RUS ENG
 

ГЛАВНАЯ
ГОСУДАРСТВО
МИРОВАЯ ПОЛИТИКА
БЛИЖНЕЕ ЗАРУБЕЖЬЕ
ЭКОНОМИКА
ОБОРОНА
ИННОВАЦИИ
СОЦИУМ
КУЛЬТУРА
МИРОВОЗЗРЕНИЕ
ВЗГЛЯД В БУДУЩЕЕ
ПРОЕКТ «ПОБЕЖДАЙ»
ИЗ АРХИВОВ РП

Русский обозреватель


Новые хроники

08.01.2010

Константин Черемных

БЛИЖНЕВОСТОЧНАЯ ФРУСТРАЦИЯ

Израильтяне дали от ворот поворот не только Дмитрию Медведеву, но и «Газпрому»

ОЛИГАРХИ БЕЗ ФУРШЕТА

В раннем детстве, еще не зная таких слов, как «фрустрация» и «срыв экспектаций», я тем не менее очень сопереживал главному герою детского стиха-сказки под названием «Баня». Теперь я догадываюсь, что и художник проникся чувствами героя-мишки, которого мелкие лесные зверюшки не пустили в баню. Мишка притопал, солидный, в полной экипировке – с веником, шайкой и полотенцем через плечо. Он мечтал не только попариться, но и вдоволь угоститься после купания лимонадом. А его не пустили, причем без всякого объяснения. И хотя медведь, как следовало из первых строк, был персонаж неоднозначный, страдал повышенным самомнением и по дороге в баню сбивал ни за что ни про что шапки с мухоморов, читателю тоже было «непонятно, отчего так обидели его», и детское горло сжималось от картинки, где мишка, пустив слезу, «потоптался у дверей и пошел домой скорей».

Фрустрация – серьезная штука, крепко влияющая на самоощущение. В городе Иерусалиме, где на 17 января готовился беспрецедентно пышный прием российской делегации во главе с президентом Дмитрием Медведевым, было забронировано 500 мест в лучших отелях для «сливок общества», включая корпоративных боссов, ученых светил и деятелей культуры. Если верить спецкору «Россия-24» Сергею Пашкову, мероприятие готовилось полгода. Представители приглашающей стороны уверяют, что больше: визит должен был обозначить кульминацию трехлетнего сближения России с Израилем. И вот на тебе – был визит и нет его, причем до неизвестного времени. Пашков от возмущения не находит слов на русском языке: это же просто мацав каше*, говорит.

А ведь приглашенный истэблишмент заранее планировал тур на Землю Обетованную и предвкушал не только скрип перьев под текстами договоров, но и последующую культурно-развлекательную программу, приходящуюся, в российском понимании, можно сказать, на курортный сезон. И все было не просто согласовано, а прямо-таки на мази. Не прошло десяти недель с визита спикера Совета Федерации, шести недель – с заседания двусторонней межведомственной комиссии вкупе с представительным бизнес-форумом: Минпром, Минэкономразвития, Минздрав, Минобороны, Роскосмос, само собой, РОСНАНО, все это почему-то во главе с вице-премьером по сельскому хозяйству. Уже тогда, в середине ноября, была точно названа дата «большого визита», а не далее как 19 декабря делегация ФСО застолбила для правительственных и корпоративных делегатов лучшие места в отелях, экскурсионных автобусах и заведениях культурного досуга.

Готовить визит для топ-боссов – вообще-то не хухры-мухры. Как мне рассказывал менеджер из петербургского отеля «Европа», у каждого главы корпорации свои капризы, причуды и предрассудки. К примеру, когда в этот отель приезжал Анатолий Чубайс, на дубовом столике непременно должна была стоять хрустальная вазочка с икрой во льду, а безопасность подготовленного номера требовалось обеспечить самым надежным образом, с применением обученной собаки. Менеджеру на всю жизнь запомнился ужас, когда обнаружилось, что у лучшей в штате собаки, на беду, в момент процедуры имела место течка, в связи с чем номер «люкс» пришлось экстренно и особым образом вентилировать, да еще искать для него новый эксклюзивный ковер...

И именно тот рядовой персонал израильского МИДа, который должен был производить все подобные процедуры, возьми и забастуй. Пашков утверждает, что раньше в Израиле кто только не бастовал – почтальоны, педагоги, прокуроры, только не мидовская прислуга. Похоже, спецкор в Земле Обетованной витает в облаках: на самом деле в прошедшем году аппарат МИДа, требующий окладов на уровне офицеров Генштаба и МОССАД, сорвал уже визиты президентам Панамы, Эстонии и Болгарии. И по его же милости визит в Москву министра обороны Барака, назначенный на март, состоялся только в июне. А израильский министр связи Моше Кахлон, отдыхавший в Греции, не мог восстановить украденный у него на пляже паспорт, ибо персонал родного посольства по случаю забастовки сам отправился загорать.

