RUS ENG
 

ГЛАВНАЯ
ГОСУДАРСТВО
МИРОВАЯ ПОЛИТИКА
БЛИЖНЕЕ ЗАРУБЕЖЬЕ
ЭКОНОМИКА
ОБОРОНА
ИННОВАЦИИ
СОЦИУМ
КУЛЬТУРА
МИРОВОЗЗРЕНИЕ
ВЗГЛЯД В БУДУЩЕЕ
ПРОЕКТ «ПОБЕЖДАЙ»
ИЗ АРХИВОВ РП

Русский обозреватель


Новые хроники

16.03.2009

Елена Малер-Матьязова

БОЛГАРСКИЙ ЦЕРКОВНЫЙ РАСКОЛ. Часть 1

«Альтернативный синод» как политический проект противников России

АБСУРДНЫЙ ВЕРДИКТ

Начало наступившего 2009 года для Болгарской Православной Церкви было ознаменовано обострением конфликта между Священным Синодом БПЦ и отколовшейся от него группой раскольников, или так называемым «альтернативным синодом». Это обострение было вызвано появившимся заявлением Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ), который, рассмотрев иск «альтернативного синода», занял сторону раскольников. ЕСПЧ официально назвал эту структуру «Священным Синодом Болгарской церкви», осудил Болгарию за «нарушение свободы вероисповедания», заявил о «незаконности» законодательного признания Болгарской Церкви единственным легитимным церковным институтом и обязал государство выплатить «альтернативному синоду» денежную компенсацию в размере 8 тысяч евро.

Естественно, заявленная позиция Европейского суда по правам человека не могла не вызвать недоумение. На каком основании европейские судьи считают возможным вмешиваться в дела Поместной церкви? Почему они считают возможным диктовать суверенному государству, какую из существующих на его территории церквей следует или не следует считать «легитимной»?

В ответ на абсурдное решение ЕСПЧ в начале 2009 года группа известных болгарских ученых и деятелей культуры направили Патриарху БПЦ Максиму «открытое письмо», в котором выразили поддержку каноничной Болгарской Церкви и резко выступили против вмешательства в ее внутренние дела международных институций. Ситуация, сложившаяся вокруг Болгарской Церкви, обсуждалась 6 февраля в Москве на самом высшем уровне при встрече президента Болгарии Георгия Пырванова с Патриархом Московским и всея Руси Кириллом, на которой болгарский лидер выразил надежду на помощь Московского Патриарха в преодолении раскола. А только что, 11-12 марта в Софии прошло рабочее Всеправославное Совещание, на котором была подвергнута критике позиция Европейского суда и обсуждены пути разрешения болгарского внутрицерковного конфликта. Очевидно, что возникшая ситуация будет иметь последствия не только для Болгарской Церкви, но и для всей православной цивилизации, столкнувшейся с новой очень и опасной практикой «международной» поддержки всевозможных расколов и меньшинств.

 

МЯТЕЖ ТРЕХ МИТРОПОЛИТОВ

Болгарский «альтернативный синод» возник в результате церковного раскола, произошедшего, а если точнее – организованного в 1992 году. Тогда часть иерархов Болгарской Церкви объявила о незаконности произошедшего еще в 1971 году избрания Патриарха Максима, который, по их мнению, был не избран, а «поставлен» социалистическим правительством и был «агентом КГБ». Тогда самые радикально настроенные иерархи вышли из состава Св. Синода и провозгласили о создании «альтернативного синода», главой которого был избран митрополит Пимен, а после его смерти – епископ Иннокентий.

Этот, казалось бы, внутрицерковный процесс был напрямую связан с начавшимся после падения коммунистического режима процессом демократизации Болгарии, с проведением политических реформ, которые, к сожалению, задели и церковную сферу. Именно тогда со стороны целого ряда как светских, так и церковных деятелей появились проекты по радикальному «реформированию» Болгарской Церкви и «преодолению» ее «пророссийского идеологического вектора». Так, уже в 1989 году иеромонах Болгарской Церкви Христофор Сыбев заявил о необходимости создания «нового демократического Синода» и для достижения этой цели основал Комитет защиты религиозных прав, который, несмотря на протест священноначалия Болгарской Церкви, в конце 1989 года получил государственную регистрацию. А в следующем 1990 году была опубликована статья священника и профессора канонического права Радко Поптодорова, содержащая прямые обвинения Болгарского Синода в сотрудничестве с коммунистической властью и критику выборов Патриарха Максима в 1971-м.

Реальным же намечающийся церковный раскол стал в 1991 году, после победы на парламентских выборах в Болгарии Союза демократических сил (СДС), главной политической опоры раскольников. Одним из депутатов СДС стал тот самый иеромонах Христофор Сыбев, заявлявший о необходимости создания «нового демократического Синода». Он создал и возглавил Парламентскую комиссию по делам вероисповеданий, на которой в 1992 году был поднят вопрос о легитимности выборов Патриарха Максима, а затем рассмотрен и поддержан Дирекцией по вероисповеданию при Совете Министров. В результате их совместной деятельности на имя Священного Синода вскоре поступило специальное постановление Дирекции, в котором Патриаршие выборы 1971 года были названы незаконными, а Патриарх Максим – нелегитимным и низложенным. Таким образом, в мае 1992 года был создан болгарский «альтернативный синод»; его наместником был избран Неврокопский митрополит Пимен; в состав этого Синода вошли пять из тринадцати правящих архиереев, главными из которых были, помимо Пимена, митрополит Старозагорский Панкратий и Врачанский Калинник, в связи с чем произошедший церковный раскол называют «мятежом трех митрополитов».

