RUS ENG
 

ГЛАВНАЯ
ГОСУДАРСТВО
МИРОВАЯ ПОЛИТИКА
БЛИЖНЕЕ ЗАРУБЕЖЬЕ
ЭКОНОМИКА
ОБОРОНА
ИННОВАЦИИ
СОЦИУМ
КУЛЬТУРА
МИРОВОЗЗРЕНИЕ
ВЗГЛЯД В БУДУЩЕЕ
ПРОЕКТ «ПОБЕЖДАЙ»
ИЗ АРХИВОВ РП

Русский обозреватель


Новые хроники

03.10.2009

Михаэль Либиг (Германия)

ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ В КЛУБ!

Индия и Бразилия развивают потенциал ядерного сдерживания

26 июля 2009 года в присутствии премьер-министра Индии Манмохана Сингха был принят на вооружение «Арихант» – первая в стране подводная лодка с ядерной силовой установкой, оснащенная ракетами большой дальности с ядерными боеголовками.

Свою первую подводную лодку строит также Бразилия. Таким образом, мир становится многополярным не только в политическом и культурном отношении: мы видим, что «растущие экономики» начинают влиять и на архитектуру глобальной безопасности.

На первый взгляд, термин «архитектура» предполагает статичность. В сфере глобальной безопасности в последние десятилетия редко встречались потрясения такого масштаба, как распад СССР. И тем не менее, система международной безопасности меняется – медленно, но кардинально.

Представляется достаточно вероятным, что в течение следующих двух десятилетий США останутся крупнейшей военной державой в мире. 10 сентября 2009 года Конгресс утвердил военный бюджет в объеме около 700 млрд долларов, включая расходы на военные кампании в Афганистане и Ираке, но исключая «непрямые» оборонные расходы. Стокгольмский Международный Институт мира (SIPRI) оценивает долю США в мировых расходах военного характера в 42%, Китая – около 7%, Франции и Великобритании – по 4,5%, России – 4%, Германии и Японии – по 3%, Индии – свыше 2% и Бразилии почти в 2%.

Впрочем, хотя эти цифры и отражают соотношение сил ведущих государств мира, они не в полной мере характеризуют реальные возможности этих государств. Кроме того, ни абсолютный, ни относительный масштаб военных расходов не дает ответ на вопрос о том, насколько эти расходы обеспечивают укрепление национальной безопасности.

Как известно, национальная безопасность определяется отнюдь не только обороноспособностью. В ее состав также входят экономические, дипломатические, разведывательные и политико-культурные компоненты. Разумеется, пока в мире сосуществуют национальные государства с разнонаправленными интересами, ни одна сторона не откажется от военных средств обеспечения безопасности. Другое дело, что их масштаб зависит от того, что вкладывается в само понятие «национальная безопасность».


НАЦИОНАЛЬНАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ: ПРЕВОСХОДСТВО ПРОТИВ СДЕРЖИВАНИЯ

Независимо от того, как формулируются задачи национальной безопасности с точки зрения теории международных отношений, военный аспект этого понятия может выражаться в «минималистском» и «максималистском» измерениях.

«Максималистская» концепция национальной безопасности ставит целью достижение господства державы в масштабе региона или всего мира. Именно такого подхода придерживались США на протяжении всего XX века: Америка должна быть не только сильнейшей военной державой в мире, но и преобладать по военному потенциалу в сравнении с любым альянсом соперничающих держав.

«Минималистская» концепция национальной безопасности выражается в создании потенциала, достаточного для сдерживания. Сдерживание, по существу, означает возможность национальных сил обороны убедительно продемонстрировать любому потенциальному противнику, что в случае военной агрессии он понесет неприемлемый для него ущерб. Сюда включается также способность убедить потенциального противника в нецелесообразности шантажа в форме угроз жизненным интересам соперников, в том числе и за пределами их национальных границ.

Концепции военного сдерживания – предупреждение внешней агрессии, шантажа и покушения на жизненные интересы – разрабатываются как ядерными, так и неядерными государствами. Однако в том случае, когда неядерная держава противостоит ядерной, сдерживание становится неэффективным. Возможность самого ядерного нападения при этом может быть минимальной, однако государство оказывается незащищенным от шантажа и покушения на жизненные интересы.

В мире ядерных вооружений эффективное военное сдерживание могут себе позволить только ядерные государства. Для всех прочих остаются лишь две возможности – вступление в альянс с ядерным государством, что чревато труднопредсказуемыми последствиями, или обеспечение возможности быстрого приобретения ядерного статуса, что также является нелегкой задачей.