Однако в данном случае сорвалась не какая-нибудь экскурсия, не рядовой визит дипломата, которого премьер может посадить в личную машину (что и сделал в аналогичной ситуации Биньямин Нетаниягу, когда в июне к нему прилетел Сергей Лавров), а государственный визит с грандиозным приемом, задуманный на уровне не ниже приема президента США. Именно так инструктировал МИД президент Шимон Перес: чтобы было ничуть не скромнее, чем прием Обамы.


МЕДВЕДЬ ДЛЯ «КОЗЫ»

Несмотря на то что и мэйнстримная пресса, и официальные лица – вплоть до самого Переса в телефонной беседе с российским коллегой – объяснили срыв мероприятия исключительно забастовкой, у аудитории неостановимо возникали разные побочные интерпретации. Русскоязычные израильские сайты это даже предвидели: сейчас, дескать, пойдет конспирология. Впрочем, местная аудитория интернет-форумов задалась теориями заговора раньше, чем осоловелые от Нового Года россияне. «Наверно, это Ходорковский плюс что-то еще», – задумался один из читателей сайта Zman. «Уж больно проамериканское поведение у этих забастовщиков», – озарило другого.

В самом деле, накануне в Израиль приезжал американский посредник Деннис Росс, которому вопреки обыкновению не разрешили встретиться с армейскими генералами «через голову» министра Барака. Через несколько дней выступление Барака на военно-стратегической конференции было прервано криками «Убийца детей!» – на мероприятие каким-то образом пробрались левые активисты. После чего член кнессета Фаина Киршенбаум предложила созвать группу по расследованию зарубежного финансирования пацифистских организаций.

Нельзя сказать, чтобы администрация Барака Обамы слишком активно и решительно навязывала Израилю условия мирного урегулирования с палестинцами или проявляла чрезмерное благодушие к Тегерану. После долгой и надсадной торговли Обама согласился-таки на всего лишь трехмесячное и, главное, однократное продление моратория на строительство поселений – и то лишь на Правом берегу, не трогая Иерусалима.

Претензии Израиля к Америке состояли не в том, что Америка делала, а в том, что у нее как раз не получалось. К примеру, сохранить в секрете переписку собственных послов – особенно касательно убийства сооснователя ХАМАС Махмуда аль-Мабхуха. К примеру, повлиять на Лондон, где от нового главы МОССАД Тамира Пардо ждут теперь чуть ли не судебных показаний по делу Мабхуха и по изготовлению для его убийц фальшивых американских паспортов. К примеру, добиться от ООН отмены рассмотрения резолюции по докладу Голдстоуна по истреблению мирного населения в Газе. К примеру, отказаться от поставок авиации Эр-Рияду, как бы ни был важен этот Эр-Рияд для шур-мур с талибами. К примеру, удержать Бразилию, Аргентину и Уругвай – это ж всю жизнь была американская зона ответственности! – от признания палестинского государства, даже если его нет.

По сравнению с Вашингтоном Москва была куда покладистей. Обещанный иранцам контракт по С-300 был безропотно, себе в ущерб, расторгнут, обещанные ливанцам истребители, а иорданцам танки – задвинуты в долгий ящик. Обещанная услуга по переработке иранского ядерного топлива на своей территории была скромно уступлена Бразилии. Наконец, помимо присоединения к санкциям, Москва отказалась от участия в газопроводе Иран–Пакистан–Индия. Дальновидные люди в топ-менеджменте «Газпрома» вспомнили, что «Роснефти» было отказано в участии в конкурсе на Ашдодский НПЗ как компании, партнерствующей с врагами Израиля. И мало того, в «Газпроме» вроде бы ожидалась и «правильная» ротация топ-менеджмента – по крайней мере, на это намекала газета «Ведомости» в середине ноября.

Хотя, как говаривали галутные предки, паровоз на паровоз – это не Бердичев, хоть как-то за все эти услуги нужно было заплатить, хотя бы символически. Устроить эксклюзивный прием – значит, во-первых, уважить, во-вторых, сориентировать диаспору на правильного кандидата в России, в-третьих, показать «козу» Вашингтону: ключики-то от «перезагрузки» – не у вас, а у нас; не вы, а мы – укротители атомных и нефтегазовых медведей; это мы крутые, чтоб было понятно, и попробуйте теперь нас не уважить... Так что пышный прием для российской делегации партнерству с США отнюдь не противоречил, а «козу» уже показывали не раз и не такую.

Впрочем, самая большая «коза», разумеется, была адресована соседям по региону: у вас нефть Залива, а у нас в кармане – одна седьмая часть суши, которой мы вертим, как хотим, со всем, что в ней лежит и что на ней стоит. Не верите – вот вам список делегации с владельцами русских заводов, газет, пароходов. Выкусили?


