RUS ENG
 

ГЛАВНАЯ
ГОСУДАРСТВО
МИРОВАЯ ПОЛИТИКА
БЛИЖНЕЕ ЗАРУБЕЖЬЕ
ЭКОНОМИКА
ОБОРОНА
ИННОВАЦИИ
СОЦИУМ
КУЛЬТУРА
МИРОВОЗЗРЕНИЕ
ВЗГЛЯД В БУДУЩЕЕ
ПРОЕКТ «ПОБЕЖДАЙ»
ИЗ АРХИВОВ РП

Русский обозреватель


Новые хроники

27.12.2009

Ярослав Бутаков

ВЕРХОВНЫЙ БЕЗ ДЕМОНИЗАЦИИ. Часть 1

В лабиринте сталкивающихся мифов

ХВАТИТ ПОШЛЫХ СТЕРЕОТИПОВ!

Конец 2009 года прошел под знаком 130-летнего юбилея со дня рождения Иосифа Сталина. Вопреки ожиданиям, СМИ как-то вяло, по большей части казенно, без свежих идей отреагировали на эту дату. Видимо, сказалось чувство перестраховки после известного выступления Д.А. Медведева 30 октября. В то же время, видимое несоответствие между вялой реакцией СМИ на юбилей и огромным всплеском интереса в блогосфере показывает исключительную важность, актуальность сталинской темы для нашего нынешнего общества. В деле выяснения реальной исторической роли Сталина самую сложную проблему представляет отделение зерен от плевел в том информационном потоке, который последние полвека с небольшим продолжает обрушиваться на публику.

Даже если не затрагивать действительно сложную и морально неоднозначную тему репрессий, остается немало сюжетов, историческая правда в которых тонет под помоями политической конъюнктуры. Хотя, казалось бы, Сталин как руководитель советской внешней политики или как Верховный Главнокомандующий, как покровитель и цензор советской науки и культуры – все это аспекты, требующие самостоятельного изучения. И совершенно не обязательно, чтобы в оценке деятельности Сталина во всех них обязательно присутствовал знак «плюс» или «минус». При всей многомерности жизни личности, игравшие в ней яркую роль, тоже многомерны и зачастую противоречивы.

Очень много негатива скопилось по теме стратегического и политического руководства Сталина в годы Великой Отечественной войны. После 1956 года стало излюбленным приемом, даже «признаком хорошего тона» для многих историков и мемуаристов возлагать именно на Сталина главную вину за те или иные неудачи Красной Армии. Это чем-то напоминает то, как бывшие генералы вермахта после войны дружно стали громоздить обвинения в ее неудачном для Германии исходе исключительно на личность фюрера. К сожалению, многие, пишущие на сюжеты Великой Отечественной войны и роли Сталина в ней, и по сей день не утруждают себя поиском убедительных доказательств, а слепо следуют за авторитетами или же, в погоне за псевдонаучной сенсацией, виртуозно тасуют и фальсифицируют факты.

Сложилась невозможная в критически мыслящем обществе конъюнктура. Там, где требуется внимательное беспристрастное изучение всех обстоятельств проблемы, первым делом отыскивают главный субъективный источник всего негативного. Это Сталин. И есть, разумеется, противостоящий ему герой, субъект, с именем которого, по современным канонам, принято связывать сопротивление любым сталинским инициативам, которые, согласно этой псевдоисторической мифологии, априори плохие. Но как можно отыскать истину, если есть фигуры, про которые всегда, даже вопреки очевидным фактам, принято говорить только плохое, и есть некие «священные коровы», про которых всегда принято отзываться положительно, а их свидетельствам верить на слово, даже если они откровенно перевирают факты?!


ВНУТРЕННЯЯ АБСУРДНОСТЬ АНТИСТАЛИНЩИНЫ

Решительно невозможно в одной статье разобрать все мифы о Великой Отечественной войне, неизменным анти-героем которых за последние полвека с небольшим стал бывший Верховный Главнокомандующий. Здесь мы решили акцентировать внимание лишь на некоторых из них.

