RUS ENG
 

ГЛАВНАЯ
ГОСУДАРСТВО
МИРОВАЯ ПОЛИТИКА
БЛИЖНЕЕ ЗАРУБЕЖЬЕ
ЭКОНОМИКА
ОБОРОНА
ИННОВАЦИИ
СОЦИУМ
КУЛЬТУРА
МИРОВОЗЗРЕНИЕ
ВЗГЛЯД В БУДУЩЕЕ
ПРОЕКТ «ПОБЕЖДАЙ»
ИЗ АРХИВОВ РП

Русский обозреватель


Новые хроники

02.10.2012

Константин Черемных

РОТАЦИЯ САТРАПОВ

С «Грузинской мечтой» надпартийному истеблишменту США будет проще «решать иранский вопрос»

За неделю до парламентских выборов в Грузии по имиджу Михаила Саакашвили нанесен внезапный удар. Тошнотворные кадры пыток в Глданийском изоляторе уже удостоились в мировых СМИ параллелей с иракской тюрьмой Абу-Грейб. Кто и почему приурочил это разоблачение к выборам?

САМОЗАБВЕНИЕ ЗАЕМНОГО МИФОТВОРЧЕСТВА

Картина мира, которую создает своему народу авторитарный лидер маленькой страны, отличается от реальности тем больше, чем сильнее его стремление удержаться у власти. Президент Грузии Михаил Саакашвили в январе этого года заявил, что при его правлении Грузия достигла успехов, невиданных со времени царя Давида, а прочие постсоветские страны смотрят на этот успех как на свет в окошке. Неуклонный подъем Грузии должны были продемонстрировать открытие газового терминала в Кулеви для перекачки каспийского газа, закладка карбамидного завода, презентация проекта города-порта Лазики, куда зазывались ведущие архитекторы мира…

Старания укрепить национальный миф, а вместе с ним и культ собственной личности, имели серьезные основания. В 2013 году в Грузии состоятся президентские выборы, и их исход теперь совсем не так однозначен, как казалось Саакашвили еще совсем недавно. Выборы в парламент 1 октября 2012 года – проба его авторитета на прочность, а провал его партии «Единое национальное движение» больше, чем просто поражение – это утрата монополии на истину, которую он холил и лелеял.

Вышеназванные проекты развития иллюстрировали не прогресс Грузии, а вожделения участников турецко-азербайджанского проекта Трансанатолийского газопровода. Но избирателю они преподносились как триумф «старейшей колхидской Европы, древнейшей цивилизации», как вещал Саакашвили с телеэкрана. И каждое из начинаний олицетворяло эпохальное освобождение Грузии от России. Как и новый курорт Анаклия, который-де догонит и перегонит Сочи.

Любая пропагандистская машина имеет два лица – для внутреннего и внешнего употребления. Конечно, президент Грузии осознает, что реальные инвестиции в его страну – это денежные переводы из России и Турции, куда эмигрировало больше миллиона грузин. Но пластинка на тему о российской угрозе до сих пор обеспечивала второй главный источник поступления средств – дотации США, ЕС и международных институтов. В политике Тбилиси угнездился стереотип: провоцировать Россию, например агрессией в Южной Осетии, флиртом с черкесскими националистами или укрывательством чеченских боевиков, заведомо выигрышно.

Нельзя сказать, что автор мифа о колхидском величии был оригинален в таких расчетах. Саакашвили постоянно ориентировался на пример Польши, которая за счет своей «особой исторической роли» в противостоянии СССР обеспечила себе многие привилегии в Евросоюзе. Президент Качиньский был рядом с ним в августе 2008 года. А после катастрофы польского ТУ-134 под Смоленском, в котором Качиньский погиб вместе со всей польской военной верхушкой, Саакашвили не пожалел средств на систему катапультирования для своего личного самолета, объявляя крушение польского ТУ-134 близ Смоленска местью Кремля. За что? Конечно, за поддержку Грузии «в нелегкий час», раз вокруг Грузии вертится мир.

К годовщине августовских событий в Тбилиси был тиражирован массивный фолиант «200 лет оккупации», в котором переосмысливалось не только нападение грузинской авиации на Южную Осетию, но и вся предшествующая история вплоть до Павла I. Обывателя не только «просвещали» по части причин былых войн: его готовили к новым войнам. Так, утверждалось, будто российские учения «Кавказ-2012» предназначены для «новой оккупации». В то же время Саакашвили молодцевато похохатывал над Москвой в интервью телеканалу ПИК: мол, Советский Союз в свое время легко оккупировал Прибалтику и Афганистан, а сейчас России не справиться с маленькой Грузией.

