RUS ENG
 

ГЛАВНАЯ
ГОСУДАРСТВО
МИРОВАЯ ПОЛИТИКА
БЛИЖНЕЕ ЗАРУБЕЖЬЕ
ЭКОНОМИКА
ОБОРОНА
ИННОВАЦИИ
СОЦИУМ
КУЛЬТУРА
МИРОВОЗЗРЕНИЕ
ВЗГЛЯД В БУДУЩЕЕ
ПРОЕКТ «ПОБЕЖДАЙ»
ИЗ АРХИВОВ РП

Русский обозреватель


Новые хроники

01.10.2013

Наталья Лактионова

РОСНАУКСЕРВИС? СПАСИБО, НЕ НАДО

Нет науки – нет страны

«Требовать, чтобы люди отказывались от собственных суждений... и назначать лиц, совершенно невежественных в науке или искусстве, судьями над людьми учёными – …новшества, которые способны довести до гибели и разрушить государство».

Галилео Галилей

В последние дни лета в Москве прошло беспрецедентное по своим масштабам, способу организации и блестящему представительству мероприятие – конференция научных сотрудников РАН «Настоящее и будущее науки в России. Место и роль Российской академии наук». Она была созвана как чрезвычайная, в короткие сроки, в ответ на законопроект, открывающий дорогу к ликвидации национальной гордости – Российской академии наук, основанной ещё при Петре I. Среди участников сотрудники 450 институтов, представляющие весь срез академической науки, – от маститых академиков до молодых учёных.

Напомним, что реформа, объявленная премьером Дмитрием Медведевым на заседании правительства в июне, должна объединить РАН, Академию медицинских наук и Россельхозакадемию. Российские академии образования, архитектуры и Академию художеств планируется передать отраслевым министерствам. Судьба их при этом воодушевления не вызывает. Сама РАН призвана превратиться в общественно-государственное объединение, а её земли и имущество предполагается передать в управление созданному в структуре правительства агентству.

В постсоветской России поэтапно уничтожается имевшая высокую репутацию в мире отечественная образовательная система. Уже прошла мощная зачистка старейших военных академий. Теперь – очередь РАН. Только в отличие от военных, которые связаны жёсткой дисциплиной, учёные могут протестовать. Подготовленный кулуарно, лишённый какого-либо серьёзного обоснования законопроект сплотил научную общественность. Митинги и акции протеста состоялись во всех регионах, где расположены научные центры РАН. Зарубежные коллеги, в том числе и лауреаты Нобелевской премии, засыпали правительство и президента обращениями с призывами остановить запущенный ликвидационный процесс.

Первоначально планировалось принятие закона сразу в трёх чтениях – такая сверхсомнительная практика иногда применяется в парламенте РФ, но выступления учёных затормозили процесс. С третьим чтением решили повременить до осени. Были несколько смягчены формулировки, но суть закона не изменилась. Где-то по этому поводу был остроумный плакат: «Роснауксервис? – Спасибо, не надо».

В плане авансов в первоначальном варианте законопроекта предполагалось, что членкоры РАН без выборов, автоматически станут действительными членами академии с сохранением бюджетных стипендий. Не вдохновило: «Мало чести быть в такой академии», – такова была реакция одного из тех, кому открывалась возможность взойти на высшую ступень. Немалое число академиков и членкоров заявили о том, что не войдут в новую академию, если существующая будет ликвидирована. Власть встретила не соглашателей, на которых она рассчитывала, а сопротивление всей научной общественности при самой широкой поддержке общества.

Конференция – это квинтэссенция в деле сохранения РАН. Задействован был Большой зал Академии наук, вмещающий две тысячи человек. Но не вместил… люди стояли в проходах. Всё было «демократически» перемешано – директора институтов, академики и рядовые сотрудники, именитые учёные и не очень, старые и молодые, преподаватели, аспиранты, граждане России и те, кто стал, к сожалению, её зарубежной диаспорой. Всех объединяла одна цель – сохранить фундаментальную науку.

Конференция была утверждена как постоянно действующая, и её оргкомитет, в соответствии с этим решением, продолжит работу. В принятую резолюцию отдельным голосованием добавлен пункт о недоверии к зампредседателя правительства РФ О. Голодец и министру образования и науки Д. Ливанову с требованием их отставки. Действия их квалифицированы «как деструктивные, некомпетентные и преступно безответственные». Многие настаивали не просто на возвращении законопроекта на стадию первого чтения с обязательным обсуждением в научном сообществе, а на его отзыве. Но на голосование этот пункт отдельно вынесен не был.

В резолюции конференции подчёркивалось, что «внесение законопроекта и его продвижение в Государственной Думе сопровождались клеветнической кампанией против РАН, дезинформировавшей общественность и законодательную власть». Многие выступления как раз касались основных итогов работы тех или иных институтов. И это потрясающие разработки, напрямую влияющие на состояние безопасности и обороноспособности, на возможность развития того или иного народно-хозяйственного сектора. Эти скромные рассказы о конкретных и впечатляющих достижениях могли бы составить славу страны, если бы она была в таковой заинтересована.