СПАСИБО, ТОВАРИЩ. ВЫ СВОБОДНЫ

Распоряжение принять главу России на уровне не ниже главы Соединенных Штатов было дано Пересом как раз после отъезда делегации вице-премьера Зубкова, где участвовал, между прочим, глава международного департамента «Газпрома» г-н Цыганков. И дополнительный повод для торжества как раз и состоял в том, что «Газпром» согласился бурить газ на месторождении Мад-Ашдод на израильском шельфе и уже была найдена компания-партнер, где пост главы совета директоров занял еще недавно московский чиновник, а ныне иерусалимский бизнесмен Семен Вайншток.

Равенство израильско-российских отношений с израильско-американскими было провозглашено еще весной этого года. 7 апреля, в тот самый день, когда Минобороны РФ объявило о полном провале испытаний российских беспилотных летательных аппаратов (БПЛА), в Москву прибыла делегация Кнессета Израиля во главе с председателем комитета по обороне и безопасности Цахи Ханегби. И заключила со своими партнерами из Совета Федерации договор о межпарламентском сотрудничестве такого же эксклюзивного уровня, какой до сих пор Израиль достиг только с США. Беспрецедентное соглашение о сотрудничестве по всему спектру внешней политики, военно-промышленного комплекса и внутренней безопасности было результатом усилий с российской стороны: с сентября 2009 года в Иерусалим неоднократно ездили глава внешнеполитического комитета СФ Михаил Маргелов и его коллеги Виталий Малкин и Борис Шпигель. И это партнерство обещало быть даже душевнее американского: сенатор Малкин на встрече в Москве выражался о партии ХАМАС, правящей сектором Газа, столь воинственно, что его был вынужден одернуть экс-министр обороны Израиля Амир Перец.

7-9 апреля 2010 года делегация израильских депутатов в Москве побывала не только в парламенте, но и в офисах помощника российского президента Аркадия Дворковича, а также главы РосВТС Михаила Дмитриева. В свою очередь, из Москвы в Иерусалим ездили первые лица Совета безопасности, а следом за ними – вице-премьер Христенко с главой «Оборонпрома» Реутом, вице-губернатор Санкт-Петербурга, главы промышленных регионов, министры республик Северного Кавказа. В первом двустороннем бизнес-форуме, помимо энерго-, фарма- и нано-отраслей, участвовали менеджеры «Олимпстроя». Поскольку формат партнерства включал в себя не только закупку израильских БПЛА и участие израильских компаний в «Сколково», но и обеспечение безопасности Олимпиады в Сочи.

В сентябре-ноябре командировочные валили валом: это был какой-то осенний марафон. Суета была такая, будто партнером России становилось государство сопоставимого размера по территории, народонаселению и ВВП. Ведь Израиль – государство особенное, как подчеркивал в Иерусалиме спикер СФ Сергей Миронов: однажды СССР помог Израилю получить мировое признание, а теперь, мол, настала пора и Израилю помочь России.

Русскоязычный депутат Кнессета Юрий Штерн, которого чаще видели не с официальными российскими деятелями, а с бизнесменами сомнительной репутации, выражался пару лет назад еще более образно: Израилю предназначено выполнить для России такую же миссию, как американский план Маршалла для Германии.

Нельзя сказать, чтобы отношения с русскоязычной партией «Наш дом Израиль», где состоял Штерн, складывались у Москвы вполне безоблачно: чеченских сепаратистов эта партия публично порицала, но зато к правящей Грузии питала сочувствие, как и американские приятели-«неоконы». Но приход администрации Обамы–Клинтон, не сильно жалующей израильских правых, склонял и главу «Ликуда» Нетаниягу, и главу НДИ Либермана к интенсивному продолжению флирта с Москвой. В том числе, само собой, ввиду участия России в «шестерке» посредников по ядерному потенциалу Ирана.

Формула ныне покойного Юрия Штерна недвусмысленна, как растопыренные пальцы. План Маршалла означает массивную технологическую и социально-экономическую поддержку в обмен на отказ от суверенной внешней политики. Не просто так, разумеется, а для превращения страны-партнера в плацдарм против третьей стороны, от которой исходит реальная смертельная угроза.

И все бы в формуле сходилось, если бы не три отличия: а) реальный план Маршалла реализовался в индустриальную эпоху – и социально-экономически, соответственно, облагодетельствовал все население Германии; б) третья сторона, Советский Союз, был в самом деле мощным, оснащенным и грозным конкурентом; в) чтобы быть субъектом аналогичного плана, нужно отвечать всеми, а не отдельно взятыми свойствами супердержавы, причем этот статус должен быть очевиден хотя бы для населения благодарного партнера – иными словами, он должен ощущать себя как за каменной стеной.

Постиндустриальный план может облагодетельствовать в лучшем случае постиндустриальное сословие, отягощенное комплексом проигранной войны. Нельзя сказать, чтобы подобного слоя интеллектуалов в России вовсе не было – иначе просто не набралось бы состава московских и региональных делегаций, искренне падающих ниц перед израильским технологическим гением. Однако свои средиземноморские туры чиновники, профессора и бизнесмены не сильно афишировали, и для большинства российской телеаудитории сам факт госвизита, готовившегося полгода, был сюрпризом. Даже еврейская общественность на местах – судя хотя бы по продвинутому Санкт-Петербургу – не представляла себе весь масштаб двусторонних прожектов, и не была осведомлена о том, к примеру, что вице-президент центра «Сколково» является основателем российско-израильской бизнес-школы, где обучался помощник президента, а заодно и политтехнологом израильского премьера Нетаниягу.

