RUS ENG
 

ГЛАВНАЯ
ГОСУДАРСТВО
МИРОВАЯ ПОЛИТИКА
БЛИЖНЕЕ ЗАРУБЕЖЬЕ
ЭКОНОМИКА
ОБОРОНА
ИННОВАЦИИ
СОЦИУМ
КУЛЬТУРА
МИРОВОЗЗРЕНИЕ
ВЗГЛЯД В БУДУЩЕЕ
ПРОЕКТ «ПОБЕЖДАЙ»
ИЗ АРХИВОВ РП

Русский обозреватель


Новые хроники

26.11.2016

Константин Черемных

ЭТОТ ОПАСНЫЙ НОВЫЙ МИР

Неожиданный итог американских выборов – не только и даже не столько поражение Демократической партии, сколько провал закосневшего в своих догматах глобалистского истэблишмента. Но это не чистая победа: Дональд Трамп обязан своим успехом и корпоративным игрокам, и этот фактор создает новые геополитические риски.

ЗАГОВОР ПРОТИВ «МИРОВОГО ПРАВИТЕЛЬСТВА»


Для высших мировых прорицателей этот високосный год вышел неудачным. На саммите G-20 обещали самую теплую зиму за столетие – оказалось наоборот, и ЕС – о ужас! – пошел на поводу у «Газпрома», не спросив Белый Дом. А 8 ноября еженедельник Newsweek вышел с портретом Хиллари Клинтон и аршинным заголовком «Мадам Президент» – и тоже сел в лужу. Точнее, в снег.

Промахнулись и другие. Портал Foreign Policy, а также газета New York Times – рупор Совета по международным отношениям (CFR), в один голос сулили победу Хиллари. Нельзя сказать, что надпартийный CFR сразу пришел к этой позиции. Еще в феврале его глава, республиканец Ричард Хаас, был готов занять пост госсекретаря при Трампе. Но передумал после изложения Трампом своей энергетической программы. И после того, как автор этой программы, нефтяник Гарольд Хэмм, был объявлен кандидатом на пост главы Департамента энергетики.

CFR со времен Джимми Картера неустанно исповедовал руководящую линию современного глобализма, включая ее «климатический» догмат. Ричард Хаас в 2006 году писал: «Некоторые правительства готовы уступить элементы суверенитета, чтобы отреагировать на угрозу глобального потепления. Сейчас необходимо принятие нового документа, заменяющего Киотский протокол. Отсюда следует, что понятие суверенитета должно быть пересмотрено, если государства хотят адаптироваться к глобализации. Понятие суверенитета становится, таким образом, очень условным». Этот заменяющий документ – Парижское климатическое соглашение – в этом году протолкнул Обама. А Трамп и Хэмм заявили, что его тут же дезавуируют, провозгласив поддержку – о ужас! – угольщикам и нефтяникам, «коптящим небо» зловредной углекислотой.

Роджер Стоун, идеолог кампании Дональда Трампа, носит на спине огромную татуировку – портрет Ричарда Никсона. Это был последний из американских президентов, вслух говоривший о многополярном мире. Постиндустриальный концепт глобализации, увенчанный мифом о климатическом апокалипсисе, воцарился после того, как Никсона убрали со сцены посредством знаменитого Уотергейтского дела.

«Новые разоблачения штаба Хиллари Клинтон могут оказаться страшнее Уотергейта», – писал 29 октября политредактор портала Politico.com Гленн Траш. Ранее он же заметил, что проблема климата станет «переломной темой» (wedge issue) кампании. И в той же статье предположил, что Роджер Стоун не случайно заранее знает, какие секреты Клинтон раскроет учредитель WikiLeaks Джулиан Ассанж.

Медиа-мэйнстрим изобличал Ассанжа в сговоре с Кремлем. Фактически хакер попал в немилость глобалистов еще в 2009 году, когда взломал переписку Университета Восточной Англии, где готовились материалы для Копенгагенского экосаммита. Из скачанной переписки следовало, что титулованные профессора-метеорологи подтасовывали данные о мировом климате, чтобы выдать на-гора нужный результат.


