RUS ENG
 

ГЛАВНАЯ
ГОСУДАРСТВО
МИРОВАЯ ПОЛИТИКА
БЛИЖНЕЕ ЗАРУБЕЖЬЕ
ЭКОНОМИКА
ОБОРОНА
ИННОВАЦИИ
СОЦИУМ
КУЛЬТУРА
МИРОВОЗЗРЕНИЕ
ВЗГЛЯД В БУДУЩЕЕ
ПРОЕКТ «ПОБЕЖДАЙ»
ИЗ АРХИВОВ РП

Русский обозреватель


Новые хроники

13.06.2012

Константин Черемных

ЧЕЛОВЕЧКИ ДОЖДЯ

По ту сторону «манифеста Свободной России»

КАЖДОЙ ТВАРИ ПО ПАРЕ

Помнится, в 1992 году день 12 июня был жарким и солнечным, вполне подходящим для народных гуляний. Но нельзя сказать, что общественность с замороженными вкладами в Сбербанке горела тогда ликованием по поводу наступившего всего год назад освобождения России от самой себя. В Санкт-Петербурге в тот день было всего четыре негосударственных мероприятия: а) футбольный матч, устроенный радиостанцией «Свобода», б) мероприятие харизматических церквей в Театре юных зрителей (на фасаде слева транспарант «Христос умер за тебя», справа транспарант «Слава Богу»), в) съезд (конгресс? – не помню) Богородичного центра, г) конференция Лиги сексуальных меньшинств им. Чайковского.

Через двадцать лет 12 июня вновь стало поводом для общественной активности, и сверх того – всемирной заботы о ней, к чему предрасполагала и новейшая политическая конъюнктура, и новейшая информационная инфраструктура.

В Кременчуге блоггер Александр Нор был убежден, что общественность в России себя покажет в полный рост: «После обыска Алексей Навальный стал героем», – верил он. Для оптимизма был и второй повод – закон о митингах, благо Станислав Белковский убеждал, что этот закон-то как раз общественность и мобилизует.

«Все внимание мира ныне приковано к России», – сообщалось на портале Sunisrael.ya.ru со ссылкой на телеканал «Дождь» и блоггера dolboeb. Вторая ссылка выдавала не только качество, но и местопребывание источника: Антон Носик, как всегда, был в гуще событий.

Зато блоггерша rivalu с Арбата, считающая себя superficial bitch (в ее представлении superficial, видимо, равнозначно superb), действительно была в Нью-Йорке и посему страдала: «Блядь, почему я не в Москве?» Очевидно, ее не отпустили из офиса, где она работает после успешной сдачи New York Bar Exam (на экзамен дама 28 лет пошла с ярко-красным волосатеньким талисманом по имени Барни).

В Нью-Йорке общественность, солидарная с dolboeb’ом, митинговала на троих – в лице Павла Ивлева, Бориса Кузнецова и Алексея Гольдфарба. Внимание телекомпании CNN тоже было приковано к России, но она демонстрировала кадры декабрьской давности. Возможно, из-за неблагоприятных условий для съемок. Поскольку, как сообщалось на Politics.ru, главным провокатором в Москве и Петербурге 12 июня оказался дождь. А еще одним провокатором был футбол, поскольку накануне в матче с чехами россияне не проиграли, а выиграли. А как писал в журнале «Сноб» экс-главный редактор «Ведомостей» Леня Бершидский, «ничто так не отбросит оппозицию, как хорошее выступление российской сборной на Евро-2012».

Правда, другой Леня, под ником «Ивендар», оценивал ситуацию иначе: «Марш миллионов, шествие футбольных фанатов в Варшаве, игра российской сборной с Польшей – гремучий коктейль. Сегодня в новостях будет слишком много про русских, а это чревато. Я уверен, что если конец света наступит, то начнется он непременно с нашей Родины». С этими оптимистическими словами Ивендар собирался-таки на шествие, но осмотрительно: «До Пушкинской, в Макдак напротив площади: подкормиться каким-нибудь бургером и обязательно большой кофе. Пара сигарет, затем рекогносцировка местности». Если что, то Леня остался бы в Макдаке – как в месте, заведомо защищенном от планетарных катаклизмов.