Угрожающая третья сторона – Иран – при всем желании не может составить технологическую конкуренцию ни Америке, ни Франции, ни России, ни Индии, ни Израилю. Директор МОССАД Меир Даган, как упорно ни добивался от Вашингтона поддержки, не врал американскому коллеге в глаза про страшный иранский атом: раньше 2014 года, говорил он, они своей первой бомбы не сделают. А самый алармистский израильский сайт, debka.com, еще более откровенно признавал, что в иранском истэблишменте сегодня нет того единства, которое было еще два года назад и что элита Тегерана раскололась на три враждующих группировки. В советском Политбюро тоже не царило полного единомыслия, но представить себе, чтобы три четверти Верховного Совета СССР при Сталине или Хрущеве публично проголосовали против отставки министра иностранных дел, было решительно невозможно.

Наконец, в супердержавный статус Израиля не верил даже более известный однофамилец Штерна по имени Авраам. О статусе региональной державы можно было с натяжкой говорить, когда относительно надежным союзником была Турция, когда в соседнем Ливане существовала союзная армия, когда, наконец, переезд на Землю Обетованную был желанной мечтой для еврейских технических интеллектуалов со всего мира. На самом деле в истекшем году экспорт израильских ноу-хау сократился на 17%, и на каждой технической конференции стоит ностальгический стон о притоке умов и талантов времен советской перестройки.

Российский политик или чиновник, чтобы принять израильский римейк плана Маршалла всерьез, должен обладать, таким образом, по меньшей мере тремя иллюзиями: а) что постиндустриальная экономика, заменив «устаревшую» сырьевую, автоматически творит чудеса независимо от размера территории и состояния ее инфраструктуры; б) что услуги, предоставляемые взамен, стратегически важны и незаменимы; в) что фундамент эксклюзивных отношений составляет некая особая субстанция, открывающая, как в сказке о золотом ключике, двери в сверхновую эру человечества.

Всеми вышеназванными допущениями были обуреваемы члены Совета Федерации. В ходе своего последнего визита, 15–19 декабря, они поведали в Иерусалиме вице-премьеру Ицхаку Ароновичу, что преобразование отсталой российской милиции в продвинутую полицию будет производиться именно по израильскому образцу. Взамен была предложена модель российского МЧС, якобы суперэффективная при тушении пожаров – свидетельством, впрочем, был не российский опыт, а недавние подвиги усмирения стихии на израильской горе Кармель. МЧС могла проявить себя столь же эффективно и в других зонах бедствия – к примеру, турецкие профессионалы одновременно помогали и иранцам, и израильтянам. Но гора Кармель, очевидно, теперь считается более важным и, видимо, более сакральным местом на земле, чем какая-нибудь гора Белуха.

Глава делегации, сенатор Маргелов, был занят в гостях множеством дел: он навещал военных на Голанских высотах, посещал Генштаб и даже избрал Израиль как самое удобное место для встречи с... христианами-сепаратистами из Южного Судана (у него же есть и другая официальная должность – спецпредставитель Президента в Судане). Тем не менее, Маргелов выкроил несколько часов для посещения города Цфат, где каждый камень каббалистами славен, и побывал в синагоге рабби Йосефа Каро – автора свода законов «Шулхан Арух». В официальную повестку дня это паломничество не входило, но сенатора, как Штирлица на родину, просто неудержимо рвало к священным мистическим камням.

20 декабря, в день, когда в Иерусалим уже прибыли чиновники ФСО – готовить президентский прием и наводить справки о наличии особо обученных собак в иерусалимских отелях, – сенатор Маргелов договаривался с премьером Нетаньягу ни больше ни меньше как об участии членов Кнессета в Межпарламентской ассамблее СНГ в статусе наблюдателей – такой статус, к примеру, до 1997 года имели депутаты Верховной Рады Украины (и имели бы до сих пор, если бы не усилия пророссийского спикера Александра Ткаченко, которого потом выкинули из кресла в прямом смысле). Америке такого и не снилось!

Между тем в это самое время компания Delek Ицхака Тшувы – с которой настойчиво искал дружбы российский «Лукойл» – завершала прозаическую разведку газового месторождения «Левиафан». И оказалось, что «Левиафан» несравнимо мощнее «Мад-Ашдода», к которому накануне присмотрелся г-н Цыганков, а добыча там меньше повредит живой природе, чем бурение в прибрежной акватории. И уж во всяком случае, можно будет сэкономить на юридических услугах для г-на Вайнштока, которого в Москве изобличили в крупномасштабном хищении – причем вместе с той проектной фирмой, которую он с собой привез. Что-то он наворотил в Восточной Сибири, и как бы чекист Степашин его ни выгораживал, правозащитница Альбац знает лучше.

