RUS ENG
 

ГЛАВНАЯ
ГОСУДАРСТВО
МИРОВАЯ ПОЛИТИКА
БЛИЖНЕЕ ЗАРУБЕЖЬЕ
ЭКОНОМИКА
ОБОРОНА
ИННОВАЦИИ
СОЦИУМ
КУЛЬТУРА
МИРОВОЗЗРЕНИЕ
ВЗГЛЯД В БУДУЩЕЕ
ПРОЕКТ «ПОБЕЖДАЙ»
ИЗ АРХИВОВ РП

Русский обозреватель


Новые хроники

30.08.2010

Константин Черемных

ХИМКИ-ГЕЙТ

Радио «Свобода» борется за лес. А еще почему-то за порты

МАГИЧЕСКАЯ ДЕРЕВЯШКА

26 августа 2010 года партия «Единая Россия», интегрирующая львиную долю отечественного истэблишмента и потому правомерно считающая именно себя партнером Коммунистической партии Китая на межгосударственных переговорах, выступила с заявлением будто бы частного порядка – не по чувствительному внешнеполитическому вопросу, каковых немало, и не по животрепещущей социальной тематике. Партия всего лишь высказалась за альтернативный вариант прокладки шоссе «Москва–Санкт-Петербург», минуя Химкинский лес. Однако заявление на вроде бы мелкую тему приобрело не только всероссийский, но и глобальный отклик, возбудив перья New York Times и Wall Street Journal – иначе говоря, было сочтено не просто важным, а судьбоносным.

Нельзя сказать, что вопрос «или-или» не вставал перед правящей партией до сих пор. На самом деле он возникал в течение этого года не раз, но доселе как-то удавалось от него уйти, и это делалось даже изобретательно. К примеру, когда на повестку дня вышел вопрос о повышении пенсионного возраста ради приведения в соответствие со стандартами просвещенной Европы и Украины, высшие партчиновники, просчитывая грядущие издержки, героически молчали до тех пор, пока идею озвучил не только помощник президента Аркадий Дворкович, но и министр финансов Кудрин. А поскольку этот министр по всем данным имеет персональный негативный рейтинг, то от него «рука миллионнопалая» благополучно и отмежевалась, как от собственного козла отпущения, в порядке, можно сказать, внутренней и притом безупречно открытой – как в Европе – дискуссии.

Даже вопрос о трансформации правоохранительных органов, которыми некогда руководил глава высшего совета партии, не поколебал внутреннего консенсуса, вопреки очевидному репутационному ущербу для самих органов, которые язвительный народный язык уже переименовал из «ментов» в «понты».

Невероятными аппаратными усилиями удалось как-то уйти и от репутационно неблагоприятной темы о переходе к полной оплате населением расходов на содержание ЖКХ, а также коммерциализации образовательных учреждений: означенные реформы коллективными усилиями были отодвинуты на послевыборный период, чтобы не повлиять прямым образом на волеизъявление широких масс.

И этот путь лавирования от репутационных угроз был вроде бы уже накатан, но нежданно-негаданно руководящая и управляющая (направляющая – сказать нельзя, ибо с направлением имелась хроническая проблема) сила наткнулась на непреодолимое обстоятельство, или по-европейски – форс-мажор. Его роль сыграла обыкновенная, на первый взгляд, деревяшка. Этой деревяшкой на залитой непереносимым зноем и потому пустынной площади у Горбатого моста, некогда названной Площадью Свободной России, размахивала незначительная группа совершенно маргинальных с виду персонажей. Чирикова, Балуев, Володарский, Коганицкий – да хоть бы кто знал, кто это такие.

На деревяшке было написано «Дрова из Химкинского леса». Вообще-то лесов, как известно, в России миллионы гектаров, и горят они не только от бедности или увечности проголосованного той же «Единой Россией» либерально-аутистического Лесного кодекса, но еще и потому, что, в сущности, мало кому нужны. Но Химкинский лес – особый. Партия это сперва не раскумекала. Мало того, ее дочерние молодежные структуры, естественно необходимые хотя бы для дипломатии с китайским комсомолом, вообще усмотрели было в действиях этой гопоты, собравшейся на мосту, наглый вызов устоям государства.