Юная леди с ником lollabye, 1985 г.р., вообще осталась дома: «Я завтра не пойду на марш, потому что боюсь, что может там произойти. Если бы я не была такой трусихой, я была бы там». Юная леди не шибко знает грамоте, хотя, судя по другим записям, пользуется компьютером, живет и трудится в центре столицы и считает себя белой костью: «Мой каждый рабочий день начинается с того, что я выхожу из м. курская, зажмуриваю глаза, закрываю рукой нос и чешу в сторону местной дизайн-мекки ArtPlay. А все потому, что Курская – это бомжатник ужасный. Помню в Берлине на Hauptbahnhof путешествующая публика попивала свой утренний кофе с таким счастливым лицом, что казалось бы они отсюда и не уходили бы никогда. Но то Германия, а у нас азиопа». Поэтому Лола – сторонница выселения понаехавших азиатов куда подальше.

Еще одна самодостаточная леди под ником Ланиэль, напротив, спешила на своем авто на шествие, превозмогая сон. Эта леди – ищущая натура: «Лазила по Вики, открыла для себя Эдду. Много думала». По пути Ланиэль подобрала с собой двух питерцев. Эти питерцы знали, что на Неве на этот раз будет не интереснее, чем двадцать лет назад. В самом деле, численность местного шествия не превышала вышеназванных мероприятий 20-летней давности. Хотя качество было сходное: был даже плакат «Свободу Оскару Уайльду!».

В Москве обещанный миллион составил-таки в районе проспекта Сахарова 50 тысяч. В отличие от CNN, телеканал РБК-ТВ снимал шествие в натуре и с уровня глаза, отчего численность казалось больше. Ведь у хозяев CNN нет в России проекта собственной партии, а у хозяина РБК-ТВ Михаила Прохорова – есть, и они были туда организованно делегированы.

Так что нельзя сказать, что пресловутая тоталитарная власть помешала мероприятию. Закон, сокращающий численность партии до 500 человек, как раз способствовал делегированию каждой твари по паре. А поскольку все оргкомитеты концентрируются в Москве, то миллион составил в столице не тысячу, как в Питере, и не 40 человек, как во Владивостоке. И по той же причине участники были заинтересованы не в эксцессах, а в том, чтобы засветиться.

Но засветиться дали не всем, о чем страдал анархист Влад Тупикин: «Как определялся состав выступающих на митинге 12 июня? Решения были приняты на закрытых заседаниях. В выступлении оргкомитет отказал а) Дмитрию Кожневу – представителю профсоюза МПРА, организовавшему одну из самых масштабных забастовок в России за последние 10 лет, б) Айнуру Курманову – лидеру независимого казахстанского профсоюза «Жанарту», герою Жанаозена, в) Движению «Оккупай», благодаря которому протест остаётся непрерывным с 6 мая и быстро распространяется по всей стране, чего, как мы помним, так и не удалось добиться оргкомитету».

Чувствительной Лоле сделалось бы дурно на проспекте Сахарова: там пахло казахской соляркой. Что было так же закономерно, как и «оккупай Абай», и сам «героизм» жанаозенских мальчиков в кожаных куртках – после того, как Владимир Путин анонсировал создание «полюса силы» на основе Евразийского союза.

В протестной массе, от имени которой леди Женя Химкинского уезда, обласканная Байденом и Макфолом, огласила «Манифест Свободной России» – согласно пункту первому, свободной персонально от Путина, – почитатели Оскара Уайльда соседствовали не только со спецотрядом казахского пролетариата, но и с казачеством, частично облаченным в нацистскую форму. Эта деталь многообразия, впрочем, вполне соответствовала мышлению покровителей вялотекущей российской «весны».


«ПОВТОРЕНИЕ РЕДУКЦИИ», ИЛИ ОДИН ГРАММ ПОРОШКУ

Персонаж культового фильма «Человек дождя» отличался аутизмом и выборочными узконаправленными способностями, а к жизни был совершенно не приспособлен. Телеканал «Дождь», принадлежащий экс-банкиру Александру Винокурову, судя по курсам лекций на его сайте, именно таких людей мобилизовывал и призывал. В чем и состоит еще один секрет относительной массовости московского шествия.