Мало того, стало ясно, что запасы «Левиафана» позволят Израилю обогатить бюджет без всяких высокотехнологических и альтернативно-энергетических премудростей – элементарно за счет сырьевой ренты. Что можно теперь обойтись и без египетского газа, и без иракской нефти: сами с усами, под слоем газа на «Левифане» и нефть залегает, а два крупных НПЗ построены. Что война в Ираке не стоила нефтепровода Киркук–Хайфа, а если там кто-то пострадал, так мы ни при чем. Что прожекты типа «Голубого потока-2» из Турции, которым еще во времена Владимира Гусинского «Газпром» намеревался осчастливить Израиль, больше не нужны: наоборот, Израиль сможет сам экспортировать энергоносители! А за благожелательные жесты взамен за гипотетический «Голубой поток-2», как то свертывание военно-технического сотрудничества с арабскими странами, новоиспеченному стратегическому партнеру просто пожмут руку: спасибо, товарищ. Теперь – свободен.

Топ-менеджеры «Газпрома» в начале декабря робко заикнулись: мол, если на «Левиафане» и впрямь найдут много газа, может, его... того, этого... каким-нибудь боком к «Южному потоку» подключить? Однако, как теперь сообщает NewsIl, подобные предложения израильские стратегические партнеры рассматривали как «не слишком реальные» – в отличие от подключения к Nabucco, «несмотря на всю неприязнь отношений с турками».

29 декабря были оглашены данные пробного бурения на «Левиафане» – 450 млрд кубометров. И 29 декабря МИДовский профсоюз охватил неудержимый забастовочный зуд.

Энергетическая независимость кружит голову даже беспонтовым. А если понты повыше, то с нею – выше крыши. Кто там стучится на фуршет? Миллер, Вайншток, Алекперов? Кто такие? Знать не знаем. Что? Кто-то хочет вложиться в трубопровод в Грецию? Подождите за дверью. Мы рассмотрим ваше предложение в общем порядке. Савланут**.


ЧЕТЫРЕ ЦЕНЫ ДВУХЭТАЖНОГО ДОМА

Сергей Пашков в эфире «России-24» про газовые вожделения в Израиле ничего не рассказал. Он только сокрушался о срыве важных «символических мероприятий», задуманных в Иерусалиме к приезду Медведева – в частности, посещения Сергиевского подворья. Репортер приуменьшил масштаб первоначальных планов: на самом деле в день визита подворье в центре города должно было быть торжественно передано Русской Православной церкви.

Предполагалось, что эта церемония станет основным – по крайней мере, самым публичным и обильно освещаемым – событием визита. После трогательных рождественских репортажей о паломниках в Иерусалиме телеаудиторию должны были обрадовать воссозданием русской миссии на Святой Земле. А о контрактах, за которыми отправились четыре сотни корпоративных менеджеров – так, между прочим.

Торговля вокруг церковного здания велась давно. Юридическая возможность для его возвращения РПЦ возникла только после воссоединения с РПЦЗ, а также после восстановления прежнего юрлица-владельца – Императорского Православного Палестинского общества. Его новый глава Сергей Степашин регулярно наведывался в Израиль, не жалея благосклонных эпитетов для своих собеседников, особенно для дамы – тогдашнего министра иностранных дел Ципи Ливни: «Она тоже сначала работала в разведке, а потом была министром юстиции». Уже в июле 2008 года он докладывал Путину, что в течение месяца все земельные участки, полученные церковью при Российской Империи, будут возвращены. Но через месяц разразился грузино-осетинский конфликт, и в Иерусалим прибыла делегация американских республиканцев, настаивая, чтобы Израиль отказался от сделки: дескать, получится, что агрессивная империя получит себе собственность в Израиле в виде медали. Потом мотивом возражений стали запланированные поставки вооружений Сирии. Поскольку Москва продолжала усиленно обхаживать подворье, стало понятно, что это хороший предмет для торговли «на всех столах».

При этом местная пресса набивала цену в том числе историческими аргументами. «Сергиевское подворье – двухэтажное здание XIX века, построенное на средства основателя ИППО великого князя Сергея Александровича Романова, – сообщал обозреватель Izrus в безмятежной интонации экскурсовода. – Он вошел в историю не только своими гомосексуальными наклонностями, но и яростным антисемитизмом. Будучи московским губернатором, Сергей Александрович в 1891–1892 гг. осуществил массовые депортации тысяч евреев из Москвы. Изгнание евреев сопровождалось издевательствами и полицейским произволом. В феврале 1905 г. Сергей Александрович был разорван на куски взрывом бомбы террориста-революционера».

