RUS ENG
 

ГЛАВНАЯ
ГОСУДАРСТВО
МИРОВАЯ ПОЛИТИКА
БЛИЖНЕЕ ЗАРУБЕЖЬЕ
ЭКОНОМИКА
ОБОРОНА
ИННОВАЦИИ
СОЦИУМ
КУЛЬТУРА
МИРОВОЗЗРЕНИЕ
ВЗГЛЯД В БУДУЩЕЕ
ПРОЕКТ «ПОБЕЖДАЙ»
ИЗ АРХИВОВ РП

Русский обозреватель


Новые хроники

Нефть из угля для Поднебесной

 Причины неудач китайско-российского сотрудничества в сфере топлива и энергетики с рекомендациями по выходу из тупика

ТРЕТЬЯ СИЛА
Доверие между Россией и Китаем в политике есть, а эффективного сотрудничества в экономике нет. Происходит это потому, что доверие в политике основывается на двусторонних отношениях, тогда как сотрудничество в экономике в условиях открытого мирового рынка, как правило, затрагивает интересы третьих сил.
Так, связанное с военной тайной, а потому двустороннее (здесь «третий – лишний»), российско-китайское военно-техническое сотрудничество, а также ядерные проекты (сооружение в Китае газоцентрифужного завода по обогащению урана для атомной энергетики и строительство АЭС) вполне успешны. А вот энергетические проекты общего назначения провальны.
Несмотря на выигрыш тендера, громадный опыт и явное техническое лидерство в энергетическом машиностроении, Россия не получила ни одного заказа на поставки оборудования для гидроэлектростанций каскада «Трех ущелий» на реке Янцзы. Все заказы под кредиты, которые организовал международный финансовый капитал (он же «Финансовый интернационал» или «Фининтерн»), ушли в Западную Европу.
Подписанный меморандум о взаимопонимании принципов проекта разработки Ковыткинского газоконденсатного месторождения в России и строительства газопровода в Китай не помешал тому, что контроль над месторождением перешел в руки ТНК-BP. «Третьи силы» грубо отстранили «Китайскую национальную нефтяную компанию» от участия в торгах по сделке с продажей акций компании «Славнефть», в конце концов оказавшихся в поле интересов все того же ТНК-BP.
Мы можем «потерять лицо» и в результате оскорбительных для китайцев маневров с переносом вроде бы уже согласованного и зафиксированного на высшем уровне маршрута нефтепровода из российского Ангарска в китайский центр нефтепереработки Дацин на абсолютно невыгодный китайцам маршрут Ангарск – Находка (Японское море). «Буксуют» и все попытки китайской стороны закрепиться в нашей стране на уровне участия в небольших проектах по добыче и поставке энергоносителей из России. Срывы объясняются тем, что в рыночных проектах общего назначения к усилиям Китая и России добавляется прежде всего сила международного финансового капитала.
Складывается связка трех сил, в которой и побеждает «Финансовый интернационал».