В самом деле, как следовало из сообщений антипрезидентских и антиправительственных – то есть априори чуждых – СМИ, в рядах демонстрантов с деревяшками, препятствующих в этом лесу вырубке просеки для автотрассы Москва–Петербург, присутствовали представители организации «Оборона» – слепка с украинской «Поры» и грузинской «Кмары», а также «Другой России», предводительствуемой рецидивистом Лимоновым, вкупе еще и с основателем Авангарда красной молодежи (АКМ) Удальцовым. Иными словами, это была какая-то мешанина оранжевых, красно-коричневых и ядовито красных, которых и ментам, и даже понтам, казалось бы, давить вполне приличествует, если они нарушают порядок.

Мало того, у костерка на палаточном привале было совершено и вовсе кощунственное действо, а именно ритуальное сожжение книги Владислава Суркова, причем именно так и подписанной. Этот эпизод, казалось бы, напрочь снимал всякие претензии к ранее совершенным движением «Наши» собственным акциям по сожжению книг, тем более что они подбирали негодные книги не по именам, а по степени аморальности. Иными словами, имело место нечто большее, чем просто иконоборчество – личный вызов заместителю главы администрации Президента, по совместительству сопредседателю самой главной, политической подкомиссии по перезагрузке. И по всей совокупности обстоятельств этих хулиганов, казалось бы, никак не могла и не должна была поддерживать международная общественность. Более того, она должна была строго погрозить волосатым трансатлантическим пальцем тем оранжевым перерожденцам, что вздумали блокироваться с идейно чуждыми энбэпэшниками и чегеваристами.

Корреспондентка «Комсомольской правды», составившая добротный и увлекательный репортаж – в стиле издания, где нередко помещаются согласованные зампредом материалы, – даже обнаружила среди обитателей палаточного лагеря арт-хулиганов из группы «Война», которая ранее позволяла себе похабство не только над самим зампредом, но и выше: ее местный предводитель, бегая по улице, сам себя пиарил в президенты, представляясь притом матерной кликухой, а в Петербурге нарисовал на мосту детородный орган стометровой длины ровно напротив государственного учреждения – Управления Федеральной службы безопасности, причем сделал это, внимание, в день рождения Че Гевары и при зарубежных гостях Экономического форума. А рядом с ними грелся у костра не вполне ориентированный в пространстве любитель увеселительных грибов, что придавало всей компании уже совсем компрометирующий вид.

Но среди этого биоразнообразия партчиновники не приметили слона: в подмосковном лесу еще за два дня до акции с деревяшками угнездился постоянный корпункт радиостанции «Свобода». И надо же так случиться, что представитель этой достославной трансатлантической организации Юрий Тимофеев вместе с прочими гопниками, физически мешавшими не только лесорубам, но и стражам порядка, загремел в химкинскую ментовку (которую еще не успели модернизировать в европейского вида «понтовку»). И оттуда на весь мир стали звучать леденящие душу – вопреки жаре – сообщения, например о разошедшихся в разные стороны шейных позвонках девушки из «Новой газеты» от одного прикосновения ментовских ручищ (которые потом чудесным образом сошлись обратно).


ПОКЛОННИКИ ХЛОПОНИНА И МАСХАДОВА

Корреспондент по фамилии Тимофеев в компании с другим пытливым сотрудником «Свободы» Вадимом Дубновым, ранее известным в качестве эксперта по кавказским национальностям, накануне совершили отважный журналистский марш-бросок от Махачкалы до Сочи, по ходу дела ставя диагнозы государственным деятелям этого региона и совершенно невинным образом – с судебной точки зрения – воспроизводя высказывания местной общественности. Как то, к примеру: «Через год будем валить Магомедсалама». Или: «У официальной мечети сегодня, говорят, есть и другие проблемы: ее очень интересует вопрос о распределении долей в махачкалинском порту. И мечеть альтернативная об этом, конечно, тоже знает».

Оценочный пассаж «Лес (то есть уголовно-террористическое подполье) становится вещью в себе. И дерется – как Портос, потому что обратного пути нет» – ни к какому делу не пришьешь, сколь бы он ни был пристрастен. А заглавие очерка – «Фараон, сын муфтия» – естественно, о Чечне, – всего лишь выражение авторской фантазии. Слово «фараон», в отличие от эстетических изысков группы «Война», звучит даже не оскорбительно. А если местная оппозиционерка Хеда Саратова считает, что Наташу Эстемирову посоветовал убить некто Рамзан – так мало ли Рамзанов, имя распространенное. Столь же безупречно право авторов назвать Дагестан банановой республикой, а Северную Осетию – забытым форпостом. Это не более чем образный ряд.