В принципе никаким безвозмездным даром передача здания не являлась: одновременно с его возвращением церкви Москва обещала передать израильтянам ценнейшую коллекцию древнееврейских рукописей барона Гинцбурга (форма оплаты номер один). Не далее как 23 декабря 2010 года по этому поводу в Иерусалим приезжал экс-министр культуры Михаил Швыдкой. Но, несмотря на его заслуги в области «десакрализации власти» в России, вполне соответствующие сути римейка плана Маршалла, его чары не подействовали.

Во-первых, хотя в 2009 году здание было официально переоформлено на баланс «Росзагрансобственности», его продолжали занимать арендаторы – Минсельхоз Израиля, Общество охраны природы и иерусалимский Департамент по вопросам памятников. Чиновники от сельского хозяйства, которое немало выиграло от поставок своей продукции в Россию в год засухи, не торопились переехать в построенное для них на российские средства новое здание (форма оплаты номер два). Экологисты по своим соображениям не хотели покидать центр города. Городской муниципалитет, в свою очередь, вычислил, что официальный правообладатель части здания до 1967 года, Всероссийское православное общество при РАН, не уплатил около 3 млн шекелей земельного налога (форма оплаты номер три). Помимо этого, ведомство по охране памятников настаивала на сохранении небольшого археологического парка, разбитого по инициативе Моше Даяна в период, когда он возглавлял Минсельхоз.

Во-вторых, против передачи неожиданно выступило общество израильских ветеранов-чернобыльцев, требовавшее восстановления им советских льгот. Это стало лишним поводом для постановки вопроса о выплате пенсии всем репатриантам, прибывшим в Израиль до 1991 года с отказом от советского гражданства (форма оплаты номер четыре).

В-третьих, «Росзагрансобственность» робко заикнулась о предоставлении льготы по муниципальному налогу, учитывая, что церковь – все-таки общественная организация. После этого реставраторов из петербургского ФГУП «Спецпроектреставрация» физически не допустили к ремонтным работам. Заместитель мэра по архитектурному наследию Наоми Цур привела безупречный аргумент Венецианской хартии ЮНЕСКО: «Русские хотят не реставрировать здание, а перестроить» (хотя ничего другого с запущенным крылом здания, пустовавшим с 1967 года, сделать было невозможно).

Еще до прибытия Маргелова и Швыдкого в Иерусалим Сергиево подворье стало предметом особого внимания, как говорят в России, «градозащитной общественности». В интервью Zman представитель мэрии заявил, что «русские хотят все быстро перестроить и починить здесь, прямо к визиту Медведева – это советская система наведения лоска».

27 декабря в израильскую прессу проникла информация о том, что посла РФ в Израиле Петра Стегния срочно вызвали в Москву, и что более того – его собираются снять с должности вместе с заместителем главы МИД РФ Александром Салтановым. Если бы не было забастовки, объявленной 29 декабря, то ее следовало бы придумать: гнев в адрес посла, очевидно, содержал в себе подозрение на использование федеральных средств «методом Вайнштока».

Примечательно, что непосредственным организатором забастовки называли главу отдела «Евразия-1» МИД Яакова Ливне – бывшего москвича, непосредственно участвовавшего в организации всех вышеназванных визитов. С которым якобы никак не может справиться его прямой начальник Авигдор Либерман, и ни премьер, ни президент не топнет на него ногой – хотя умеют. И весь этот чиновный паралич возникает от одной сквозной мысли: а вдруг как продешевили?

Не с Ходорковским продешевили, разумеется. С газом. С недвижимостью. С технологиями. Со ставками на 2012 год: в декабре прошел сигнал, что Медведев «не тянет», и что возможен некий третий кандидат – и на кой тогда разоряться? Водка, икра... А мацы в каше не хотите?

Засомневались – и не уважили. Обещали стратегическое партнерство – и «заковыряли обратно». И ведь не сегодня «заковыряли». Если были обещаны эксклюзивные услуги по безопасности Олимпиады, то как с этим вяжется участие израильтян в тбилисской конференции по черкесскому вопросу, против этой самой Олимпиады как раз и устроенной?

А вот министра внутренней безопасности США Джанет Наполитано как раз уважили. Приняли по полной программе, без саботажа МИДовской обслуги. Есть еще вопросы об эксклюзивности отношений, надежности обещаний, цене личных комплиментов?

И это сейчас, при Обаме. А если после Обамы придет Маккейн или даже Байден – тогда вытирать ноги о «стратегического партнера» будут вообще без всяких извинений?


ПОЗВОЛЬТЕ ВАМ ВЫЙТИ ВОН

Действительно ли за срыв ремонта Сергиевского подворья будет наказан заместитель главы российского МИД – вопрос туманный. Тем не менее его преемник уже назывался сайтом Izrus: речь идет о нынешнем после РФ в Египте Михаиле Богданове.

