RUS ENG
 

ГЛАВНАЯ
ГОСУДАРСТВО
МИРОВАЯ ПОЛИТИКА
БЛИЖНЕЕ ЗАРУБЕЖЬЕ
ЭКОНОМИКА
ОБОРОНА
ИННОВАЦИИ
СОЦИУМ
КУЛЬТУРА
МИРОВОЗЗРЕНИЕ
ВЗГЛЯД В БУДУЩЕЕ
ПРОЕКТ «ПОБЕЖДАЙ»
ИЗ АРХИВОВ РП

Русский обозреватель


Новые хроники

22.12.2010

Настасья Соломина

ЭТО СЛАДКОЕ СЛОВО – СВОБОДА

Ассандж, блогеры и футбольные фанаты в борьбе за безусловные и условные ценности

За одним информационным поводом тут же следует другой; пишущая братия, отфильтровывая заведомо непродаваемую информацию, где никто не убивает, не делает сенсационных заявлений, не обанкрочивается, строчит свои пафосные и неэтичные расследования и интервью, не забывая в каждом третьем номере публиковать рассуждение того или иного писаки на тему упадка российской журналистики. Привыкшие к диалектике современных наших и не наших СМИ считают свободу слова безусловной ценностью, а Россию – страной, до этой свободы далекой. Речь  Парфенова, не подтвержденную никакими «правильными и правдивыми» действиями с его стороны (банально – мог отказаться от премии, которую ему присвоили несправедливые люди, как это сделали создатели «Подстрочника» незадолго до вручения премии Листьева), обсосали со всех сторон, восхищаясь и осуждая. Взращиваемое поколение гламурных журналистов завторило.

Нужна ли России и миру свобода слова? Что такое «свобода слова» и какой она должна быть? Причем здесь блоги? Могут ли последние события в стране и мире помочь ответить на эти вопросы?


ОДИН В ПОЛЕ

Кто такой Джулиан Ассандж? Можно счесть ответ «Википедии» удовлетворительным, заклеить рот изолентой и выйти к американскому посольству с плакатами; а можно задать себе вопрос: чем он отличается от других поборников свободы слова и открытости властей, раз его еще не заткнули? Дело в человеке или несовершенстве американских спецслужб, которые вовсе не так всесильны, как хотят видеть их голливудские сценаристы?

Ознакомительный материал FAQ на «Викиликз» в свое время меня убедил. «Мы предоставляем людям возможность анонимно сливать политическую и корпоративную информацию, которая имеет значение для общественности; наши журналисты обрабатывают эту информацию и пишут на ее основе статьи, но мы оставляем читателям возможность самим анализировать и делать выводы, размещая тысячи документов, которые любой может прочесть» – примерно так говорится там.

В качестве ответа на вопрос, зачем вообще все это делать, приводятся истории с Вьентамом и Кенией, где публикация не предназначенных для печати документов приводила к завершению военных действий и смене правительства вкупе с уменьшением детской смертности соответственно. «В отличие от секретных действий государственной разведки, WikiLeaks как средство массовой информации рассчитывает на способность голых фактов дать гражданам возможность и силу привести прибегающие к устрашению и коррумпированные правительства к справедливости. Благодаря анонимному почтовому ящику WikiLeaks предоставляет возможность заговорить любому государственному служащему, любому бюрократу и любому корпоративному работнику, получившему доступ к заслуживающей осуждения информации, которую их организация хочет скрыть, а общественность должна знать». [перевод – Н.С.]

Что скрывается за этими словами: слухи и пустые бумажки или разоблачающие американских и других плохих дядей документы – пусть судят те, кто прочтет все выложенные на сайте тысячи текстов. Это, по-моему, даже не столь важно, потому что сколько человек, не считая слишком добросовестных представителей журналистской братии, все их прочтет? На «массы» намного сильнее повлияет то, что скажет обо всем этом уважаемая газета/любимый журнал /привычный телеканал – хотя бы потому, что люди рассчитывают на осведомленность профессионалов, пишущих о той или иной проблеме. Надеются, что до ознакомления с материалами с «Викиликз» пишущий о них человек в свое время следил за событиями в Ираке и Афганистане, знает о других информационных утечках, может их сравнить и сделать какой-то обоснованный и правомочный вывод.

Мы же видим, что журналисты в большей своей части не задаются вопросами вроде «насколько ценны данные Викиликз», «почему Ассанджа до сих пор не экстрадировали в США», мало кто даже серьезно копался в прошлом столь известной особы. Всему ранее сказанному о Джулиане и целях его проекта журналисты (!) поверили на слово и бросились разрывать на кусочки огромный, многотысячностраничный информационный повод.

Но разве, чисто теоретически, сайт с такими странными источниками заслуживает журналистского доверия? Почему писать материалы с использованием данных с «Википедии» не принято, а о содержимом «Викиликз» не писали только детские журналы?

Более того, «Викиликз» используют для банального обмана: не каждый полезет на «официальный» сайт проверять, есть ли то или иное «зеркало» в списке созданных для «Викликз». То есть, например, на http://викислив.рф, используя имидж нашумевшего сайта и отсутствие в команде Ассанджа русских переводчиков, могут публиковать все что угодно, ни к каким секретным документам отношения не имеющее и никем не проверяемое. Но многие могут не понять, чем различаются эти сайты. На такое фальшивое «зеркало» клюнули и пакистанские газеты.