Другое дело, что суждения типа «единственно честными выборами были выборы президента Масхадова» требуют хотя бы представления доказательств этой честности. Другое дело, что приписываемые Темуразу Мамсурову слова о неизбежности объединения двух Осетий во избежание иска требуют ссылки. Другое дело, что сам подзаголовок: «Нужен ли Северный Кавказ России, и нужна ли Россия Северному Кавказу?» навевают воспоминания о той радиостанции «Свобода», целеполагание которой – расчленение нашей страны – достоверно описано изнутри Михаилом Назаровым в книге «Радио Свобода в борьбе за мир...»

Перезагрузка, в отличие от перестройки, анонсировалась как обоюдный процесс. Эта обоюдность воплощается пока лишь в числе сокращаемых боезарядов, что, впрочем, требует равноправных условий взаимного контроля. Во всем остальном получается почему-то игра в одни ворота. Взять, к примеру, обмен своих бестолковых шпионов на действительно информированных агентов противной стороны. Считается и регулярно утверждается, что не противной, а партнерской. Только вот разыскания «Свободы» на Кавказе, вывешенные на всеобщее обозрение, на дружественную партнерскую акцию не тянут. Не потому, что описанное там – огульная ложь и поклеп: авторы ничуть не ставят под сомнение экономический подъем Чечни и не дадут соврать, будто это «черная дыра». А потому, что некоторые так называемые наблюдения чреваты последствиями для мирных граждан, которых авторы снисходительно-сочувственно описывают – в то время как государство беспомощно, ибо его закон «О печати» не содержит запрета на поэтизацию «лесных братьев», а в законе о стратегических наступательных вооружениях нет раздела об информационном оружии.

Между тем художества «Свободы» на кавказские темы – самое настоящее оружие. Хотя бы потому, что «альтернативная мечеть», представляющая якобы «чистый ислам» (тогда логически получается, что чистое православие – это беспоповщина), удостаивается в очерках, мягко говоря, несколько большего сочувствия, а следовательно, и оправдания в глазах читающих из той же «банановой республики». Хотя бы потому, что описываемые со слов «уличного мнения» чиновники все как на подбор ворье, а федеральные тем более. Хотя бы потому, что некоторые очерковые описания вовсе не описания, а месседжи. Например: «Отношения с Хлопониным не лучезарны, а именно на него, как подозревают в Грозном, теперь и придется Кадырову замыкаться – по замыслу тех, кого стали несколько тяготить постоянные визиты чеченского лидера в Кремль».

Из этого месседжа следует, что в Кремле есть одни влиятельные лица, которых визиты чеченского лидера устраивают, и другие, которым он надоел. Нельзя сказать, что авторы, по неким сугубо художественным причинам симпатизирующие одновременно Хлопонину и Масхадову, сделали какое-то открытие: слухами о том, что у Владислава Суркова и Ахмада Кадырова имеются общие недруги и с их молчаливого согласия широко распространяются байки про умученную Эстемирову, земля полнится уже не первый год, но ради приличия эти расхождения в симпатиях загонялись доселе под ковер.


ФУРОР ВОКРУГ ФУРАЖКИ

До недавних пор не было принято выпячивать противоречия и в рядах молодежных организаций, обобщенно именуемых прокремлевскими. Но по удивительному совпадению, они выплыли наружу все в том же знойном июле. И так совпало, что сначала некие неуточненные доселе лица якобы из-за девушки (совсем как в городе Оше) устроили драку в молодежном лагере «Дон», где замдиректора – бывший ветеран чеченской войны, и драка оказалась как раз межэтнической, а именно славяно-чеченской. Что после этого заместитель Хлопонина стал говорить о каких-то особых правилах для одних национальностей, в отличие от других. А Рамзан Кадыров поинтересовался, почему одним детям нужно предъявлять особые требования – только этническому признаку?

Таким чувствительным вопросом, по идее, впору было заняться профильному органу при Президенте России, именуемом Советом по правам человека. Но органу было не до того: он расследовал мелкое происшествие в другом молодежном лагере. Этот лагерь на Селигере ежегодно устраивается движением «Наши», а скандал возник в связи с изобразительной деятельностью менее известного движения «Сталь». Но спрос возник к заказчику – примерно так же, как к компании British Petroleum в Мексиканском заливе.

Никаких национальных чувств – если не считать Михаила Ходорковского жертвой Холокоста – провинившееся изобразительное искусство не затрагивало. Более того, месседж был более чем дипломатичным: «Мы им не рады» – написано было на самодельном биллборде. Вся сенсация состояла в том, что на фотках ряда персонажей, которых движение «Сталь» не радо видеть в конкретном лагере, были нахлобучены немецкие фуражки.

