизненно важно – стать инновационной сверхдержавой и не допустить падения качества образования, сохраняя его доступность.

 

РОССИИ НУЖНО ОПРОВЕРГНУТЬ АМЕРИКАНСКИЙ ПРОГНОЗ

Если отбросить политкорректные недомолвки, то янки видят РФ 2025 года как неразвитое нефтесырьевое государство. Нечто вроде безмозглого динозавра с предсказуемой политикой и способностями, полностью зависящими от уровня цен на углеводороды. Такое впечатление, что они говорят о нас с презрительной ухмылкой, оставляя во всех раскладах далеко позади Индии и Китая. В инновационных перспективах НСР нам почти полностью отказывает, полагая, что РФ просто проест научно-техническое наследие СССР, но не создаст ничего нового.

По их мнению, в случае замены нефти и газа на новые виды энергии РФ однозначно ждет упадок. В лучшем случае, к 2025-му РФ по размерам своего ВВП будет уступать США, КНР, Индии, Японии и Германии. Янки не верят в способность Москвы диверсифицировать экономику страны и уничтожить ее полную зависимость от добычи ископаемого топлива. Зато точно прогнозируют острый демографический кризис – «привет» от катастрофически низкой рождаемости русских при Ельцине. В 2017 году в РФ будет лишь 650 тысяч 18-летних юношей – притом, что армии нужно 750 тысяч призывников. Огромные проблемы ожидаются и с рабочей силой.

Понятно, впрочем, что РФ станет богаче и могущественнее, коли обеспечит громадные инвестиции в человеческий капитал, если сможет сделать свою экономику не сырьевой, а многообразной. Однако уже сегодня очевидны «нехватка инвестиций в энергетику, “бутылочные горлышки” в ключевых видах инфраструктуры, разлагающиеся сектора образования и публичного здравоохранения, неразвитый банковский сектор, преступность и коррупция». Янки издевательски пишут о том, что российский бизнес предпочитает завозить гастарбайтеров вместо того, чтобы инвестировать деньги в русский человеческий капитал.

Однако новый и неожиданный шанс может дать РФ глобальное потепление. Оно может облегчить добычу углеводородов в Восточной Сибири и на дне арктических морей. Ну, а это очень важно для страны, где 80% экспорта и 32% доходов бюджета дает добыча нефти и газа. Правда, одновременно придется менять всю инфраструктуру в тундре, где она выйдет из строя от таяния вечной мерзлоты. Ведь из-за глобального потепления в тундре «поплывет» все – и дома, и дороги, и трубопроводы, и аэродромы, и промыслы…

Освобождение Северного Ледовитого океана ото льдов – огромная геостратегическая перемена. Для Русской цивилизации это – огромный потенциальный шанс. Как быстро будет идти процесс таяния арктически льдов – никто не знает, прогнозы на сей счет разнятся: одни уверены, что Арктический бассейн будет освобождаться от холодной корки к 2060 году (National Snow and Ice Data Center, USA), другие сулят такое уже с 2013 года.

Доклад Национального совета по разведке США обрисовывает захватывающие дух перспективы. С одной стороны, очищение от ледяного покрова облегчит доступ к минеральным ресурсам дна Ледовитого океана. С другой – произведет переворот в глобальной логистике. Ведь плавание по русскому Севморпути, соединяющему северную Атлантику с северными водами Тихого океана на 5000 морских миль короче, нежели маршрут, пролегающий через Суэцкий канал. Да и времени экономится – целая неделя. Вот где может пролечь торгово-транспортная трасса, соединяющая США и Европу с промышленной Азией. То же самое касается и Северо-Западного прохода, идущего вдоль северных берегов Канады: эта трасса на 4000 миль короче, чем плавание из Атлантики в Тихий океан сквозь Панамский канал.

В 1930–1950-е годы СССР бросил значительные ресурсы в исследование и освоение Арктики, в закрепление здесь русских позиций. Он создал и сильный Северный флот, и Главсевморпуть, и Мурманское морское пароходство, и сеть аэродромов, и города-форпосты русского присутствия в Арктическом бассейне. Надо сказать, что СССР был отменно готов к нынешним климатическим переменам в Заполярье, располагая здесь и атомными подлодками, и воздушным флотом, и «парком» грузовых судов, и отличными кадрами полярников.

Но все это сейчас пребывает, увы, в плачевном состоянии. На пороге – обострение борьбы за Арктику, а у РФ нет ни старых советских возможностей, ни новых. Например, технологий добычи нефти со дна океана, ледостойких буровых платформ. О каких-то футуристических вещах вроде грузовых дирижаблей, переднеприводных скоростных судов и экранопланов я даже и не заикаюсь. Парк глубоководных аппаратов – тоже остаточный, еще советский.

А круг претендентов на полярные области уже очерчен. Здесь, как говорят эксперты НСР в докладе, и Соединенные Штаты, и Канада, и Дания, и Норвегия. Те же норвежцы, скажем, умеют строить арктические буровые платформы, и танкеры, а у американцев – сильнейший в мире военный флот.

 

МИР ВСТУПАЕТ В ПОЛОСУ ТУРБУЛЕНТНОСТИ

Мир 2025 года ожидается крайне нетерпимым и богатым на конфликты. Как классовые, так и межэтнические и межрелигиозные. Развитие Интернета и мультимедиа вызовет возрождение архаичных общностей – племенных и клановых. Причем в городах, затапливаемых вчерашними крестьянами и иммигрантами. Города окажутся разделенными на секторы влияний, куда чужим лучше не заходить. Ислам продолжит наступать, тесня христианство. То «разнообразие», что приводит нынешний политкорректный Запад в восторг, ждет, как утверждают авторы доклада, целый набор вызовов под натиском националистов, религиозных «зелотов» и обновленных марксистов. А может, и каких-то иных светских революционеров с классовой идеологией.

Если мировая экономика, считают в НСР, испытает падение, то неизбежны повстанческие движения в Китае, Индии, Бразилии и на больших пространствах Африки и Азии. Зонами риска становятся исламские страны с большой христианской общиной: Египет, Судан и Индонезия. Впрочем, так же, как и страны с внушительным мусульманским меньшинством: Филиппины, Уганда, Конго (ДРК).

Будущее демократии, как ее понимают американцы, также выглядит мрачновато. Для большинства людей из незападного мира слово «демократия» будет стойко ассоциироваться с нищетой и коррупцией. В Восточной Азии людей больше волнуют качество государственного управления и высокие жизненные стандарты, а не гражданские и политические свободы. И даже в «старых», устоявшихся демократиях, граждане устанут от плохой работы властей и противоречий в элите, и начнут требовать решительных действий против многочисленных опасностей и вызовов переходной эпохи. Соответствующий раздел доклада НСР так и называется: «Будущее демократии: скорее, откат назад, чем новая волна».

Такой вот мир 2025 года нарисовали в 2008-м американские эксперты. И хотя они не называют эту реальность «глобальным кризисом», на самом деле они изобразили именно его возможное развитие.


Количество показов: 5012
(Нет голосов)
 © GLOBOSCOPE.RU 2006 - 2017
 E-MAIL: GLOBOSCOPE@GMAIL.COM
Русская доктрина   Институт динамического консерватизма   Русский Обозреватель   Rambler's Top100