При этом большинство архиереев Болгарской Церкви, естественно, не поддержали это постановление и «низложение». И в июле 1992 года Болгарским Синодом был созван Архиерейский Собор, который осудил семерых клириков, учинивших церковный раскол. Причем митрополиты Пимен, Панкратий, Калинник, Стефан и епископы Антоний и Галактион были лишены сана, а главный организатор раскола иеромонах Христофор Сыбев – лишен сана и отлучен от церкви. С этого времени и началось многолетнее современное противостояние «альтернативного синода» и каноничного Священного Синода Болгарской Церкви.

 

БОЛГАРСКИЕ РАСКОЛЬНИКИ И ИХ УКРАИНСКИЕ ДРУЗЬЯ

Дальнейшая история «альтернативного синода» более чем показательно демонстрирует его политическую сущность и идеологическую основу. Созданный как политический проект, в угоду конкретным идеологическим целям, «альтернативный синод» в дальнейшем будет полностью зависеть от политической ситуации, не раз менявшейся за последующие 1990-е и 2000-е годы.

С 1992 по 1994 гг. раскольники чувствовали себя прекрасно, поскольку СДС оказывал всестороннюю поддержку «альтернативному синоду» и проводил откровенно враждебную политику по отношению к канонической Болгарской церкви. Вплоть до того, что в 1994 году член СДС мэр Софии Александр Янчулев зарегистрировал раскольнического митрополита Иннокентия как митрополита Софийского.

Но в конце 1994 года ситуация резко изменилась. Пошли выборы, к власти пришло новое правительство Светослава Шиварова. Согласно воззрениям нового премьера единственной канонической православной церковью в Болгарии являлась Болгарская Церковь Патриарха Максима; тогда как проект по созданию второй, «альтернативной» болгарской церкви, противоречил национальным интересам Болгарии.

Возникшие неблагоприятные обстоятельства заставили болгарских раскольников искать поддержки извне. Они нашли «братьев по разуму» в лице подобной им «церковной организации» – раскольнического «киевского патриархата». В июне 1996 года наместник болгарского «альтернативного синода» Пимен посетил Киев и совершил совместное богослужение с отлученным от канонической Церкви «киевским патриархом» Филаретом Денисенко. А затем, в июле 1996 года, болгарские раскольники провели с Софии свой «церковно-народный собор», на котором был утвержден новый «устав» и избран «патриарх» – им стал митрополит Пимен, в интронизации которого Филарет Денисенко принял участие.

Тогда же новоявленный псевдо-патриарх Пимен был отлучен от Церкви Собором БПЦ, прошедшим в июле 1996 года. А Дирекция по вероисповеданию, в ответ на поданное им прошение, отказала Пимену в регистрации как «главы» Болгарской Церкви, и предоставила государственную регистрацию Священному Синоду Патриарха Максима.

Но уже во второй половине этого же 1996 году ситуация вновь кардинально изменилась, и снова в результате политических перемен, связанных с победой на президентских выборах 1996 года кандидата СДС Петра Стоянова. Свою президентскую присягу Стоянов демонстративно произнес в присутствии «псевдо-патриарха» Пимена. А в марте следующего 1997 года была отменена государственная регистрация Священного Синода Патриарха Максима, и каноническая Болгарская православная церковь вновь оказалась в гонимом положении.

 

КАРМАННАЯ «ЦЕРКОВЬ» ПАРТИИ СДС

В 1998 году в Софии было созвано Всеправославное Совещание для поддержки канонической Православной Церкви и Патриарха Максима,. На нем представителями шести Православных Церквей была обсуждена история и причины возникновения болгарского церковного раскола; был жестко осужден «альтернативный синод» и оказываемая ему поддержка со стороны политических сил, позволивших антиканоничное вмешательство во внутреннюю церковную политику.

На этом Совещании со стороны раскольников была предпринята попытка вернуться в состав канонической церкви, как вскоре выяснится, для реализации своих же прежних планов. Так, на рассмотрение Совещания была передана декларация о раскаянии от лица всех находящихся в расколе иерархов и клириков, в том числе и псевдо-патриарха Пимена. И Совещание постановило принять всех раскаявшихся раскольников в церковное общение в сущем сане, после чего было заявлено об «упразднении из жизни и памяти Святейшей Болгарской Церкви образованной в 1992 году схизмы». Надо сказать, что само это решение вызвало серьезные разногласия, поскольку, по мнению многих участников, принятие всех раскаявшихся раскольников в сущем сане и признании всех совершенных ими хиротоний действительными было слишком снисходительным решением. По мнению представителей большинства Православных Церквей, и в первую очередь РПЦ, раскольники, изверженные из сана и отлученные от Церкви, должны были бы войти в клир Церкви через совершение канонических рукоположений. Именно такая позиция была изложена Синодом РПЦ. Однако на «мягком» решении «ради скорейшего уврачевания раскола» настоял Константинопольский Патриарх, и оно было принято.