САМЫЕ ПРОТЕСТНЫЕ ВЫБОРЫ

Руководящие глобалистские указания исполнялись в США не менее ретиво, чем в других частях света. Со времен Картера принято более 300 законов, устанавливающих ограничения на производственный сектор в связи с выбросами «парниковой» углекислоты, нормального метаболита живой природы. Этот прессинг, вызвавший бегство индустрии из Америки в Азию, привел к результату, о котором Трамп сказал вслух – к торговой неконкурентоспособности США при огромном «пузыре» внешнего долга.

Статистика голосования красноречива: главной классовой базой Трампа оказались «синие воротнички» – квалифицированные рабочие. Почти поголовно поддержали Трампа угольные штаты – Западная Вирджиния и Кентукки. «Синие» (то есть традиционно голосовавшие за демократов) штаты, где он получил большинство, также представляют собой промышленные регионы. Этот исход можно было предвидеть: на промежуточных выборах 2014 года в палаты Конгресса не только все республиканцы, но и многие демократы обещали избирателям заблокировать принятие самого зубодробительного экологического закона – Clean Power Plan. Он грозил потерями и нефтяникам, и аграриям. Хиллари Клинтон обязалась поддержать этот закон, понадеявшись на всесилие глобалистского истэблишмента. Но он оказался не всесилен, как и медиа-боссы.

«Это самое протестное голосование за всю историю США», – писал Майкл Хирш на портале Politico 9 ноября. Социологи подтверждали, что 52% всех голосовавших интересовались не миграцией и не войной на Ближнем Востоке, а экономикой. Как и на выборах в Конгресс два года назад. Напомним, в этом году американцы выбирали вместе с президентом полный состав Палаты представителей и треть состава Сената. И это голосование также вышло не в пользу глобалистов.

Шахтеры и фермеры голосовали за рабочие места, самозанятый класс – за право вести бизнес без опостылевших и бессмысленных препон. Трамп обещал разблокировать проект мега-нефтепровода Keystone XL. На пост главы департамента внутренних дел, ведающего недрами, он выдвинул нефтепромышленника и «экоскептика» Форреста Лукаса. И это отвечало широкому общественному запросу той Америки, которая желает добиваться величия своей страны производственным трудом – напомним, Клинтон окрестила их жалкими (deplorable) людьми. Эту Америку не прельстило обещание Клинтон за четыре года возвести 500 миллионов (!) солнечных панелей. Мираж альтернативной энергетики больше не работает – как мираж Изумрудного города, если снять зеленые очки.

Подыграла ли Россия этой победе? Да. Дважды. На СПбМЭФ, где лидеры ведущих энергокорпораций дали реальную оценку мировому энергобалансу, и на Энергетическом форуме в Стамбуле, где Президент России предрек новый век углеводородов. И Китай подыграл, 7 ноября объявив о 20%-ном наращивании собственной угледобычи.


ТРЕТИЙ ЛИШНИЙ

Медиа-мэйнстрим накануне выборов доказывал «неподготовленность» Трампа тем, что у него не сформировалась «переходная команда». Фактически кадровая неопределенность царила в обоих партийных лагерях. При этом конкуренция за посты в администрации Клинтон столкнула лоб в лоб сильнейшие корпорации американского ВПК.

Накануне штурма Мосула стало известно, что в боевых действиях будут участвовать вертолеты Apache производства Boeing. На конференции в Пентагоне по модернизации крылатых ракет генерал Робин Рэнд выступал на фоне огромного фото бомбардировщика B-52 производства Northrop Grumman. К лобби этого концерна принадлежал Тим Кейн, выбранный Хиллари Клинтон на пост вице-президента. «Третьим лишним» на этом празднике оказался Lockheed Martin. Старшим вице-президентом этой корпорации до 2010 года был Джеймс Коуми, нынешний глава ФБР.

После того как Washington Post обнародовала пленку 11-летней давности со скабрезными репликами Трампа, соцопросы показали разрыв в 12%. И у той команды, которая завоевала лоббистский успех в Мосуле, возникло головокружение от успехов. «У демократов уже текут слюнки от прогрессивной повестки дня, которую они будут проводить со спикером Нэнси Пелоси, лидером большинства Чаком Шумером и президентом Хиллари Клинтон», – сообщала 17 октября Хизер Кейгл на Politico. Речь шла о том, что демократы вздумали отвоевать контроль над обеими палатами Конгресса. Гречанка Нэнси Пелоси имеет давнюю репутацию «антитурецкой» лоббистки, а сенатор Чак Шумер является автором знаменитого антисаудовского законопроекта JASTA. Между тем, самые крупные суннитские страны для Lockheed были основными рынками сбыта. Речь шла о десятках миллиардов в госконтрактах на суперстелс F-35.