В Египте дипломатический климат для России в самом деле осложнился – что интересно, с легкой руки того же сайта Izrus. Именно из сообщения на этом ресурсе масс-медиа, в том числе арабские, узнали о том, что Михаил Маргелов встречался в Израиле с южносуданскими оппозиционерами. А о том, насколько объективно сенатор занимается урегулированием этого конфликта, свидетельствовала процитированная похвала со стороны спецпредставителя США в Судане Скотта Грейшна:

«Мы 18 месяцев находимся в тесном контакте с Михаилом Маргеловым. Мы не только решаем профессиональные вопросы по этой проблеме, мы еще и друзья, что действительно помогает. Мы глубоко признательны за те усилия, которые он предпринял, чтобы перебросить российские вертолеты из Чада в Южный Судан, и за ту работу, которую он делает. Отношения между спецпредставителями наших стран очень важны – так же, как большое значение имеют мои личные отношения с господином Маргеловым».

Руководство Египта, прочитав о тайной встрече и о содержании «важной работы» сенатора Маргелова в соседнем государстве, как сообщается, «пришло в ярость». Теперь источники debka.com в Каире посмеиваются над лажанувшимися в очередной раз русскими, а конфликты с христианским меньшинством из Судана перекинулись в Египет.

Программа официального визита Дмитрия Медведева на Ближний Восток не включала Каир. Однако ливанское агентство CNA 13 декабря сообщало, что в программу входит Бейрут. Как раз в это время Александр Салтанов посещал Ливан и Сирию, где встречался не только с Башаром аль-Ассадом, но и с генсеком ХАМАС Халедом Машаалем. «Москва продолжает ласкать лидера террористов», – прошипел сайт IsraLand накануне скандала вокруг Сергиевского подворья. Неправильно, дескать, неправильно ведет себя замглавы русского МИД. С ХАМАС общались и Джимми Картер, и Рамзай Кларк, и леди Кэрин Эштон – но на них управы нет, а вот на Салтанова...

Вообще-то у российского ВМФ в Сирии единственная зарубежная военно-морская база. Но в Дамаск и Бейрут замглавы МИД РФ отправился в связи со встречей международных посредников по Ближнему Востоку. И нельзя сказать, чтобы ведомство Лаврова действовало ужасно смело: одновременно в Израиле гостил замглавы Департамента Ближнего Востока и Африки Сергей Яковлев. Как сообщает Izrus, он «наблюдал за реакцией израильской стороны на возобновление российских переговоров с палестинцами». Прямо как в сказке про Алису: а вдруг обидится кто?

Но к поездке Салтанова разведывательно-коммерческий сайт debka.com еще 9 декабря подготовил сенсационное предисловие! Оно касалось нефти и газа на средиземноморском шельфе, где не определена морская граница между Израилем и Ливаном. Официальный Бейрут поднимал вопрос о разграничении шельфа (с Кипром Израиль эту процедуру осуществил) еще год назад. Теперь debka вещает, что эта граница зависит вообще не от Бейрута и не от Иерусалима, а от... премьер-министра РФ Владимира Путина. Якобы Путин, принимая в Москве Рафика аль-Харири, пообещал Ливану – по тексту – «утвердиться на карте нефтяных и газовых месторождений и трубопроводов в Средиземном море. Путин сказал своему гостю, что его единственный шанс – положиться на Москву, и сделаться союзником России в области энергоносителей».

Более того, «Путин предложил Харири, что Россия станет основным инвестором в Ливане, который вернет Бейруту положение финансовой столицы Ближнего Востока, Россия предоставит Ливану все потребное финансовые и техническое обеспечение и персонал, для разработки месторождений. Путин также пообещал, что Россия даст ливанской армии новейшее вооружение, чтобы Бейрут имел необходимые силы для защиты нефтяных и газовых месторождений...»

Такая «сенсация» до торгово-разведывательного сайта дошла, с ретрансляцией на русскоязычном Седьмом канале, как ни странно, не в день якобы выданных обещаний, а спустя почти месяц. По совпадению – перед поездкой Салтанова и во время конференции клуба «Валдай» по Ближнему Востоку, где участвовал Михаил Витальевич Маргелов.

И теперь заместителю главы российского МИД кто-то любезно предлагает выйти вон. Кто? Счетная палата? Совет Безопасности? Киссинджер? Сайт Izrus?

Внимательный читатель сайта Izrus, кстати, легко заметит, что его создатели готовы сложить голову за Авигдора Либермана, зато охотно перепечатывают сплетни о Биньямине Нетаниягу. И если уж закладывают Маргелова, то не просто так. Да мало ли кого из многочисленных чиновников, снующих сюда из Москвы еженедельно, могли присмотреть на его место.

Маленькое ближневосточное государство, которое идеализируют сверх меры некоторые политики и парламентарии, представляет собой при нынешнем правительстве ровно такой же гадюшник, как и при Шароне и Ольмерте. Как раз в то время, когда представители Совета Федерации восхищались израильской полицейской системой, готовясь к внедрению сего образца совершенства в России, вице-премьер по безопасности Ицхак Аронович мучительно решал, кого ему предпочесть из двух кандидатов на пост главы государственной полиции Израиля – генерала Ури Бар-Лева, судимого за сексуальное домогательство, или генерала Йоханана Даннино, на которого в Высший суд подана жалобы за намеренное «заматывание «уголовного дела против наркотрейдеров братьев Абарджиль. Обоих продвигали влиятельные кланы.