В день шествия канал «Дождь» был закупорен DDos-атакой, но это не мешало мобилизации, поскольку собратья по разуму (а возможно, и по финансированию, что проверить трудно, у нас, в отличие от США, состав попечительских советов не афишируется) с портала OpenSpace охотно взяли на себя освещение протеста.

Портал OpenSpace концентрирует вкусы любителей не только тонкого современного искусства, как то сесть за рояль и раздолбать его в буквальном смысле (этот хэппенинг на Винзаводе был назван «повторением 1968 года в отдельно взятом зале»), но и академического. Может быть, потому, что в этой сфере немало людей нетрадиционной ориентации (вторая по счету рубрика на портале именуется «Квир-пропаганда»), а может быть, просто для привлечения аудитории. На OpenSpace, например, академические композиторы могут высказать свои заботы тоталитарному правительству, требуя от него поддержки чистого искусства. И не отходя от кассы, обвинить то же самое правительство, а также Русскую православную церковь, в фашизме.

Термин «фашизм», здесь, впрочем, применяется не в конкретно-историческом, а в некоем фигуральном смысле: авторы ссылаются на Ханну Арендт, которая была невестой члена НСДАП Мартина Хайдеггера. Пристрастие к франкфуртской школе на OpenSpace проходит красной линией: авторы то вспоминают Вальтера Биньямина, то вручают премии имени Теодора Адорно.

В то же время в разделе «Культура» портал OpenSpace нахваливает совместный израильско-палестинский оркестр. Сам факт образования такого оркестра интерпретируется так: «Это же все равно что идет Вторая мировая война и, допустим, русские едут в Берлин играть концерт с немцами». Впрочем, сам оркестр действительно практикует толерантность, переходящую границы: еврейских девушек насильно заставляют в нем исполнять Вагнера, и девушки плачут, но исполняют – чего не сделаешь ради императива «стирания истории».

Сама историческая параллель звучит несколько странно, но у авторов OpenSpace вообще своеобразное видение истории и современной реальности. Так, они считают, что «город эпохи модернизма и порожденного им тоталитаризма был намеренно лишен перекрестков: площадь допускалась только как вещь в себе, как эстетическое явление, а не как местопребывание общества». А площадь, оказывается, должна быть митингом. И транспорт там местопребывать не должен, сколько автомобилисты ни плачь.

Если же площадь обставлена историческими памятниками, то их тоже жалеть нечего: «Архнадзор» уже устарел. Главный культурный авторитет портала OpenSpace Борис Гройс в статье «Репетиция революции» напоминает нам о том, что «великий и непревзойденный» Казимир Малевич был более радикальным проповедником разрушения классической культуры, чем Пролеткульт и Союз безбожников вместе взятые, что он призывал советское правительство не защищать коллекции старого искусства, ибо их разрушение «откроет путь настоящему, живому искусству». «Сжегши мертвеца, получаем один грамм порошку, следовательно, на одной аптечной полке может поместиться тысячи кладбищ», – раскрывал супрематист культурный смысл своего «Черного квадрата».

Что касается возрождения церковных памятников, то в этом аспекте новейшие супрематисты предельно категоричны. Во-первых, по их канонам, «необходимо непрерывно повторять художественную редукцию – сопротивляясь сильным образам и избегая status quo, который постоянно генерирует новые сильные образы». Во-вторых, «православные зодчие просто нутром чувствуют, что их сооружения долго не простоят». Да и для чего им стоять, если в самой церкви тоже грядет революция? «Православным повезло больше, чем католикам, патриарх не считается непогрешимым, как и любой другой епископ; его теоретически можно лишить должности и даже сана. Это трудно, но свергнуть президента – тоже задача не из простых. Православным, желающим остаться в лоне РПЦ, придется создавать внутрицерковную оппозицию и последовательно требовать примерно того же, чего потребовали Pussy Riot, только в компанию к Путину придется добавить еще пару фамилий», – агитирует художник-акционист Александр Володарский.