ИНДИЯ ДОГОНЯЕТ

С 1998 года Индия официально является ядерным государством и имеет военную доктрину «минимального достоверного сдерживания». Подобная доктрина была впервые принята во Франции в период правления Шарля де Голля. В тот период Франция самостоятельно разработала боевые ядерные средства. Для французской ядерной ударной силы (force de frappe) была создана доктрина сдерживания угрозой кругового обстрела (dissuasion tout azimut), обеспечивающая возможность эффективного применения ядерной силы против любого потенциального агрессора – не только СССР. При этом, поскольку наземные и воздушные ядерные силы не располагают полными гарантиями выживания в случае нанесения противной стороной первого удара, Франция построила четыре подводные лодки, оснащенные ракетами дальнего действия. Такое количество было сочтено необходимым минимумом: две лодки базируются у берегов, остальные две курсируют в океанских глубинах. При обеспечении практической невидимости лодок потенциальный агрессор оказывается перед лицом разрушительного удара возмездия (второго удара).

Французскую модель переняли Великобритания и Китай, обеспечивая сдерживание небольшим числом подлодок-ракетоносцев (SSBN). После распада СССР к такой тактике перешла и Россия, сократив свой флот атомных подлодок с 60 до 10.

В 1990-х годах атомным подводным флотом обзавелся также Израиль. Сейчас это государство располагает тремя произведенными в Германии подлодками на дизель-электрических двигателях, оснащенными крылатыми ракетами дальнего действия с ядерными боеголовками. Строятся еще две подлодки с воздухонезависимыми силовыми установками (AIP) германского производства, обеспечивающими длительное пребывание под водой. О значимости подобных систем косвенно свидетельствует попытка американских компаний купить их изготовителя – компанию HDW в Киле. Следует отметить, что США также арендовали лодку с системами производства HDW у ВМФ Швеции – «Готланд», и задействуют ее в маневрах у западного побережья.

Индийская SSBN станет полностью боеспособной лишь через год-два. До того момента, когда это государство обзаведется по крайней мере еще четырьмя субмаринами, необходимыми для достоверного ядерного сдерживания, могут пройти годы. Тем не менее, с запуском «Ариханта» ядерный потенциал Индии вышел за рамки регионального масштаба. Можно ожидать, что в ближайшее время Индия также будет располагать межконтинентальными ракетами для таких подлодок. Кроме того, Индия купила в России подлодку класса «Акула», на которой проводятся тренировки экипажей «Ариханта».


БРАЗИЛЬСКАЯ ПРОГРАММА АТОМНОГО ПОДВОДНОГО ФЛОТА

7 сентября 2009 года президент Бразилии Луис Игнасио Лула да Силва и президент Франции Николя Саркози заключили соглашение о поставке 36-ти бомбардировщиков «Дассо-Рафаль», которые будут собираться непосредственно в Бразилии. Эта сделка привлекла внимание мировых СМИ. Однако договоренности между двумя странами содержали еще один аспект – в стратегической перспективе значительно более важный. В ходе двусторонних переговоров 23 декабря 2008 года было также достигнуто соглашение о поставках в Бразилию французских субмарин вместе с технологиями их производства. 7 сентября 2009 года состоялось формальное подписание контракта между бразильским ВМФ и французской компанией DCNS, в которой 75% акций принадлежит государству.

Согласно опубликованному релизу, DCNS будет выступать в роли генерального подрядчика по производству четырех субмарин с двигателями обычного типа. Строительство будет осуществляться на базе совместного предприятия, соучрежденного DCNS и ее бразильским партнером Odebrecht. Проектирование осуществляется под контролем проектного подразделения DCNS в соответствии со специфическими потребностями бразильского ВМФ: они должны быть оптимально приспособлены для защиты 8500-километрового атлантического побережья Бразилии. Первая субмарина должна быть введена в эксплуатацию в 2015 году. Высокотехнологическое оборудование будет изготовляться на предприятиях DCNS.

Помимо проектирования неатомной части первой бразильской субмарины, DCNS предоставит функции технического заказчика для Odebrecht по сооружению судостроительных мощностей, равно как и военно-морской базы для бразильского ВМФ.