15 октября глава Объединенного генштаба Джо Данфорд в кулуарах заседания глав генштабов стран НАТО переговорил с турецким коллегой Хулуси Акаром. 28 октября Reuters сообщил о согласии Турции на покупку второй партии из 24-х единиц F-35А. Чтобы сделка состоялась, требовались политические условия. Для Lockheed была важна не столько личность избранного президента, сколько недопущение Шумера и особенно Пелоси на руководящие должности. Логику корпорации разгадали оппоненты. «Не допустить турецкую сделку!!» – возопил на портале Commentary профессор Майкл Рубин, давний поборник суверенного Курдистана. Но было поздно.

Джеймс Коуми сообщил о «вновь открытой переписке» Клинтон ровно в тот день, когда Комитет по закупкам Турции (SSIK) принял предложение Данфорда. Рейтинг Хиллари пошел вниз. Надежды Шумера и Пелоси растаяли. 1 ноября министр обороны Турции Фикри Ышык и премьер Бинали Йылдырым одобрили сделку с Lockheed.

На предвыборном слэнге выражение lock up, «замыкать», означает «получить большинство штатов». «Похоже, Клинтон "замкнет"», – писал 7 ноября Шейн Голдмахер на Politico, – «ведь дым рассеялся». Имелось в виду второе заявление Коуми – о том, что в новой переписке не найдено оснований для уголовного дела. Но Lockheed и не был заинтересован в уголовном деле: если бы Клинтон «убрали со сцены», ее бы заменил неугодный корпорации Джо Байден. Выборы не были сорваны – только вот lock-up совершила не Хиллари, а Трамп.

«За Трампа агитируют все диктаторы», – вещали накануне пропагандисты Foreign Policy. Перечислялись зимбабвиец Мугабе, камбоджиец Хун Сен и русский Путин. Утром в день выборов корреспондент в Анкаре уточнил: к этому списку относится и президент Турции Эрдоган. Оказалось, что победа Трампа вызвала эйфорию и в Индии. Еще бы: ведь в последних разоблачениях муссировалось пакистанское происхождение Хумы Абедин, ближайшей помощницы Хиллари. Кстати, индийский рынок весьма интересен для Lockheed, где она конкурирует с французской Dassault.

Французские истребители Rafale уже вылетели в Мосул не без согласия администрации Барака Обамы. А туркам поучаствовать в штурме этого города как раз отказали. И агитировала за этот отказ та же Washington Post устами Дэвида Игнатиуса, полного единомышленника Нэнси Пелоси и Майкла Рубина.

Как явствует из переписки штаба Клинтон, еще в сентябре прошлого года ей пришло в голову «поддержать наших друзей-курдов». К лету этого года курдские лидеры возомнили, что мировая конъюнктура на их стороне – и бросили вызов не только Турции, но и руководству Сирии. 11 ноября Трамп выступил в пользу Башара Асада и тепло отозвался на телеграмму лидера России. И в тот же день соратник Трампа, экс-глава военной разведки (DIA) Майкл Флинн заявил, что США могут выдать Анкаре проповедника Фетхуллу Гюлена – злейшего врага Эрдогана. Лишними в американо-российско-турецком треугольнике оказываются курды. Лидеров курдской партии HDP арестовали в Турции в ночь на 4 ноября.


ЧТО БУДЕТ ДАЛЬШЕ?

Костяк команды Трампа сформировался быстро. Худшие ожидания «климатических» идеологов подтвердились: на пост главы Агентства по защите окружающей среды (EPA) выдвинут еще один «экоскептик» Майрон Эбель. Можно не сомневаться, что в прежде привилегированном ведомстве будут вычищены авгиевы конюшни, и озвучены имена лиц, по особому списку развлекавшихся на заповедных территориях – среди таковых уже был замечен Джо Байден. Между тем ООН под новым руководством подсчитало ущерб от последствий «арабской весны» – а здесь могут быть предъявлены более серьезные счета.