Эти кланы готовы вцепиться друг в друга, не брезгуя никакими средствами – вплоть до десяти уголовных дел на старика за сексуальный харрасмент в юности; вплоть до подкупа целой думской фракции под закон о деприватизации отдельного столичного отеля; вплоть до письма от имени кавказских народов с призывом устроить мятеж в Москве у торгового центра, принадлежащего конкуренту. Единство этих кланов, вплоть до истерики с пеной у рта, возникает только в тех случаях, когда политический партнер, даже самый доброжелательный изначально, задумывается наконец о том, не слишком ли обременительна становится эта бесконечная игра в одни узкие, но безразмерные ворота.

Вот тут и начинаются незамысловатые интрижки, вплоть до отставки и назначения чужих послов, срыва как бы случайно назначенных визитов к себе, а заодно к тому парню – нежелательному, вроде Саада аль-Харири. Как следовало из взволнованного рассказа Сергея Пашкова, запланированный визит президента России на Ближний Восток ограничится только Иерихоном и Амманом. А кто отменил Бейрут? Сам Пашков? Какой-нибудь Скотт Грейшн? Сайт debka.com?


КОНЕЦ ОСЕННЕГО МАРАФОНА

Пока российская бизнес-делегация распаковывала чемоданы, в ООН по запросу Ливана рассматривался вопрос о целесообразности демаркации ливано-израильского морской границы. И 5 января израильские СМИ торжествующе зашелестели: нет! ООН говорит – нецелесообразно!

То ли среди нефтегазовых экспертов ООН распространено решение вопросов по методу Вайнштока, то ли эксперты призадумались: одну минуточку, а как же палестинский шельф между Израилем и Ливаном?

Вопрос, конечно, интересный. Особенно учитывая, что на следующий день, 6 января, американский генподрядчик разведки месторождения «Левиафан», Noble Energy, выносит свой вердикт: газ отсюда целесообразно вывозить в сжиженном виде. То есть никаких газопроводов. И никакого «Газпрома»: СПГ – не его профиль.

Похоже, Яакову Ливне пора заканчивать ломать комедию, то есть забастовку. А топ-менеджерам «Газпрома», прицелившимся было на израильско-греческий проект, остается только чесать репу. Не пройдет и месяца, как они догадаются, почему правительство Нетаниягу–Либермана так упорно заматывало переговоры с палестинцами, придумывая все новые поводы их разозлить и тем самым затянуть процесс. За это время, правда, три латиноамериканских страны заявили о готовности признать суверенитет Палестины, если ее суверенитет будет провозглашен в одностороннем порядке.

А ведь на шельфе Палестины мог бы работать «Газпром». Как, впрочем, и на шельфе соседних стран к северу. По данным «Хаарец», зона перспективного шельфа тянется даже не до Ливана, а до Сирии. Однако именно с Палестиной, учитывая многодесятилетний стаж дипломатических отношений, договориться было бы проще всего. «Газпром» бы распоряжался здесь как у себя дома. Надо было только продолжать эти отношения, отстаивать интересы старых друзей Москвы. Но стратегические решения принимают не на улице Наметкина, а в Кремле и на Смоленской.

Что же там делали вместо решения палестинской проблемы? Там «Сколково» строили. Там беспилотники закупали – как теперь известно из утечек WikiLeaks, устаревшие, о чем Меир Даган с удовольствием рассказывал Роберту Гейтсу. А еще зазывали израильские охранные компании в Сочи, как самый высокотехнологичный в мире спецназ. А еще исполняли наилучшие пожелания перезагрузочных кураторов по разжиганию гражданской войны в Судане. Ценой отношений с Египтом и – еще один привет «Газпрому» – с Ливией.

Это даже не мацав каше. Это мацав каше меод***. И в этом смысле приглашение на лыжную прогулку от Арнольда Шварценеггера, которого даже канал «Россия-24» признал-таки никуда не годным губернатором, очень символично.

Мы строили, строили и, наконец, построили. Европейскую безопасность, секторальную ПРО, «Сколково», православную миссию на Святой Земле, а также стратегическое партнерство особого значения с малюсенькой ближневосточной страной, которая плюнула нам в рожу и не растерла.

Тихий рождественский снегопад располагает к размышлению. Осенний марафон для обоих лыжников закончился. Наступил – как это называется – трезвователь?..


*Затруднительное положение (ивр.)

**Потерпите (ивр.)

***Очень затруднительное положение (ивр.)


Количество показов: 8017
(Нет голосов)
 © GLOBOSCOPE.RU 2006 - 2017
 E-MAIL: GLOBOSCOPE@GMAIL.COM
Русская доктрина   Институт динамического консерватизма   Русский Обозреватель   Rambler's Top100