К художественному видению авторов «Радио Свобода» претензий у Совета по правам человека не возникло – хотя вскоре после публикации серии очерков был убит видный представитель «официальной мечети». Зато фуражки вызвали фурор. Особенно фуражка, нацепленная на шевелюры престарелой гражданки США Людмилы Алексеевой, имеющей обыкновение с точностью Винни-Пуха появляться в одно и то же время в одном и том же месте.

Вся эта история могла свестись к молодежному хэппенингу на мотив сказки «Старуха Шапокляк» – в этой сказке, как мы помним, старушка исправилась и стала защитницей окружающей среды – или Карслона, где фрекен Бок также растаяла и оттого даже помолодела. Но госпожа Алексеева оказалась не столь незлобивой старушенцией. В совете возник вопрос «или-или», закончившийся отставкой ее председателя Эллы Памфиловой и созданием параллельной шапокляцкой структуры.

Ну и Бог бы с ней, казалось бы. Но тут взыграла интернетовская бдительность у игроков с разных сторон, и вскоре выяснилось а) что топ-аппаратчик «Единой России» господин Чадаев на собственной ЖЖ-странице упомянул некую даму в розовом платье, которая представляет собой альтернативу зампреду, дружащему с Кадыровым, б) что глава Агентства по молодежной политике, он же основатель «Наших» в пылу сугубо личной ICQ-полемики проговорился, что в комсомольской юности в его палатку – сенсация! – посреди ночи заходили представительницы иного пола, в) что председатель совета «Молодой гвардии Единой России», в свою очередь, гасил пожар и не замазал при этом автомашину, а значит, пожар-то был ненастоя-я-я-щий! – и по этой истории уже были сделаны оргвыводы.

Но вовсе не эта деталь разоблачений оказалась самой стратегически важной. Поскольку антигероям требовался противовес в виде героя, он немедленно возник. В лице певца Ю.Ю. Шевчука, который беседовал с премьером, не сразу его узнавшим, и остался недоволен, не найдя полного согласия по поводу права на митинги и на нетронутость Химкинского леса. А поскольку на этого в самом деле слегка подзабытого деятеля культуры на пресловутом биллборде также была нацеплена фуражка, ему оставалась одна дорога в шапокляцкое общество. Где он и появился, героически спев – сенсация! – песню без микрофона. А все мероприятие, по стратегии (появление в одно время в одном месте называлось столь же весомо, как долгосрочная целевая программа) как бы посвященное статье Конституции РФ о собраниях, приобрело форму радения за леса, а если точнее, то за конкретную лесополосу в Химках.

И даже на этом этапе аппаратчики «Единой России» не ощущали всей судьбоносности происходящего, хотя на шапокляцкой стороне громоздились симпатии уже не только радио «Свобода» в лице господина, пристально интересующегося дагестанскими мечетями и портами, но также Всемирного Фонда дикой природы, «Гринписа» и Общества защитников птиц. А еще почему-то «Транспэренси Интернэшнл», специализирующейся на изыскании коррупции во всех городах и весях.

Все это совмещение весьма влиятельных трансатлантических структур – о влиянии, впрочем, не каждый партаппаратчик мог догадываться, ибо таких спецкурсов им не читают – вроде бы легко дискредитировалось сугубо хулиганскими акциями от имени движения «Антифа» в городе Химки, мишенью которых стала местная администрация и Сбербанк. А поскольку правозащитные лозунги за русский лес написаны были какой-то вроде бы не оранжевой и не экологической славянской вязью, в «Единой России» не закрадывалось мысли о том, что официальный покровитель оной «антифы», господин Брод, мог иметь к этому хоть косвенное отношение. И потому менты, они же понты, с легкого соизволения партийца Лужкова снова загремели в ментовку, она же понтовка, с привилегией для гражданки США престарелого вида.

Но на этом сказочные аллегории закончились, и наступила жесткая проза. О пресловутом Химкинском лесе было доложено гостю Президента – рок-суперкумиру, а по совместительству борцу со СПИДом по кличке Боно. Правда, петицию для главы государства передать ему не успели, но сразу после этого стареющий кумир встретился с вечно юным Михаилом Горбачевым – который, не надо забывать, не только рекламирует пиццу, но и объединяет мировые мечети, костелы, церкви и особенно дацаны под единым экологическим знаменем. И тут оказалось, что предполагаемые гопники – вовсе даже и не гопники, а особо уполномоченный отряд мировой общественности.