Прояснились и внешнеполитические приоритеты. Трамп решил пересмотреть ядерную сделку с Ираном. В Тегеране сочли это за «шутку», но, увы, это серьезно. В окружении Трампа нет ни одного иранского лоббиста. Прежде всего потому, что иранская диаспора толкалась локтями за «место под солнцем» Хиллари Клинтон. Нельзя сказать, что и официальный Тегеран не подстраивался под эту конъюнктуру: консерватору Махмуду Ахмадинеджаду было отказано в политической деятельности, а два крупнейших банка расторгли связи с Корпусом стражей иранской революции.

После заявления Коуми о новых материалах против Хиллари, как по команде, «проснулись» произраильские сторонники Трампа. 1 ноября Шелдон Адельсон, многолетний спонсор Биньямина Нетаниягу, призвал республиканских доноров поддержать Трампа на финише. Еще раньше в команду Трампа перешел экс-глава ЦРУ Джеймс Вулси – давний лоббист не только израильского правого лагеря, но и «израильско-суннитской оси». Этот выбор он сделал после того, как Конгресс усилиями Чака Шумера принял антисаудовский закон JASTA.

Как свидетельствует опрос WIN/Gallup International, в середине октября Трамп был популярнее Клинтон и среди палестинцев. Парадокса здесь нет: обе палестинских партии переориентировались с Ирана на Турцию. В Тегеране же слишком увлеклись хлопотами об инвестициях из Европы, в расчете на снятие американских санкций.

Однако то время, когда в Белом Доме Тегерану благоволила советница президента, уроженка Тебриза Валери Джаррет, а в Госдепе – его глава Джон Керри, закончилось. Надо отметить, что последние усилия шиитского лобби сопровождались показным поворотом спиной к России: Керри, слывший «голубем», заговорил о «военных преступлениях» Москвы, а Джо Байден объявил России кибервойну «в тот момент, когда мы сочтем нужным». Конец карьеры всех этих лиц грозит потерями и корпоративным союзникам (иранский контракт Boeing), и приближенным институтам. И здесь открываются весьма сложные вызовы для российской политики.

Вполне уместно ожидать, что в ответ на прессинг из США Тегеран будет пытаться ставить свои условия Москве и Дамаску. Еще более серьезный вызов может возникнуть в Афганистане, где Тегеран перестал скрывать свои связи с талибами. Может случиться, что Дональд Трамп решит навести в этом регионе порядок жесткой рукой и пригласит для этого Россию в партнеры. В свою очередь, незаинтересованные теневые группировки обратятся как раз к тем влиятельным лицам, которых в США отодвинули от принятия решений, и тут начнется вакханалия «борьбы за мир» похлеще бунтов 1968 года.

Помимо этого, «энергетическая команда» Трампа бросила вызов мощнейшим институтам, НПО и фондам, которые просто так своих позиций не сдадут. На Трампа в ходе кампании было совершено не менее трех покушений – а история США показывает, что физически «убирают со сцены» не только кандидатов, но и избранных президентов. И исполнителей несложно найти даже в ближайшем российском соседстве.

Рефрен о том, что американские выборы привели всю планету в неизведанный мир, правдив. И в этом мире необходимо искать новые точки опоры. Что бы ни обещал Трамп, Америку сделать снова великой не удастся ни за четыре, ни за восемь лет. Он об этом знает – как и его советники, подсказавшие ему путь и образ Никсона. Чтобы многополярный мир не засосало в гибельную воронку, недостаточно избежать американо-российской войны: есть много других источников и поводов для мировой бойни, и каждый из них подлежит грамотной и целенаправленной санации. Над тем, как это сделать, придется ломать голову всем состоявшимся полюсам мира. Их сейчас пять (кстати, Никсон тоже выделял пять полюсов) – Штаты, Китай, Россия, Турция, Индия.


Статья в сокращенном варианте опубликована в газете «Санкт-Петербургские ведомости» 18 ноября 2016 года.


Количество показов: 1246
Рейтинг:  3.68
(Голосов: 8, Рейтинг: 3.68)
 © GLOBOSCOPE.RU 2006 - 2017
 E-MAIL: GLOBOSCOPE@GMAIL.COM
Русская доктрина   Институт динамического консерватизма   Русский Обозреватель   Rambler's Top100