МЕТОДОЛОГИЯ ЗАКОНА ПЕРЕМЕН
Самое примечательное в том, что китайцам хорошо известен принцип работы связок трех сил с методологией проворота связки в свою пользу. В документах XVI съезда КПК она даже названа «великой инженерией» партии и государства. Эта методология основана на всеобщем Законе Перемен, зафиксированном в китайской традиции.
Метод одержания победы по Закону Перемен следующий. В связке трех сил участники делятся так: «мы сами», «наши враги» и «наши союзники». Принципиально то, что «мы сами» отделяют свои интересы от интересов «наших союзников». А сила, как и в физике, понимается не только как какое-то напряжение и интенсивность, но и как некоторое удержание и вбирание в себя, как «демпфер поглощения» чужой активности. Закон же Перемен действует так: если одна сила пассивна, а две активны, то одолевает пассивная сила поглощения, переворачивая всю связку в свою пользу. Во втором варианте: если одна сила активна, а две другие пассивны, то их одолевает активная сила.
На этой методологии был построен курс «Трех красных знамен» Мао Цзэдуна; объявленная Дэн Сяопином «Теория деления мира на три части»; теория «Трех представительств» Цзян Цзэминя. Именно методология Перемен «на три» и обеспечивает успех китайского проекта 1959–2019 годов.
Однако вследствие того, что китайцы привыкли занимать положение «демпфера поглощения» чужой активности, при фактической нынешней пассивности России китайская «великая инженерия» в части задач энергетики работает не на Китай, а на единственно активный в связке трех сил международный финансовый капитал. Это подтверждает Международный валютный фонд. В своем апрельском, 2004 года, докладе «О перспективах мировой экономики» нынешний бурный рост китайской экономики МВФ называет весьма полезным. Дело в том, что напряженность, которую испытывает Китай, с поиском источников необходимого ему дополнительного сырья и энергоносителей, а также далекие и дорогие грузоперевозками оных выгодны для роста и цен и объема мировой торговли, исчисляемого в долларах США.
В связке трех сил «Фининтерн» активен по определению: «время – деньги!» Кроме того, активность международного финансового капитала стимулируется глобальными кризисными процессами, имеющими явно выраженный немонетарный характер. Выход же из кризиса неясен.
Китай за многие поколения естественной для него реактивной позиции привык разыгрывать связки трех сил в свою пользу именно из пассивного положения. И хотя время перехода Китая с пассивной позиции на активную неумолимо приближается ходом истории, китайское руководство опасается своей новой роли, не умеет быть активным и доигрывает привычную схему демпфера поглощения западных инвестиций и российских ресурсов. Однако вследствие полной потери Россией всяческой активности Китай все больше оказывается в проигрыше.
Россия же утратила прежнюю роль сверхдержавы, расслаблена, и любые попытки активизировать ее извне пока абсолютно бесплодны. Из России уходят и сырье, и энергоносители, и прибыль от их продажи на мировом рынке.

РИСКИ СТАРОЙ СТРАТЕГИИ
Из сказанного следует, что всем фигурантам связки трех сил следует менять концепт и стратегию будущего, однако прежде всего этот тезис касается Китая.
Если Китай не поменяет свою энергетическую стратегию, согласно которой к 2019 году 51% расхода энергоносителей должна обеспечить собственная добыча, 39% – импорт морем и 10% – импорт сухопутными путями доставки, то он подвергнет себя огромным рискам по следующим причинам.
Ожесточение конкурентной борьбы за весьма близкие к исчерпанию нефтегазовые ресурсы, сосредоточенные в странах третьего мира, чревато морской блокадой Китая со стороны США и других стран Запада. По отработанной процедуре санкций, обеспечивающих режим наказания международного терроризма в Ормузском, Малаккском, Корейском проливах, легко вводится досмотр танкеров, следующих из портов Ирака, Ирана, Саудовской Аравии, Нигерии, Венесуэлы, России и т. д., с конфискацией груза в пользу коалиции во главе с США.
Опорная сухопутная транспортная сеть России вследствие естественного износа подвижного состава и труб не сможет обеспечить наращивание российского экспорта. Нехватка товарных вагонов уже составляет 200 тысяч. С 2009 года из-за списания выработавшего ресурс вагонного и особенно локомотивного парка российские железные дороги смогут справляться лишь с перевозками угля на наши электростанции.
Трубопроводный транспорт также работает на пределе. Дефицит пропускной способности, включая казахстанский транзит, уже составляет по экспорту 100 млн тонн в год. И даже экстренные меры по наращиванию вагоностроения и модернизации действующих трубопроводов не способны быстро поправить дело. Пристыковка к старой трубе в Ангарске нового нефтепровода любого маршрута, будь то Дацин или Находка, не спасут от проблемы 2009 года.
Наращивание Китаем использования вполне достаточных и даже избыточных собственных запасов угля по существующей модели экономического развития приведет как к удвоению потребления угля, так и к увеличению выбросов в атмосферу двуокиси серы, что чревато экологической катастрофой от кислотных дождей, уже приносящих Китаю существенный ущерб.