Тем не менее, эта попытка преодолеть раскол не увенчалась успехом. Примирительный шаг со стороны раскольников был связан с получением возможности осуществления своих прежних планов – прежде всего, отставки Патриарха Максима, которой они требовали в обмен на свое «раскаяние» и возвращение в церковное лоно. В этом же 1998 году, по их инициативе был созван срочный внеочередной «Церковно-Народный Собор», активно поддержанный Болгарским правительством, на котором было принято решение об отставке Патриарха Максима и новый церковный устав. Естественно, решения этого Собора не были приняты Патриархом Максимом и его Синодом, а значит, вновь в полной мере был продемонстрирован существовавший все это время церковный раскол.

В 2000 году болгарские раскольники, с 1999 года управляемые Иннокентием, преемником Пимена, получили серьезную поддержку со стороны государства. Высший административный суд Болгарии вынес специфическое решение по толкованию Положения о регистрации религиозных организаций. Согласно определению, вынесенному судом, «граждане Республики Болгария, которые не желают находиться в общении с Патриархом Максимом, имеют суверенное право отделиться от религиозной общины, руководимой этим Патриархом, и создать самостоятельную Церковь». Таким образом, под названием «Болгарская Православная Церковь» могла быть зарегистрирована какая угодно религиозная организация, в том числе и в первую очередь – уже существующие раскольники. Это решение болгарского суда в еще большей степени закрепило позиции «альтернативного синода».

 

АНТИРОССИЙСКИЙ ИДЕОЛОГИЧЕСКИЙ ПОДТЕКСТ

Важно понимать тот очевидный факт, что этот раскол был не случайностью, а результатом выстроенной и запланированной политики. «Альтернативная церковь» создавалась при непосредственной поддержке соответствующей прозападной политической партии – Союза демократических сил. Ее членом был главный организатор раскола иеромонах Христофор Сыбев; в ее официальных партийных мероприятиях регулярно принимал участие «альтернативный патриарх» Пимен; а во время проводимой СДС перерегистрации болгарских религиозных общин именно за раскольниками было закреплено название «Болгарская православная церковь». Только благодаря заинтересованной в «альтернативном синоде», а в каком-то смысле и создавшем его СДС, маргинальная позиция нескольких клириков была раздута в якобы целое альтернативное церковное направление. Только благодаря поддержке этого демократического Союза, путем самозахвата, у этой раскольнической группировки появились свои приходы. К примеру, по решению районного прокурора города Благоевграда Неврокопской епархии, раскольникам был передан даже городской кафедральный собор, из которого каноничное духовенство и правящий митрополит были силой выброшены группой вооруженных людей, нанятой раскольниками. Реальный же вес раскольников в Болгарии очень низок: если всего в стране насчитывается около 2 600 церквей и 120 действующих монастырей, то «альтернативному» синоду принадлежат около 250 храмов...

Именно об этом на прошедшем в 2001 году Церковно-народном Соборе БПЦ заявил Патриарх Максим, прямо сказав, что вся полнота ответственности за раскол лежит на правившем до последнего времени в Болгарии Союзе демократических сил и лично бывшем президенте республики Петре Стоянове, премьер-министре Иване Костове и мэре Софии Стефане Софиянском. Именно эта партия, по убеждению Патриарха, позволила раскольникам пройти регистрацию и присвоить себе наименование «Болгарская Православная Церковь» и, как следствие, захватить церковную недвижимость.

Мотивация же самого Союза демократических сил более чем очевидна: ведь главным вектором его политики была радикальная демократизация, размежевание с социалистическим прошлым и, главное, – с Россией, в обмен на так желаемое сближение с западными странами и международными институтами. И конечно, принципиальным пунктом этой программы была идеологическая переориентация Болгарского православия с традиционно пророссийского – на новый прозападный курс. Поскольку, по мнению представителей СДС, Болгарская православная церковь, в ее прежнем «состоянии», являлась одним из основных институтов пророссийской идеологии и московского влияния.

Эта идеологическая переориентация должна была быть осуществлена любыми возможными способами – даже путем признания канонического Синода и Патриарха нелегитимными, несмотря на грубейшие нарушения. Начиная с истечения срока давности осуждаемых ими выборов Патриарха 1971 года (если подходить к делу со светскими мерками) и заканчивая элементарным отсутствием у такого государственного института, как Дирекция вероисповеданий, полномочий низлагать Предстоятеля Церкви и создавать новую «церковную структуру».

(Продолжение следует)


Количество показов: 3299
(Нет голосов)
 © GLOBOSCOPE.RU 2006 - 2021
 E-MAIL: GLOBOSCOPE@GMAIL.COM
Русская доктрина   Институт динамического консерватизма   Русский Обозреватель   Rambler's Top100