Есть ещё один миф о РАН, запущенный в СМИ, – о недееспособной старости. Однако существуют блестящие открытия после 70 и даже гораздо позднее. Есть разный возраст созревания в науке. И это хорошо знают учёные. И ещё: возраст не должен быть помехой, если человек успешно руководит институтом или подразделением. Сколько замечательных руководителей снимали из-за возрастных лимитов, и институт, или вуз, или какие-то подразделения деградировали (Академия Генштаба, например, была образцовой, когда её возглавлял генерал Виктор Чичеватов, которого сняли по возрасту, полного сил). Должен быть единственный критерий – дееспособность. И обязательная выборность руководителей.

Попытка уничтожения РАН связана не только с желанием завладеть её имуществом, но и с тем высоким статусом, который она занимает в общественном сознании. Технология девальвации академии и ведущих российских университетов запущена ещё на первом этапе строительства новой России. Тогда было дозволено создать массу академий – вплоть до телевизионной – с соответствующими академиками, появление которых вносило изрядную путаницу. То же касалось университетов – самая распоследняя образовательная контора могла поименовать себя высоким университетским именем.

Безответственные чиновники больше всего боятся экспертной функции РАН. В этом смысле им нужна ручная академия. И здесь в желании обуздать учёных кроется заложенная в законопроекте возможность лишения академика его звания. Либеральное лобби, составляющее немалую часть влиятельного политического истеблишмента России, имеет свои образовательные и научные структуры, которые основательно потрудились, внедряя технологии разрушения традиционных скреп. И именно им нужна подвластная академия, не способная дать честную экспертную оценку.

Во второй день работы форума на конференцию изрядно опоздала. От здания Президиума РАН мне навстречу шли люди с безошибочно узнаваемыми «академическими» лицами… Будний день. Воспользовавшись перерывом, кто-то спешил в свой институт, чтобы успеть вернуться к началу следующего заседания. Поймала себя на мысли: неужели это исчезающие лица? Оформилась безумная практика постоянных сокращений. Сейчас готовится очередная волна. Это тоже способ ликвидации науки. И вновь под предлогом увеличения заработной платы сотрудникам. Но после предыдущих трёх сокращений оклады в Академии наук остались более чем смехотворными. Таджикам, на которых экономят коммунальные службы, платят больше, чем научным сотрудникам. Среднестатистический учёный – кандидат наук, старший научный сотрудник – получает вместе с надбавкой за степень около 18 тыс. рублей в месяц.

Развитие науки несовместимо с бюрократизмом и администрированием. Членкор РАН Павел Пахлов из знаменитого Института теоретической и экспериментальной физики (ИТЭФ), где работали Л. Ландау, И. Померанчук, недавно вошедшего в НИЦ «Курчатовский институт», рассказал, что система управления, которую навязывают РАН, отчасти опробована на ИТЭФ. Здесь учёный совет дублирует дирекцию, мнение научных сотрудников игнорируется, за бортом оказались талантливые учёные, отстаивающие своё видение в науке, потеряно целое научное направление – астрофизика. На сайте ИТЭФ – печальное резюме: «...мы быстрыми шагами движемся в инновационное будущее без учёных, без образования, без стыда и без совести».

Директор Института США и Канады Сергей Рогов оперировал цифрами: доля расходов на науку в ВВП России составляет всего 1,12% (в Израиле, например, – 4,40%). Ассигнования на гражданскую науку растут, но львиная доля уходит на новых потребителей – РОСНАНО и Сколково. РАН эти увеличения не касаются. Более того, идёт сокращение её бюджета, в последнее время – на четверть. Доля академии в структуре расходов на науку составляет всего 15–20%. А научный выход – самый высокий. РАН продолжает оставаться «наиболее эффективным сектором российской науки».

В свете идеи модернизации, выдвинутой в качестве государственного приоритета, скандальный проект закона заставляет говорить о формулировании ложных целей, так как главный инструмент решения названной стратегической задачи выводится из строя (сознательно? в силу непрофессионализма? заблуждения?). Более того, разрушение системы организации науки (а именно об этом говорят эксперты от науки, имея на противоположной чаше весов мнение г-на Ливанова, репутация которого давно и безнадёжно испорчена) взрывает систему национальной безопасности и отбрасывает Россию на периферию мирового развития.

"Рыночный фундаментализм умер, но дело его живёт, – это из выступления Руслана Гринберга, директора Института экономики РАН. – На Западе про него забыли". В России, к сожалению, нет... В Большом зале, где проходил форум, бросался в глаза большой плакат-растяжка – «Россия без науки – это труба». Не хотелось бы такой перспективы для страны с великой, более чем тысячелетней историей.


Источник


Количество показов: 2998
(Нет голосов)
 © GLOBOSCOPE.RU 2006 - 2017
 E-MAIL: GLOBOSCOPE@GMAIL.COM
Русская доктрина   Институт динамического консерватизма   Русский Обозреватель   Rambler's Top100