Образ России отвратительной – одновременно агрессивной и слабой из-за коррупции и преступности – был одной из двух половин незамысловатой картины мира для избирателя. Вторую, светлую половину составляла икона Соединенных Штатов Америки – ее технические достижения, ее миссия по распространению демократии, и наконец, особое доверие, которое Вашингтон оказывает незаменимому грузинскому сатрапу.

От избирателя скрывались сразу два секрета Полишинеля. Один – о том, что Грузия вовсе не впереди, а позади большинства постсоветских стран по экономическому развитию, по трудоустройству, по размерам пенсий, а в чем лидирует – так это в численности беженцев из «колхидского рая», в числе полицейских на душу населения и в занятости тюремных нар. Другой – о том, что для Вашингтона свет клином не сошелся на Саакашвили, и ему ищут замену еще с того момента, как его соратник и личный соперник Зураб Жвания был найден отравленным в чужой квартире.

В феврале этого года журнал Democracy and Freedom Watch опубликовал интервью с Линкольном Митчеллом, бывшим руководителем миссии Национального Демократического института США (NDI) в Тбилиси, которое было озаглавлено дословно: «Саакашвили не является незаменимой фигурой для США». Этот звонок (один из многих) правящая партия прослушала. Поющий соловей слышит только собственные трели.


ЗАКОН УПРАВЛЯЕМЫХ ДЖУНГЛЕЙ

За время правления Михаила Саакашвили доля реального сектора в экономике Грузии сократилась с 48% до 27%. Эта цифра ярко отражает «соединение несоединимого», которое воплощала в себе грузинская модель. С одной стороны, мираж сервисной экономики, над которым корпели министры с бэкграундом в IT и шоу-бизнесе, предполагал универсальное образование по усредненному западному образцу. Как это делается, рассказывал грузинский публицист Юрий Вачнадзе: «В университете закрыли все исследования творчества великих грузинских писателей. Зато абитуриентов заставляют сдавать тесты, где спрашивается: надо ли уступать место в трамвае пожилому человеку, если ты молодой человек, или женщине? Оказывается, правильный ответ – нет. Потому что деньги за билет тобой заплачены. Это прямая копия с американских тестов».

С другой стороны, инвестиции в непроизводственный бизнес – туризм и тот же IT, которые ожидались от Запада, требовали прозрачности процедур и ликвидации «откатов». Ради быстрого прогресса и яркой, очевидной отчетности был избран путь, умиляющий своей простотой – путь устрашения и повальных арестов. Число новых тюрем росло обратно пропорционально оспариваемым приговорам. Достигнутый рекорд – 0,084% оправданий к общему числу обвинений.

Несоединимое соединилось в карьере Дмитрия Шашкина – единственного русского в команде Саакашвили, который сначала руководил министерством исполнения наказаний (из всех постсоветских стран тюремное ведомство имеет подобный статус только в Грузии), а потом – министерством образования и науки. В нынешнем правительстве сферу образования курирует экс-ректор Академии полиции Хатия Деканоидзе.

Отрасли подавления и воспитания неразрывно сплелись с авангардной сферой грузинского хозяйства – пропагандой. Такой гибрид был опять же не уникален. Сочетание экономики колониального типа с тотальной идеологической диктатурой было типично для латиноамериканских режимов прошлого века. Из них самым долгоживущим был режим Альфредо Стресснера в маленьком Парагвае: чем меньше колония, тем лучше просматриваются ее джунгли.

С осени прошлого года в числе грузинских заключенных резко выросла доля подозреваемых в шпионаже. Поводом было «дело фотографов», по которому проходил даже личный фотограф Саакашвили, получивший военное образование в США. Тогда глава МВД Вано Мерабишвили заявил, что в грузинских городах и деревнях окопались десятки тысяч агентов России. Фактически разгул шпиономании совпал с появлением на политической сцене миллиардера Бидзины (Бориса) Иванишвили. Этот бывший спонсор «розовой революции» и инвестор многих проектов последних лет был записан в агенты влияния Москвы сразу же после того, как решил сыграть свою политическую игру.

В конце августа этого года агенты влияния были изобличены и в натуральных грузинских джунглях – в Панкисском ущелье. По официальной версии, группа террористов проникла из России с целью посеять смуту перед выборами. Однако одним из «лазутчиков», убитых грузинскими пограничниками, оказался Дукваха Душуев – телохранитель опекаемого европейскими правозащитниками чеченского сепаратиста Ахмеда Закаева. А в числе раненых был Ахмед Чатаев («Однорукий») – представитель «имарата Кавказ» в Европе.