То есть, если я сейчас оплачу хостинг «викиутечка.рф» и начну «переводить» там документы о намерениях правящего тандема уничтожить 80% российского народа, отключив в городах электричество, тепло и воду на неделю, «подкреплю» все это фамилиями и датами, на меня наткнется какая-нибудь «Фонтанка», потом ее процитируют другие – и в стране начнется вооруженный мятеж. Неудачное стечение обстоятельств, безответственность нескольких человек.

Таким образом, какие бы цели ни преследовали Ассандж и Ко, добились они многого. Мир замер затаив дыхание – все ждут то ли грандиозной утечки компромата на себя-любимого, то ли падения доверия к Интернету и антиамериканским ресурсам. Кто стоит за Ассанджем и какие его истинные цели, а уж тем более, к чему эта его свобода слова приведет, никто так и не разобрался.


ПРОВОКАЦИИ И ИНТЕРПРЕТАЦИИ

На Манежной площади собирается несколько тысяч футбольных фанатов, начинаются потасовки на улице и в метро. Информационное обеспечение самое разное: тут же публикуются серьезные материалы разбором полетов, впрочем, молчащие о том, что о митинге было известно заранее, а силовиков вначале было меньше, чем на традиционных встречах оппозиции 31-ого числа; появляются фоторепортажи и любительские отчеты с места событий социально активных и вечно возмущенных блогеров; на следующий же день выходят ироничные статьи, по всем правилам журналистских штампов опровергающие произошедшее 11-ого декабря.

Через несколько дней многострадальный микроблог «Вконтакте» разрывается перепечатываемыми сообщениями с просьбами «не ходить такого-то числа в такое-то время в такое-то место в Петербурге, потому что там ожидается столкновение кавказцев с националистами; и рассказать об этом всем друзьям ради их же безопасности». Кто запустил это сообщение – неизвестно, но ясно, что, не призывая к вооруженным восстаниям и национальной нетерпимости, оно кого нужно оповестило, куда и когда надо прийти. Фонтанка.ру, одна из самых известных петербургских интернет-газет, за день до заявленного числа перепечатывает это сообщение без изменения даты и места, обрамляя инфоповод в предложения псевдоаналитического материала, тем самым рассказывая о стычке всем тем, кто еще умудрился о ней не узнать.

Избежать жертв в Петербурге удалось благодаря правильной работе силовиков, но это уже другая история. Вопрос о журналистской этике и банальной ответственности за то, что пишешь, остается открытым. Почему на журфаках не говорят об этом столько, сколько спорят о «понятии» такого явления, как журналистика, расписывая его в наукообразных диссертациях как что-то невообразимо сложное и требующее как минимум четырех лет высшего образования?

Я могу очень долго рассказывать смешные истории о преподавателях и программе петербургского журфака, но все они перестают быть смешными, когда один мой однокурсник, уже много лет пробивающий себе дорогу в СМИ, начинает массированно распространять у себя в блоге информацию о насилии кавказцев и над кавказцами, объясняя все это тем, что «блог – не газета, я публикую сюда то, что меня волнует, а читать это или не читать мои друзья решают сами».

В некоторой степени, он прав: нет никакого кодекса или регламента, устанавливающего рамки для того, что можно публиковать в «личном» блоге. Тем не менее, изливая свои мысли по поводу бесчинств кавказцев, мой однокурсник использует приобретенные на журфаке методы ложных посылок и выборочного предоставления фактов, то есть его блог воздействует на людей так же, как и его статьи. Разница лишь в том, что читателей у дневника меньше, чем у газеты.

И вот мы вернулись к тому, с чего начали. Непроверенная информация Ассанджа – та же непроверенная информация моего однокурсника. «Викиликз» в этом смысле – то же, что и «Викислив», который могу создать я и любой человек, на достаточном уровне владеющий компьютером. Так почему Ассандж и провокационный статус «Вконтакте» муссируются сотнями журналистов, как стоящие информационные поводы, о которых нужно всех-всех-всех известить?

Я не говорю, что нужно молчать обо всем этом. Свобода слова должна быть, и ею иногда пользуются, как мы только что увидели. Но, если пересмотреть конституцию, к которой многие журналисты так любят обращаться, то там провозглашается свобода мысли и слова, а не слова отдельно. Журналист должен думать, что он говорит. И если Парфенов говорил от всего своего прожженного журналистикой сердца, он, видимо, хотел сказать как раз о свободе мысли, которой нет у большей части людей, как в журналистике, так и вне ее.

Свобода мысли и слова должна быть и в СМИ, и на кухнях. Но перемешивать эти две свободы не надо. Люди верят печатному и телевизионному слову больше, чем простому человеческому, предполагая, что журналист не имеет права на непроверенный факт. Тогда как блогер, как и простой смертный, это право имеет. Поэтому the_user и дядя Паша запросто может передать слух и согласиться с ним, а пресса, телевидение и радио должны проверять и расследовать. Поэтому блоги должны брать информацию из СМИ, а не СМИ из блогов. Поэтому блоги и соцсети должны оставаться блогами и соцсетями, а СМИ надо регистрировать. В этом и заключается свобода прессы: издания, имеющие возможность по реализации своих обязанностей по сбору, проверке и анализу информации, должны иметь право быть зарегистрированными и распространяться.


Количество показов: 5047
(Нет голосов)
 © GLOBOSCOPE.RU 2006 - 2017
 E-MAIL: GLOBOSCOPE@GMAIL.COM
Русская доктрина   Институт динамического консерватизма   Русский Обозреватель   Rambler's Top100