Так, очень популярной в последние годы стала версия, будто Сталин готовил превентивное нападение на гитлеровскую Германию. Она зиждется не только на писаниях Резуна, но и на творениях некоторых историков, которые искренне сожалеют, что Красная Армия в 1941 году первой не нанесла удар по вермахту, так как такой удар, по их мнению, позволил бы выиграть войну намного быстрее и с меньшими потерями. Ниже мы покажем, что нет никаких аргументов в пользу того, будто Сталин готовил на 1941 год блицкриг против Германии. Само решение напасть на Германию первым было бы самоубийственным для руководителя СССР в той военно-политической обстановке.

Вопрос о «превентивной войне» тесно связан с проблемой готовности советских войск летом 1941 года к отражению германского вторжения. До сих пор все просчеты в предвоенной подготовке часто связывают с именем Сталина. Но при этом ему приписываются совершенно взаимоисключающие действия.

Одни говорят, будто группировка советских войск, вытянутых вдоль западной границы для нанесения упреждающего удара по вермахту, подставляла их под разгром в случае вражеского нападения. Другие по-прежнему настаивают на том, что Сталин всячески противился выдвижению советских войск к границе, и это якобы и послужило причиной того, что армии наших приграничных округов были разгромлены по частям. По меньшей мере, какая-то одна из этих двух полностью противоречащих друг другу версий должна быть абсолютно ложной.

В «перестроечное время» в печати появилось много утверждений о том, будто Сталин, после первых побед Красной армии в 1942–1943 годах, предпринимал попытки заключить сепаратный мир с Гитлером, так как-де видел в нем родственного себе по духу диктатора и стремился не допустить влияния западных демократий в послевоенной Европе. Пишут о том, будто в августе или сентябре 1943 года нарком внутренних дел Лаврентий Берия как особо доверенный эмиссар Сталина ездил через линию фронта под Смоленском для переговоров на сей счет с представителями германского командования. Никакого подтверждения этому добыть не удалось, однако этот анекдот продолжает тиражироваться из книги в книгу и своим многократным повторением создает иллюзию факта. Не брезгуют такие спекулянты и откровенными фальшивками.

В самом по себе намерении Сталина сберечь для Советского Союза несколько миллионов человеческих жизней можно усмотреть только признак государственной мудрости и заботы о народе. Ведь «безоговорочная капитуляция» гитлеровской Германии достигалась только потоками крови советских солдат. А главным результатом полного исчезновения сильной единой Германии с карты мира стало бы установление безраздельной гегемонии США в Западной и Центральной Европе, что и произошло. С неизбежной затем «холодной войной», подрывавшей ресурсы существования Советского Союза. Понятно, что ни то, ни другое, ни третье не отвечало коренным интересам нашей страны, поэтому с национальной точки зрения можно лишь сожалеть о том, что Сталин не сделал то, попытку чего ему инкриминируют.

Но самое удивительное, что большинство как сторонников, так и противников этой версии обращают свои построения в обоснование доказательств «преступной природы сталинизма». Одни говорят: только западные демократии в лице США и Англии стремились к уничтожению нацизма, а Сталин в то же время хотел за их спинами заключить с Гитлером подобие нового Московского пакта о разделе Восточной Европы. Другие уверяют, будто Сталин только ради установления господства своей империи над половиной Европы игнорировал все попытки Гитлера прозондировать почву о сепаратном мире, чем обрек в жертву своему стремлению к мировому господству миллионы русских. Две абсолютно исключающие друг друга концепции, но при этом обе исходят из одного и того же квазирелигиозного догмата о Сталине как враге №2 (или даже №1) человечества и человечности.

Наконец, главным виновником поражений не только первых дней войны, но и последующих ее месяцев тоже априори выставлен Сталин. Хрестоматийным примером здесь уже давно стала катастрофа Юго-Западного фронта в сентябре 1941 года под Киевом. Да и просчеты стратегического планирования других оборонительных и наступательных операций Великой Отечественной войны с конца 1950-х годов стало модным приписывать, в первую очередь, личному руководству Верховного Главнокомандующего. В отношении него действует презумпция виновности, и даже на очевидных для любого благотворных моментах его руководства принято не акцентировать внимания, замалчивать, а то и вовсе истолковывать негативно.

Теперь обо всем по порядку.


