RUS ENG
 

ГЛАВНАЯ
ГОСУДАРСТВО
МИРОВАЯ ПОЛИТИКА
БЛИЖНЕЕ ЗАРУБЕЖЬЕ
ЭКОНОМИКА
ОБОРОНА
ИННОВАЦИИ
СОЦИУМ
КУЛЬТУРА
МИРОВОЗЗРЕНИЕ
ВЗГЛЯД В БУДУЩЕЕ
ПРОЕКТ «ПОБЕЖДАЙ»
ИЗ АРХИВОВ РП

Русский обозреватель


Новые хроники

Максим Калашников

Сталинскими темпами – в мир будущего

На фоне растущей научно-промышленной мощи Китая наша страна может скоро оказаться глухой провинцией

Пока Россия стремительно превращается в придаток нефтегазовой трубы, другие страны, в том числе вчерашние мировые аутсайдеры, стремительно рвутся в «экономику знаний» и высоких технологий.
Например, китайское государство ежегодно вкладывает громадные средства в развитие страны. Ему удалось скрестить лучшие достижения плановой социалистической системы с рыночными инструментами эпохи глобализации. На другом конце Евразии маленький Израиль, лишенный серьезных природных ресурсов, несмотря на острейшие внутренние проблемы, при активном государственном содействии создает центры развития перспективных технологий, стремясь зарабатывать на мозгах.
Если мы не хотим окончательно отстать в мировой конкурентной гонке, нам полезно было бы изучить опыт этих двух стран в создании экономики завтрашнего дня

СВЕТ «ФАКЕЛА»
Гибкость и рыночность – вот отличительная черта китайских планов научно-технической революции. Для примера достаточно взять программу «Факел».
Никаких разнарядок «по внедрению и освоению». Государство задает только ориентиры для промышленности, разрабатывает нормативную базу и дает налоговые льготы тем, кто следует заданным курсом. Чтобы стимулировать частную инициативу и освободить творцов высоких технологий от ненужных хлопот по доставанию денег и созданию элементарных условий, государство КНР укрепляет инновационные центры, выстраивает систему венчурных инвестиций и каналы финансирования, строит информационную сеть. Самое же главное – организуются зоны развития новых и высоких технологий. Именно там созданы наилучшие условия для перетока успешных научно-исследовательских разработок в реальное производство. В этих зонах действует система сниженных налогов (а то и полного от них освобождения) для тех, кто идет в русле государственных планов. Более того, такие счастливцы и услуги покупают по льготным ценам. Управление и контроль в таких «островах будущего» ложится на плечи Миннауки КНР, при котором работает Центр развития высоких технологий программы «Факел».
В каждой зоне работает административный комитет, члены которого хорошо вознаграждаются. Однако и за коррупцию они отвечают своей свободой и даже жизнью. Региональные власти тоже участвуют в деле: они снижают арендную плату за землю и дают льготные кредиты, если проекты в зонах развивают местную экономику и создают новые рабочие места.
Каждая зона развития новых и высоких технологий имеет свой четкий план развития и внедрения разработок в промышленность. То есть чиновники не страдают безответственностью. (Подумайте: за что можно спросить с бюрократов отечественных ведомств?)
С 1988 года китайские власти открыли 53 (!) такие зоны в прибрежной полосе и в крупных индустриальных регионах. В каждой есть экспериментальные районы для углубления реформ, районы-полигоны для обкатки новых технологий, бизнес-инкубатор для предприятий «хай тек», базы для подготовки профессиональных управляющих в сфере науки и технологий. Ежегодные инвестиции в эти зоны доходят до 23 миллиардов долларов.
Обратим внимание на то, что в зонах действуют инновационные центры – новый тип структур технологического сервиса. Каждый создается региональной властью с одной целью: облегчить китайцу или иностранцу начало высокотехнологичного бизнеса. Есть в таких центрах и инновационные парки для китайских студентов, учившихся за рубежом. Тут лаборатории соединены с малым бизнесом. Налоговый режим в инновационных парках – вообще сказка. Главное, как считают китайские коммунисты, – всеми способами затянуть из-за границы таланты и технологии. К 2000 году в КНР работало 110 инновационных парков.
У нас в 2003 году только робко намечалось нечто подобное. Тогдашний вице-премьер Борис Алешин пытался начать процесс создания похожих зон на базе «закрытых городов» России. Увы, после коренной реорганизации правительства эти планы повисли в воздухе. Ну а попытки заговорить о каких-то налоговых льготах в нашем Минфине обречены на провал изначально.
А вот плоды китайской политики. В 1999 году в таких зонах работало 2387 фирм с иностранными инвестициями, 2192 фирмы – от вузов и научно-исследовательских институтов КНР. Всего «острова будущего» дали работу 14,7 миллиона человек. Объем их продукции составил 374 миллиарда долларов (2,1 млрд долларов в 1989-м). Экспорт за 1991–1999 годы вырос с 1,3 до 53,3 миллиарда долларов.
Таким образом, китайцы, начав свою политику «ускорения» одновременно с горбачевской, уже построили в своей стране еще одну экономику – архисовременную, передовую. В отличие от нас, которые развалили даже то, что имелось в середине 80-х.