Четыре субмарины, скорее всего, будут оборудованы AIP, однако наиболее существенным является технологический трансфер, о котором упомянуто в пункте 2 релиза. Атомный реактор для субмарины проектируется и строится самостоятельно бразильскими специалистами: эти работы ведутся с 1979 года. Во второй половине следующего десятилетия проект будет воплощен в жизнь. Субмарины, скорее всего, не будут нести атомных баллистических ракет. Однако, как показывает опыт Израиля, ракеты дальнего действия могут запускаться из торпедных отсеков погруженных подлодок. Поэтому бразильская программа подводного флота имеет не только региональные, но и стратегические последствия. Возможно по этой причине 1 июля 2008 года США воссоздали контролирующий Южную Атлантику 4-й флот, свернутый в 1950 году.


КЛУБ АВИАНОСЦЕВ

Помимо подводного флота, показателем регионального или стратегического уровня отстаивания жизненных интересов является флот авианосцев. Налицо существенное совпадение между группами государств, имеющих подлодки с ядерным двигателем и/или ядерными ракетами (США, Россия, Франция, Великобритания, Китай, Индия, Израиль и теперь также Бразилия), и государствами, имеющими авианосцы (США, Россия, Франция, Великобритания, Индия, Бразилия, Италия, Испания).

ВМФ США располагает одиннадцатью авианосцами. На сегодня они наиболее крупные и технологически совершенные; кроме того, у ВМФ имеется непревзойденный опыт в их испытании. У Великобритании – два авианосца, которые в следующем десятилетии будут заменены более современными, 65000-тонными. Франция имеет один авианосец «Шарль де Голль» и намерена построить второй. Россия располагает также одним авианосцем, «Адмирал Кузнецов», и строит второй. Индия приобрела у России авианосец «Адмирал Горшков», который после модернизации будет принят на вооружение в будущем году. У Италии и Испании имеется по одному малому (18000 т) и одному среднему (25000 т) авианосцу. КНР намерена построить три авианосца, а Бразилия располагает авианосцем «Сан Паулу» – бывшим французским «Фош».

Оказывается, что список членов эксклюзивного «клуба» государств с ядерными подлодками и/или авианосцами в значительной мере совпадает с перечнем экономически и политически лидирующих государство мира. Все члены этого клуба принадлежат к первым 12-ти государствам мира по величине ВВП. Исключениями являются Германия и Япония – по историко-политическим причинам – и Канада.

Государство

ВВП (по данным МВФ, 2008), долл.США

Авианосцы

Подлодки-ракетоносцы

США

14 264 600

11

18

Китай

4 923 761

(3)

3 (многозарядн.)

Япония

4 401 614

0

0

Германия

3 667 513

0

0

Франция

2 865 737

1 (1)

4

Великобритания

2 674 085

2 (2)

4 (3)

Италия

2 313 893

2

0

Россия

1 676 586

1 (1)

10 (8)

Испания

1 611 767

2

0

Бразилия

1 572 839

1

1 (многозарядн.)

Канада

1 510 957

0

0

Индия

1 209 686

1 (2)

1 (многозарядн.)

Эта таблица не учитывает боевых противолодочных субмарин, за исключением Бразилии. Цифры в скобках означают строящиеся авианосцы и подлодки.

Основной движущей силой, изменяющей мировую систему безопасности, являются растущие экономики Китая, Индии и Бразилии. Между растущей экономической мощью и расширением необходимости в безопасности существует очевидная корреляция. Дело не только в том, что некогда бедные государства сегодня могут себе позволить дорогостоящие и сложные системы вооружений и, соответственно, участие в новом типе «гонки». У этих «растущих экономик» также имеются потребности в обеспечении национальной безопасности в целях защиты территориальной целостности, защиты особых морских экономических (эксклавных) зон и избежания внешнего давления и шантажа. Возрастающая доля в мировой экономике создает необходимость защиты морских перевозок и запасов полезных ископаемых. Эта защита неизбежна и законна – в случае, если военный аспект национальной безопасности построен на принципе достоверного сдерживания. Признаков выхода «растущих экономик» за пределы этого принципа сегодня нет.

Перевод с немецкого Константина Черемных

Материал впервые опубликован на web-портале Solon (http://www.solon-line.de/willkommen-im-club.html)


Количество показов: 6981
(Нет голосов)
 © GLOBOSCOPE.RU 2006 - 2017
 E-MAIL: GLOBOSCOPE@GMAIL.COM
Русская доктрина   Институт динамического консерватизма   Русский Обозреватель   Rambler's Top100