МИФ О ПРЕВЕНТИВНОЙ ВОЙНЕ

Гипотеза о том, что Сталин готовил нападение на Германию, имеет отчетливо выраженный политический заказ. Она призвана оправдать официальную гитлеровскую версию, будто вторжение в СССР, начатое нацистской Германией 22 июня 1941 года, было на самом деле «превентивной войной». Тем самым, снимаются все обвинения в неспровоцированном нападении, и СССР предстает такой же агрессивной стороной Второй мировой войны, как и Третий рейх. Как это и утверждается в резолюции ПА ОБСЕ от 2 июля с.г.

Удивительно то, что в последнее время эту версию, только пытаясь вложить в нее некий позитивный смысл, некоторые историки начали развивать из внешне патриотических побуждений.

Так, М.И. Мельтюхов стремится доказать, что упреждающий удар по Германии позволил бы Советскому Союзу не просто быстро выиграть войну, но и качественно изменить лицо послевоенного мира. В книге, красноречиво озаглавленной «Упущенный шанс Сталина», он пишет: «Советское нападение привело бы к срыву германского вторжения в СССР и облегчило бы победу в войне, сохранив нашей стране миллионы жизней и значительные материальные ценности. Красная Армия могла быть в Берлине не позднее 1942 г., что позволило бы поставить под контроль Москвы гораздо бóльшую территорию в Европе, нежели это произошло в 1945 г. Разгром Германии и советизация Европы позволяли Москве использовать ее научно-технический потенциал… Созданный в рамках Старого Света социалистический лагерь контролировал бы бóльшую часть ресурсов Земли… В случае же полного охвата Земли социалистической системой была бы полностью реализована сформулированная в либеральной европейской традиции задача создания единого государства Человечества… Создание подобного государства на основе русской советской традиции всеединства и равенства разных народов в гораздо большей степени отвечало интересам подавляющего большинства человечества, нежели реализуемая ныне расистская по своей сути модель “нового мирового порядка” для обеспечения интересов “золотого миллиарда”». Ну прямо, остается лишь пожалеть, что Сталин не оказался настолько «агрессивным монстром тоталитаризма», каким его, оказывается, хотели бы видеть не только либеральные идеологи, но и некоторые «ура-патриоты»!

Однако реальные (не выдуманные) боевые действия в 1941–1942 годах заставляют усомниться в правдоподобности нарисованного историком сценария. То, как Красная Армия вела в эти годы наступательные операции, не позволяет верить в возможность ее успешного превентивного удара по вермахту. Самое большее, чего удалось бы добиться советским войскам в этой фантастической ситуации, – продвинуться на какое-то расстояние вглубь Польши. А дальше немецкие войска нанесли бы сокрушительный контрудар (яркий реальный пример – контрнаступление войск Манштейна в феврале–марте 1943 года), и стратегический итог упреждающего нападения вряд ли оказался бы лучше, чем в действительности произошло в июне–июле 1941 года вследствие немецкого удара. Только к этому добавились бы все морально-политические невыгоды того, что СССР предстал бы как агрессивная сторона в конфликте.

Соображения широкой международной политики, на которых мы ниже остановимся подробнее, независимо от военно-стратегического анализа, также не позволяют думать, что Сталин делал расчет на превентивное наступление против Германии.

Наконец, все версии о якобы готовившемся Советским Союзом нападении на Германию строятся, по сути, лишь на одном документе, не носившем официального характера.

Это наброски плана развертывания и упреждающего удара советских войск, составленные в недрах Генерального Штаба около 15 мая 1941 года. На документе отсутствуют чьи бы то ни было подписи, кроме А.М. Василевского – тогдашнего заместителя начальника Генштаба (Г.К. Жукова). И до 1948 года он хранился в личном сейфе Василевского, а не среди официальных бумаг Генштаба.

Все это заставляет осторожных историков отнестись к нему не как к сенсационному открытию, якобы проливающему свет на истинные планы руководства СССР перед войной, а как на черновик плана, который так и был похоронен в сейфе и уж во всяком случае никогда не докладывался Сталину. Тем более, этот набросок, не подписанный ни начальником Генштаба Жуковым, ни наркомом обороны С.К. Тимошенко, не мог служить официальным руководящим указанием для стратегического развертывания и подготовки к войне армий наших западных приграничных округов.

(Продолжение следует)


Количество показов: 9445
(Нет голосов)
 © GLOBOSCOPE.RU 2006 - 2017
 E-MAIL: GLOBOSCOPE@GMAIL.COM
Русская доктрина   Институт динамического консерватизма   Русский Обозреватель   Rambler's Top100