ПРОЕКТ, КОТОРЫЙ ВЫГОДЕН ВСЕМ
Выход из тупика возможен благодаря разработанной в России новой высокой технологии производства синтетического моторного топлива из угля. Старая технология производства моторного топлива из угля с 1942 года обеспечивала военную машину гитлеровской Германии, а также экономику ЮАР времен апартеида в условиях эмбарго. Однако старая технология в мирное время неконкурентоспособна по себестоимости и сильно загрязняет окружающую среду. В то время как новая российская технология производства жидкого топлива из угля не только чуть ли не дешевле перегонки нефти, но и экологически почти безупречна (см. Справку). А запасов угля в Китае и России хватит на века.
Что же следует делать для преодоления конфронтации разнородных мировых сил по энергетическим вопросам? Методология Перемен дает следующую подсказку: нужно гармонизировать интересы сторон в связке Китай – «Фининтерн» – Россия. А именно: сторонам следует вступить в партнерские отношения, где Китай предоставит для новой технологии свой растущий рынок, «Фининтерн» проинвестирует проект под гарантии этого рынка, а Россия по заказу Китая на деньги «Фининтерна» наладит у себя производство оборудования и специальных химических продуктов (катализаторов и присадок).
Таким образом, Россия снизит свою чрезмерную зависимость от сырьевого экспорта и будет загружена изготовлением современного высокотехнологичного оборудования для монтажа заводов прямо на местах добычи угля в Китае, а также получит возможность поставлять химические продукты с высокой добавленной стоимостью.
Стратегическая привлекательность проекта для Китая очевидна. Он обретет резервный источник энергоснабжения своей экономики. При этом отпадают многие перевозки и риски их блокирования. С использованием же импортированных из России малогабаритных ядерных установок в качестве источников энергии, а главное, передовой технологии катализаторов и присадок, исключаются многие вредные выбросы от сжигания угля, осуществляется глубокое (до 90–95%) превращение угля в жидкие продукты, а рентабельная выходная цена светлой синтетической нефти обеспечивается на уровне 15 долларов за баррель.
Международный финансовый капитал, выступающий в качестве инвестора, получит надежный и доходный объект для сохранения и умножения свободных денег с опорой не на спекуляции, а на производство натуральных стоимостей. Силы же, завязанные в другие связки, смогут продолжать беспрепятственно удовлетворять свои энергетические интересы по выгодным им схемам.

Передовая отечественная технология производства синтетического моторного топлива поможет и Китаю и России в решении насущных стратегических задач