Когда выяснились имена пострадавших, победные реляции официального Тбилиси сменились дипломатическими реверансами: Саакашвили поспешил заявить, что убитые будут похоронены по мусульманскому обряду, а чеченский источник «Радио Свободы» доложил, что Чатаеву оказана медицинская помощь по высшему разряду.

В Брюсселе, в том числе в штаб-квартире НАТО, события в Панкиси вызвали такой интерес, что миссия ЕС в Грузии неофициально посетила место захоронения боевиков. Между тем Закаев дал интервью телеканалу «Маэстро», принадлежащему Бидзине Иванишвили, в котором уличил тбилисский официоз во лжи: по его словам, Душуев не вторгался в Грузию, а жил все время в Панкиси. Редакция филиала «Радио Свобода» сделала неутешительный для Саакашвили вывод: его дружба с северокавказским подпольем дала трещину.

«Недоразумение» между Саакашвили и боевиками уходит корнями в 2007 год, когда главным спонсором грузинской оппозиции был Бадри Патаркацишвили – близкий друг Бориса Березовского и Ахмеда Закаева. Тогда оппозиционный канал «Имеди» транслировал признание криминального авторитета Пааты Мамардашвили в том, что он организовал бунт в тбилисской тюрьме №5 не по личному почину, а по наущению тогдашнего главы Департамента исправления наказаний Бачо Ахалая, и что этот же чиновник уговаривал его, Паату, убить бизнесмена Патаркацишвили. И действительно, бизнесмен был позже найден мертвым – отравленным, как и Зураб Жвания.

Бачо Ахалая с 2009 года занимал должность министра обороны Грузии. Хотя, по данным WikiLeaks, к нему были «вопросы по части прав человека», тогдашний посол Джон Басс в тайной депеше в Пентагон заверил, что Ахалая «активнее всех своих предшественников контактирует с консультантами США». Однако в предвыборный год в Америке сменились многие кадры. Ротация постигла и Джона Басса:  арта его сменил Ричард Норленд, в 1990-х годах посещавший Чечню, а затем служивший в Афганистане и Узбекистане.


СМОТРИТЕ, КТО ПРИШЕЛ

Вопреки официальной тбилисской версии, влиятельные оппозиционеры, имеющие связи в Москве, называли Бидзину Иванишвили вовсе не российской, а американской «шахматной фигурой». Более того, предприниматель Леван Пирвели, скрывающийся в Австрии, в интервью порталу «Сегодня» утверждал, что в мае 2011 года лояльные Москве оппозиционеры, в частности супруги Бурджанадзе, были спровоцированы на неподготовленное выступление именно для того, чтобы освободить путь Иванишвили и его политическому партнеру Ираклию Аласания.

Блок Иванишвили «Грузинская мечта» стал для тбилисского режима первой реальной угрозой за восемь лет. Этим объясняли июньскую перетасовку правительства, которое теперь возглавил Вано Мерабишвили – патрон Бачо Ахалая и идеолог кампании против «воров в законе» (которая, как видно из вышеприведенного примера, на деле была борьбой с одними преступными авторитетами и политиками руками других). Сразу же после этого силовые структуры были мобилизованы на конфискацию у оппозиционеров телеантенн для приема кабельных телеканалов, которые раздавались избирателям.

Тогда же Бачо Ахалая был перемещен на пост главы МВД, а Шашкин, с учетом «знания языков» – на Минобороны. Перетасовка произошла накануне визита Хиллари Клинтон, вслед за которой в Тбилиси прибыли сенаторы Джон Маккейн и Линдси Грэхем вместе с кандидатом в президенты США Миттом Ромни.

Сразу же после встречи с сенаторами и новым послом Иванишвили заявил, что в политической борьбе «достигнут прорыв». Его партнер Аласания разъяснил: «Маккейн считает, что Саакашвили и его правительство должны смениться на предстоящих выборах». Действительно, с 7 августа команду Саакашвили тренирует уже не Orion Strategies во главе с помощником Маккейна Рэнди Шойнеманом, а компания Prime Policy Group. Ее президент Чарльз Блэк обслуживал таких «светочей демократии», как Фердинандо Маркос, Мобуту Сесе Секо и Жонас Савимби. По совпадению, все эти исполнители колониальной воли были без сожаления разменяны самими колонизаторами.

Сменой ориентации Маккейна «прорыв» не исчерпывается. 18 сентября Washington Post сообщила, что в консультативный совет телекомпании TV9, принадлежащей Иванишвили, вошли телеведущий Ларри Кинг, экс-конгрессмен Ли Гамильтон и почетный президент Совета по международным отношениям (CFR) Лесли Гелб.