«Как только принцип «богу – богово, кесарю – кесарево» воплотится в жизнь и вера станет действительно внутренним делом каждого человека, исчезнут поводы для богоборчества», – поясняет акционист в опусе, посвященном защите «Pussy Riot». Мешают этому процессу, по оценке Володарского, не только старомодные попы, но также муфтии с раввинами, ибо эти (традиционные) религии «затрагивают лишь небольшую часть общества». Какой же культурный субстрат рассчитывает занять их место? В качестве идеала на портале OpenSpace приводится певец, поэт и художник Энтони Хегарти — «удивительный персонаж, который не соответствует никаким стандартам». Поет он вопреки всем певческим правилам голосом, который по вокальной науке считается дефектным. Но зато он «отказался от данного богом пола, а затем отказался и от самого христианского бога, взамен выработав свою систему духовных принципов, которая, если огрублять, синтезирована из взглядов натурфилософов, радикальных экологов, феминисток и верований североамериканских индейцев», что и транслирует в своих песнях. И зачем, действительно, трансгендеру-натурфилософу какой-то презренный ми-бемоль? Сказано же было в 1968 году в Сорбонне: «Дважды два больше не четыре».

Современные европейские апологеты «освобождения от иерархий» проповедуют модель «партисипативной демократии», в экономическом аспекте весьма близкую к натуральному хозяйству. Но авторы OpenSpace даже такую степень редукции считают недостаточной: «Появление гендерного неравенства нужно связывать с распространением скотоводства, а также с началом пахотного земледелия. В обществах скотоводов женщина зачастую оказалась в еще более подчиненном положении. Ведь мужчина-пастух охраняет стадо – основу выживания коллектива. С этого момента главное назначение женщины – рожать рабочие руки для пашни и пушечное мясо для охраны стада», – поясняет поборник феминизма Даниил Дугум, вторично оплакивая заточенных pussy, а также остриженных белорусскими стражами порядка украинских FEMEN.

Путь к доисторическому идеалу, как поясняется авторами, лежит через преодоление пронизывающей это (имеется в виду – наше) общество идеологии иерархии, которая застит бельмами наши глаза, позволяет нам перешагивать через акты несправедливости и не замечать или оправдывать насилие. А рыцарями этого направления являются Никита Олейников, нарисовавший на стене дома в испанском городе «двух великих квиров» – Аугусто Боаля и Бертольта Брехта – в позе «Рабочего и колхозницы» с женскими половыми признаками, а также, разумеется, Марат Гельман. Который, хотя в Краснодаре и стал «жертвой преследования церкви», оставил за собой Краснодарскую арт-базу (КРАБ), где местная прогрессивная общественность завсегда получит возможность созерцать «голые мужские задницы от Гурьянова, Гитлера и Иисуса от Монро, спаривающихся собаки от Шеховцова и прочее из того, что обычно вызывает возбуждение у православных активистов». Сочетание Гитлера с Христом на фоне задниц и собак – и есть «супрема» новейшей революционной философии.

Во имя этой утопии юное поколение артистической интеллигенции, вместе с ищущими Лолами и Ланиэлями, и призывалось на проспект Сахарова. «Повторяющимся должно стать само повторение», – внушал Гройс. 31 декабря, 31 февраля, 31 мартобря… «Революция состоит не в процессе строительства нового общества (такова была цель постреволюционного периода), но в радикальном разрушении общества существующего. Продолжение революции может быть понято как ее перманентная радикализация… Утопическое мышление прежде всего оперирует посредством редукции. Быть утопическим – означает дойти до основ и устранить все, что является поверхностным и избыточным. Редукция должна перманентно повторяться в меняющихся условиях. В этом смысле утопию не нужно строить, она всегда достижима здесь и сейчас»...


СНОБСКИЙ СТАТУС НЕПРИКОСНОВЕННОСТИ

Акционист Николай Алейников снисходительно рассказывает об испанской «местной бедноте», к которой он спускался с высоты, чтобы для вдохновения высадить стакан портвейна. Сам он себя к бедноте не относит. Как и хозяйка «Сноба» и «Дождя» Наталья Синдеева, супруга экс-банкира Александра Винокурова. Она так рассказывала о предшественнике «Дождя» – радио «Серебряный дождь»: «Если ты богатый и умный, то тебе надо слушать "Серебряный дождь", потому что в его эфире Соловьев тебе, к примеру, расскажет, как он провел тест-драйв "феррари", а через пять минут прочтет японскую танку или Шекспира в оригинале. Более того, наша концепция подразумевает, что если ты молодой, здоровый и у тебя нет денег, то это только твои проблемы. Значит, ты ленив и не амбициозен. В этом плане у нас такой снобский подход».