Андрей Девятов
Секретарь Союза военных китаеведов России

СПРАВКА.
Передовая российская технология производства жидкого моторного топлива из углей В России разработана и опробована передовая технология превращения твердого топлива в жидкое за счет насыщения природных углей водородом под давлением при повышенной температуре и с использованием катализаторов (прямая гидрогенизация). В результате ожижения получается смесь сырого бензина, керосина и дизельного топлива, выход которой составляет до 60–65% от органической массы угля. Экономическая целесообразность производства жидкого топлива из углей определяется достаточными запасами угля, экологически приемлемым уровнем загрязнения окружающей среды и коммерческой эффективностью, сопоставимой с перегонкой нефти.
Практика строительства, изготовления и опытно-промышленной эксплуатации оборудования завода СТ-5 при шахте Бельковская ОАО «Тулауголь» еще в 1986–1992 годах доказала техническую возможность и высокую экономическую эффективность производства. Из 3 тонн каменного угля или 5,5 тонны бурого угля дешевых марок тогда получалась одна тонна моторного топлива. Ныне доработанная технология обеспечивает расчетную выходную цену светлой синтетической нефти при рентабельности 15% не выше 100 долларов США за тонну. При пересчете на баррель выходная цена с завода составляет 15–16 долларов, тогда как мировая рыночная цена по состоянию на октябрь 2004 года уже превысила 50 долларов за баррель. При этом важно добавить, что ожижение углей на месте добычи исключает перевозку сырья.
Превосходство российской технологии над зарубежными – технологией Германии 40-х годов ХХ века, а также над действующей технологией ЮАР и разработками США и Японии – определяется главным образом следующим:
– высокоскоростная сушка угля в вихревых камерах, разработанных отечественными учеными, по сравнению с барабанными сушилками, применяемыми ранее, снижает удельные капвложения в термообработку угля в 22 раза;
– процесс ожижения угля происходит при мягких условиях: невысокое давление 6–7 МПа (против 20–30 Мпа в традиционных технологиях ожижения под высоким давлением) и температура 425–430°С. Это уменьшает удельные капвложения и эксплуатационные расходы в 4–5 раз, не требует особостойкого оборудования и повышает безопасность производства;
– регенерируемый катализатор (наночастицы солей некоторых металлов) с учетом отечественного ноу-хау его применения по активности оказывается многократно выше, чем водный раствор солей железа в зарубежной технологии.
На основе данных, отработанных в опытном производстве, сделано технико-экономическое обоснование и выполнено проектирование строительства промышленного модуля для производства 500 тыс. тонн моторных топлив в год (бензин, дизельное и реактивное топливо). В регионах, располагающих значительными ресурсами угля, увеличение мощности производства жидкого топлива возможно за счет наращивания модулей. При этом, особенно в регионах, не имеющих свободных ресурсов электроэнергии и имеющих неблагоприятную экологическую обстановку, целесообразно включение в состав комплекса малогабаритных ядерных энергетических установок на быстрых нейтронах разработки ГНЦ РФ «Физико-энергетический институт» (аналогов используемых на подводных лодках). Применение ядерной энергии для ожижения углей исключает токсичные выбросы от сжигания угля для энергообеспечения этого процесса. К российской универсальной технологии ожижения углей разных марок и имеющихся в избытке тяжелых нефтяных остатков (гудрон) давно проявляет интерес Китай. Как страна с огромными запасами угля и развитой угольной промышленностью, Китай осуществляет политику, направленную на то, чтобы планомерно обеспечить состояние технической готовности к моменту, когда замена нефти углем станет необходимой из экономических соображений или в силу создания стратегической ситуации блокады импорта.
Директивными органами КНР принято решение о развертывании заводов синтетического жидкого топлива в местах угледобычи.
На правовой основе межправительственного соглашения «О совместном развертывании сотрудничества в энергетической сфере» от 25.04.1996 г. китайская сторона осуществляет интенсивные контакты с российскими носителями интеллектуальной собственности на технологию производства моторного топлива из углей с частыми приглашениями физических лиц в Китай для консультаций. Предмет особого интереса китайской стороны – ключевой вопрос ноу-хау в части катализаторов.
Выводы:
– эффективность передовой российской технологии производства синтетического жидкого топлива из углей бесспорна;
– эффективность капитальных вложений в заводы по ожижению углей многократно повышается при использовании российских ядерных энергетических установок; – через ноу-хау в области катализаторов Россия обеспечивает себе контроль за соблюдением баланса экономических и политических интересов при продаже технологии за рубеж;
– в силу обстоятельств, вопрос развертывания заводов по ожижению угля весьма актуален для Китая, поэтому взаимовыгодное российско-китайское сотрудничество в этой области может стать предметом политики России на высоком уровне.


Количество показов: 11773
Рейтинг:  3.3
(Голосов: 1, Рейтинг: 3.3)
 © GLOBOSCOPE.RU 2006 - 2017
 E-MAIL: GLOBOSCOPE@GMAIL.COM
Русская доктрина   Институт динамического консерватизма   Русский Обозреватель   Rambler's Top100