Опеки подобного уровня Михаил Саакашвили не удостаивался никогда. Осенью 2003 года за него (в альтернативу Жвании) замолвил слово вице-президент США Дик Чейни, советником которого был Джон Басс. Но вице-президенты и послы приходят и уходят, а CFR остается системообразующей структурой истэблишмента. Эта структура решала вопрос о том, вступать ли США во Вторую мировую войну, использовать ли против Японии ядерное оружие…

Появление Лесли Гелба в команде Иванишвили говорит о том, что роль Закавказья в политике США становится слишком важной, чтобы полагаться на импульсивных самохвалов. Об этом говорил Леван Пирвели, намекая на «большую войну» в регионе в 2013 году. Лесли Гелб входит в совет директоров организации United Against Nuclear Iran («Вместе против ядерного Ирана»), а в фонде Ploughshares, финансируемом семьей Рокфеллеров, он соседствует с влиятельным иранским эмигрантом Резой Асланом. Помимо этого, Гелб состоит в международном совете Центра Переса за мир вместе со своим бывшим патроном Джимми Картером и недавней бизнес-партнершей Митта Ромни – дочерью израильского генерала Орит Гадиш. Это значит, что «Грузинской мечте» открыт зеленый свет независимо от исхода гонки за Белый Дом.

Уход со сцены Нино Бурджанадзе весьма красноречив: пророссийские грузинские политики, очевидно, пришли к выводу, что против лома нет приема. Весьма красноречива и претензия к Саакашвили, высказанная Линкольном Митчеллом: «Грузия напрасно открыла безвизовый режим с Ираном… Результатом стало нападение на израильское посольство в Тбилиси, а мы не можем смотреть на такие вещи равнодушно».


УДАР В СПИНУ НИЖЕ ПОЯСА

Нельзя сказать, что местные наблюдатели не предвидели судьбоносного перелома. Зоркая Кетеван Амирэджиби, автор статьи «Уроки неосуществленной революции», еще в начале октября 2011 года обратила внимание на молодежную анархистскую организацию «Лаборатория-1918», учрежденную ровно за день до того, как Иванишвили впервые заявил о намерении создать собственный политический блок.

17 сентября этого года «Лаборатория-1918» призвала студентов бойкотировать занятия в Тбилисском университете, пока не будут восстановлены на работе преподаватели, близкие к блоку Иванишвили. Митинг начался ровно за день до того, как в эфире телеканалов TV9 и «Маэстро» начали транслироваться, порциями и с расстановкой, кадры пыток в Глданийской тюрьме на окраине Тбилиси. А с утра 19 сентября «неслучайные анархисты» осаждали уже прокуратуру, требуя отставки глав МВД, Минюста и самого генпрокурора. И распространяли петицию, подписанную в том числе тбилисскими филиалами Фонда Сороса и фонда «Международная прозрачность».

Самое главное в информационной войне – найти уязвимое место. Когда бонвиван Саакашвили искал себе пропагандистскую опору в Москве, он нашел трех именитых правозащитных публицисток бальзаковского возраста. Когда флегматичный Бидзина, на лице которого рот улыбается отдельно от глаз, готовил самый эффективный удар по сопернику, он принял в расчет эмоции патриархального общества, в котором самый страшный позор для мужчины – быть изнасилованным.

Бачо Ахалая ушел в отставку 20 сентября не потому, что последовал стандарту цивилизованной Европы (как считают посетители сайта «Эха Москвы»). Он ушел, чтобы скрыться и избежать растерзания. И уже на следующий день лояльный власти телеканал ПИК сообщал: «Именно Ахалая, по мнению внушительной части населения (! – К.Ч.), внедрил в тюремную практику пытки и издевательства над заключёнными».

Слово «лаборатория» – точный образ. Во всемирном центре производства войн и революций не верят сантиментам и декларациям, не слушают причитаний и слез – там холодно и методично экспериментируют, играя на страстях миллионов и заставляя те же миллионы расплачиваться дважды, трижды, четырежды. Михаил Саакашвили напрасно думал, что заработал для себя исключение из правил. Он такой же, как все сатрапы, и его карьера окончится куда раньше установленного им для грузин среднего пенсионного возраста – самого высокого в бывшем СССР.

Опубликовано в газете «Санкт-Петербургские ведомости» с небольшими сокращениями 28 сентября 2012 г.


Количество показов: 6097
(Нет голосов)
 © GLOBOSCOPE.RU 2006 - 2017
 E-MAIL: GLOBOSCOPE@GMAIL.COM
Русская доктрина   Институт динамического консерватизма   Русский Обозреватель   Rambler's Top100