РАСКРЫТИЕ ИСТИННОГО ЛИЦА

25 августа реформируемые менты прикусили свои «понты»: слетел вроде бы непотопляемый начальник московского следственного управления. Напротив, гопоте из палаток в Химкинском лесу политический ветер мощно задул в спину и вынес на самый верх: со своею петицией они победно прошествовали в приемную Президента. Вот тут что-то и хрустнуло в могучем и будто бы монолитном механизме «Единой России». Сначала не выдержал префект Митволь, следом пала крепость московской мэрии, а потом, в утро того же дня – и вся партийная твердыня.

По совпадению, утром этого дня газета «Ведомости», принадлежащая концерну Independent Media, раскрыла глаза непросвещенной публике на персональный состав правления ООО «Северо-Западная концессионная компания» – заказчика строительства магистрали Москва–Санкт-Петербург. В нем оказался некто Коряшкин. Тот самый Коряшкин, который, как сообщало ранее то же издание, представляет в Новороссийском морском торговом порту интересы бизнесмена Аркадия Романовича Ротенберга, вместе с Владимиром Владимировичем Путиным занимавшегося дзюдо. Вот оно как! И тут же весь пафос лесозащитной петиции о «бизнес-чиновниках» и «выгодоприобретателях», раздававшейся месяцем ранее на Горбатом мосту, обрел наконец конкретику. Этого ждали. И наконец дождались.

Сам Владимир Владимирович находился в это время дальше некуда – на Тихом океане, где гарпунил китов. Но случившееся в Москве так на него подействовало, что он поспешил разъяснить специально для автора «Коммерсанта», что это загарпунивание производится исключительно с целью сохранения охраняемой природной популяции, а не дай Бог, с какой-то промышленной задумкой.

Но было поздно. Уже 23 августа бдительная обозревательница Le Monde госпожа Мари Жего (питающая необъяснимую органическую неприязнь к Ахмату Кадырову), прокомментировала суперактуальный вопрос о Химкинском лесе феноменальным по инсайту суждением о том, что Владимир Владимирович – враг природы, поскольку служил в КГБ. И сколько бы китов, дельфинов, лягушек и клопиков Владимир Владимирович теперь бы ни перецеловал, это клеймо останется на нем на веки вечные.

Партия взвесила все обстоятельства – как пояснил член Общественной палаты Вячеслав Глазычев, не без решения на самом верху. И угадала: пока премьер бороздил дальневосточные пространства, президент храбро ухватил инициативу, как жар-птицу за хвост, и распорядился приостановить вырубку Химкинского леса, повелев изыскать иные варианты прокладки трассы.

Вот тут-то все лесозащитное содружество во всем его международном биоразнообразии и зашлось в неописуемом ликовании. Главный цимес момента, запечатленный в заголовке Радио «Свобода», состоял в том, что «Химкинский лес отделил Медведева от Путина». Как бы невзначай заразились ликованием и борцы со СПИДом, которые на совместном триумфальном концерте Шевчука и человека по кличке Боно устроили собственную рекламную кампанию под слоганом «The ONE Campaign». Догадаться о том, какие именно товары они рекламировали, несложно из самого названия, поскольку цифра 1 служит традиционным иносказанием той самой анатомической формы, которая была изображена арт-группой «Война» напротив здания петербургского управления ФСБ.

Ментовские «понты» здесь сработали уже рефлекторно, как на любую группу лиц, занимающуюся коммерческой рекламой без разрешения. И похоже, одной головой начальника следственного управления не обойдется. Это уже предугадывает телеканал «Россия-24», транслируя сюжет об охранниках ограбленного компьютерного магазина, устроивших самочинную гонку за похитителем с игнорированием всех правил дорожного движения, после чего злоумышленники были наконец пойманы в отдаленном регионе местной милицией – еще не запуганной и не запереименованной.

Московских стражей порядка уже отстреливают, как куропаток, автомобильные воры по темным дворам. Но вместо выполнения своих обязанностей они, как Алиса в стране чудес, ждут превращений. К примеру, налоговых полицейских в экологические, а службы общественной безопасности – в службу охраны рок-концертов...

(Окончание следует)


Количество показов: 5176
(Нет голосов)
 © GLOBOSCOPE.RU 2006 - 2017
 E-MAIL: GLOBOSCOPE@GMAIL.COM
Русская доктрина   Институт динамического консерватизма   Русский Обозреватель   Rambler's Top100