ГДЕ ОНИ БЕРУТ ДЕНЬГИ?
Интересен и механизм финансирования китайских «зон будущего». С одной стороны, деньги на амбициозные проекты и бизнес-поддержку идут через государственные фонды и кредиты. С другой стороны, помогают фонды, пополняемые за счет иностранных инвестиций и доходов, идущих от реализации проектов. Существует и учрежденный решением Госсовета КНР государственный Инновационный фонд для малых фирм. Работает он на чисто рыночных началах, выдавая кредиты, которые нужно возвращать. Он привлекает деньги из местных бюджетов, из предприятий и венчурных фирм. Практичный восточный народ поступает просто: все проекты программы «Факел» делятся на те, что обладают государственным статусом, и на те, что считаются проектами местного значения. Ключевыми делают лишь те, в которых защищены права на интеллектуальную собственность, где есть хороший рыночный потенциал и большие перспективы в промышленности. Для их выполнения китайцы отбирают головные предприятия – и на общенациональном, и на региональном уровнях. Если условия эти выполнены – для победителей открывается кошелек.
Система работает на принципе самовозрастания: чем больше государство направляет денег на поддержку «хай тека», тем больше получает в качестве отдачи. Доходы вновь пускают на финансирование «зон будущего» – и цикл повторяется.
Ежегодно Китай направляет на поддержку приоритетных программ научно-технического развития свыше 24 миллиардов долларов из своей казны. А это – треть всего государственного бюджета Российской Федерации… Красноречивый факт.
К несомненным успехам Китая отнесем то, что программа «Факел» не отгораживается от глобализации, а делает на нее ставку. Даешь мировую конкурентоспособность китайских производителей! Даешь связи с предпринимателями и фирмами всей планеты!
Деньги при этом играют важную, но все же не единственную роль. Главный капитал – это высокопрофессиональные люди. «Кадры решают все!» – в КНР свято чтут этот сталинский лозунг. Подготовка персонала считается одной из наиглавнейших задач программы «Факел». Для этого финансируются курсы подготовки специалистов.

УДРУЧАЮЩЕЕ СРАВНЕНИЕ
После такого впечатляющего полотна видеть то, что происходит в России, особенно тяжело. Если сравнить китайскую систему поддержки научно-технического развития с нашей, то получится компьютер рядом с примитивным детекторным приемником. То, что делается в КНР, – ересь, по представлениям наших доморощенных «реформаторов», но это работает!
У нас же «зоны развития» подавляются. Налоговые льготы оборачиваются воровством и массовым уходом от налогообложения. Достаточно вспомнить, как при губернаторстве Немцова в «закрытом городе» Сарове регистрировались «оплоты научно-технической революции» – водочные фирмы. Оно и понятно: в нынешней РФ за такое никто не отвечает ни свободой, ни жизнью. Но и это еще полбеды. Мы знаем, как местный чиновничий аппарат давит попытки предпринимателей развернуть технополисы и технопарки на базе умирающих заводов советской эпохи. Яркий тому пример – мытарства энтузиастов, которые пытаются создать технополис с выгодными проектами на площадях издыхающего КамАЗа. В доверительных беседах ребята говорят: чиновникам и менеджерам старых предприятий выгодно держать индустриальные гиганты в полуживом состоянии, добиваясь списания долгов и льготных кредитов под крики о спасении отечественной промышленности.
Если современные тенденции сохранятся, то через 10 лет РФ по сравнению с КНР превратится в отсталую сырьевую провинцию. В глобализированном мире русские окажутся полными аутсайдерами. Уже сегодня, попадая в Пекин, поражаешься обилию деловых центров-небоскребов, на фоне которых теряются московские башни «Газпрома», «Итеры» или Сбербанка. Москва уже сегодня кажется деревней по сравнению с китайской столицей. А через десять лет? Мы просто потеряем свой Дальний Восток, который займут более деловитые, экономически развитые и конкурентоспособные китайцы.
Что бы там ни говорили, а русским предпринимателям сегодня нужно объединяться в партийные и непартийные структуры нового типа. Нужно прошибать чиновные стены, освобождать свою энергию и начинать свои амбициозные проекты. Иначе – горе побежденным в мировой конкуренции!

ПЛАНЫ ПАРТИИ
Китайцы четко знают, чего хотят. У них есть планы научно-технического развития. Это и «Программа среднесрочного и долгосрочного развития науки и техники на 1990–2020 гг.», и «План 863» – разработка «хай тек», и программы «Факел» – освоение и коммерциализация наукоемких технологий на базе современных производств, «Искра» – внедрение высоких технологий на поселково-волостных предприятиях, и, наконец, «Восхождение» – ведение приоритетных фундаментальных исследований.
В КНР прогресс в ключевых областях сделан национальным приоритетом. Ничего подобного в РФ сегодня нет. Куцые ведомственные программы – не в счет.


Количество показов: 4933
(Нет голосов)
 © GLOBOSCOPE.RU 2006 - 2017
 E-MAIL: GLOBOSCOPE@GMAIL.COM
Русская доктрина   Институт динамического консерватизма   Русский Обозреватель   Rambler's Top100