Из «Серебряного дождя» получился обыкновенный «Дождь» ровно тогда, когда новейшим культуртрегерам понадобилось выйти на широкие массы художественной и деклассированной интеллигенции и студенчества. Страшно сказать: сноб Винокуров, будто бы по своей воле, финансирует теперь заведомо убыточные проекты – прямо как Рокфеллер.

Вообще-то судьба Винокурова могла сложиться еще печальнее: за вывод миллиарда долларов из банка «КИТ-Финанс» он мог бы сесть в тюрьму, как это случилось с петербургским коллегой Александром Гительсоном. Но у банкира Винокурова был покровитель. И здесь не даст соврать Марина Александровна Литвинович – вылезшая, как Синдеева, из грязи в князи и занимающаяся революцией, как корреспондент портала Global Voices, на более высоком уровне.

Прежде чем «Дождь» стал рупором «редукционной» революции, политической и эстетической, Марина Александровна Литвинович успела зафиксировать в своем досье, что господин Винокуров обязан своей карьерой Алексею Леонидовичу Кудрину и его однокурснику Отару Леонтьевичу Маргания, и что помимо финансовых афер, занимался еще и политическим шантажом, когда менялась власть в богатой алмазами Якутии. В числе теневых друзей Кудрина в тех же строках называется Шалва Ботерашвили, бизнес-партнер бывшего владельца питерского казино «Конти» Михаила Мирилашвили. Личное благосостояние экс-министра финансов связывается в досье с этими и другими неформальными отношениями.

Хорошо зная въедливость Марины Александровны по части добычи неофициальной экономической информации, я могу лишь подтвердить ее правоту: в самом деле, за «маршем миллиона» скрывается звон монет в кармане отнюдь не только Ксении Собчак, но и других господ, принадлежащих не к 99%, а как раз к 1%.

Что же касается отечественных свободолюбивых блоггеров типа lollabye или, к примеру, cosmos-polites, то в своем собственном представлении они, может быть, и свободные художники, а в представлении исследователей Беркмановского центра Гарвардского университета – объект наблюдения и экспериментов. И даже если бы Госдеп никак не реагировал на аресты организаторов и увольнения главных редакторов, то этот финансируемый Госдепом центр в точности выполняет Стратегию публичной дипломатии и стратегических коммуникаций США от 2007 года.

В этой стратегии содержатся такие понятия, как а) группы влияния в странах-мишенях и б) уязвимые группы населения. Из открытой части отчета Беркмановского центра по России, правда, следует, что наиболее перспективным неформальным общественным движением в РФ являются не маломощные объединения гомосексуалов, не либералы-правозащитники и не Лолы из дизайн-мекки ArtPlay, а скорее Движение против нелегальной иммиграции (ДПНИ), а также (как сословия) футбольные фанаты, автомобилисты и рядовой состав правоохранительных органов. Уже исходя из этого можно было предположить, что главным блоггером-антикоррупционистом в России станет вовсе не Лев Пономарев (как бы он ни хлопотал за легализацию наркотиков), не Немцов и не Каспаров, а скорее «универсал» с безукоризненно славянской внешностью и фамилией после йельской стажировки. А вовлечение ДПНИ, наравне с более экзотическими структурами вроде Национал-демократического альянса, «зацепят» за еще более лакомую уязвимую аудиторию – действительно многочисленные кавказские диаспоры в Москве. И этим столица удобнее, чем Петербург и даже Краснодар.

Другое дело, что в российском экспертном сообществе нет таких терминов, как идеологическая борьба или даже философский яд, а в праве, соответственно, не фигурируют преступления против культуры. Поэтому Александр Бреннер, выпустивший сперму на стройплощадку восстанавливаемого Храма Христа Спасителя, считался не более чем хулиганом. И по той же причине единственным средством противодействия уличным внесистемщикам являются непритязательные превентивные аресты и обыски в расчете на обнаружение неналогообложенных сумм.

(Продолжение следует)


Количество показов: 6577
(Нет голосов)
 © GLOBOSCOPE.RU 2006 - 2017
 E-MAIL: GLOBOSCOPE@GMAIL.COM
Русская доктрина   Институт динамического консерватизма   Русский Обозреватель   Rambler's Top100