RUS ENG
 

ГЛАВНАЯ
ГОСУДАРСТВО
МИРОВАЯ ПОЛИТИКА
БЛИЖНЕЕ ЗАРУБЕЖЬЕ
ЭКОНОМИКА
ОБОРОНА
ИННОВАЦИИ
СОЦИУМ
КУЛЬТУРА
МИРОВОЗЗРЕНИЕ
ВЗГЛЯД В БУДУЩЕЕ
ПРОЕКТ «ПОБЕЖДАЙ»
ИЗ АРХИВОВ РП

Русский обозреватель


Новые хроники

10.09.2006

Константин Черемных

АХИЛЛЕСОВ КОРИДОР

Строительство нефтепровода Бургас-Александруполис не угрожает транзитным интересам других государств


На школьном глобусе это расстояние не шире детского мизинца. Двести восемьдесят километров – в два с лишним раза меньше, чем от Москвы до Питера. Никаких непроходимых болот и зыбучих песков – веками освоенная местность. Всего одна государственная граница, по обе стороны заселенная мирными и цивилизованными народами. Оба народа соединены с Россией уникальным духовным родством и многовековыми общими интересами. Сегодня к этому вековому родству добавляется на редкость благоприятная экономическая конъюнктура.

И тем не менее, вот уже тринадцать лет прямая линия нефтепровода от болгарского Бургаса до греческого Александруполиса, открывающая российскому государству и его деловым кругам самый прямой и самый дешевый выход на рынки других стран и континентов, остается нарисованной на карте.

Тринадцать лет политики трех стран регулярно встречаются и обсуждают планы открытия транспортного коридора. Он выгоден всем сторонам, но что-то все время мешает. Вначале противоборство «Лукойла» и «Юкоса» за болгарские нефтеперерабатывающие мощности. Затем соперничество уже «Лукойла» с «Транснефтью», которая полтора года упорно настаивала на альтернативном транзите через турецкую территорию, отстаивая так называемый фракийский коридор Кыйиккей – Ибрикхаба. И наконец, парламентские выборы в Болгарии, прервавшие работу над проектом еще на целый год.

Отдельные авторы усматривают в торможении проекта происки американского госсекретаря Кондолизы Райс, в марте этого года в Афинах неодобрительно высказавшейся о российской энергомонополии. Правда, она имела в виду монополию на газ. Да и в более деликатных ситуациях – вроде поставки российских вооружений Венесуэле – Москва не оглядывалась ни на каких госсекретарей. Поэтому ссылки на ее зловещие чары звучат не слишком убедительно. Но кому-то легче сослаться на заокеанские интриги, нежели признать, что свои не смогли договориться со своими.

Четвертого сентября над гордиевым узлом наконец-таки свистит державный меч. Российская делегация во главе с Президентом и при участии руководителей пяти заинтересованных корпораций наконец подписывает с лидерами Греции и Болгарии трехстороннее соглашение об энергетическом партнерстве. За сорок пять минут, по словам президента Болгарии, успели больше, чем за десяток лет. Осталось только поделить проект между участниками. Соответствующее решение вновь отложено –

утверждают, что всего лишь до конца года. Неясность, как водится, заполняется слухами и «страшилками».

 

КАК ЖЕ МЫ БЕЗ ТУРЦИИ?

На этот раз российская государственная воля была выражена предельно ясно. Президент России с металлом в голосе напомнил о том, что ровно такое же расстояние было преодолено строителями трансазиатского нефтепровода в девственной тайге всего за два месяца. На следующей пресс-конференции, уже на другом континенте, он скажет, что не намерен заниматься «политическом туризмом» – еще раз, без политкорректных околичностей, напомнив сопровождающим деловым людям о приоритете национальных интересов.

Политкорректность проявлялась, когда речь заходила о ближайшем соседе и многовековом сопернике стран-партнеров. Тем более что пресса, не утруждая себя деликатностью в таких материях, как вера и историческая память, рубила сплеча: коридор прокладывается в обход Босфора, а значит, в пику Турции.

Между тем турецкие власти все эти годы как раз и стремились к тому, чтобы сократить перевозки экологически опасных грузов по проливу, разделяющему надвое крупнейший мегаполис страны. Иначе даже при самом большом трансатлантическом интересе Анкара не согласилась бы на транзит бакинской нефти до средиземноморского Джейхана – несмотря на затраты, несмотря на непредсказуемость курдских повстанцев.

Мало того, одной из «звезд» российской делегации в Афинах был глава «Газпрома» Алексей Миллер, обсуждавший с греческими партнерами не только сухопутный трубопровод, а и другой, подводный – ответвление «Голубого потока» в Юго-Восточную Европу. Продление «Голубого потока», соединяющего ныне по черноморскому дну Россию с Турцией, лишь выгодно для Турции как транзитного государства. Хотя бы по этой причине стравливание в медиа-пространстве Афины с Анкарой – дело не только безответственное, но и неумное.

 

КАК ЖЕ МЫ БЕЗ УКРАИНЫ?

Некоторые обозреватели усмотрели в российском визите в Афины еще и коварное покушение на интересы Киева. Поскольку если российская нефть направится из точки Б в точку А, то она якобы непременно минует точку О – незалежную Одессу, откуда, с благоволения Белого Дома и особенно его вице-президента, она должна непременно следовать в Броды и далее по местам славы Леха Валенсы – в порт Гданьск.

Любопытно, что в самом Киеве эти тревоги разделяют далеко не все . Поскольку нефтепровод Одесса-Броды уже три года успешно качает «черное золото» в обратном направлении – из российского нефтепровода «Дружба» через Броды на юг в Одесский порт. Инициатива принадлежала российско-британской ТНК-BP. Ее участие в составе российской делегации в Афинах как раз внушает надежду на удешевление перевалки этой самой «трансукраинской» нефти в Европу – на восемь долларов за тонну дешевле, чем через Босфор.

Что действительно обеспокоило киевских аналитиков, так это как раз перспектива увеличения транзита газа по «Голубому потоку» и далее по морскому дну в европейском направлении. Этот маршрут действительно угрожает нынешней 80-процентной монополии Украины на перекачку российского газа.

Вряд ли стал бы огорчать Киев и комиссар Евросоюза по энергетике Андрис Пиебалгс, сообщивший о том, что ныне в пользу трубы Бургас-Александруполис высказывается и «большая Европа». Оговорка весьма характерна: в переводе с дипломатического языка это означает «кроме Польши».

В самом деле, польское руководство, упоминаемое уже в британской прессе не иначе как под именем «близнецов-параноиков», настолько досаждает и смешит номенклатуру Евросоюза своими выпадами против Германии и России одновременно, что не считаться с ее интересами уже не является чем-то зазорным. Из чего следует, что многострадальный проект ныне действительно интересует не только греков и болгар.

 

ФИГУРА УМОЛЧАНИЯ

Болгарский президент Георгий Пырванов оборвал свое выступление на слове «фатальный», не продолжив в присутствии прессы рассуждения о том, кто именно займет место России, Греции и Болгарии, если труба из точки «Б» в точку «А» так и не превратится из виртуальной в реальную.

На поверхности лежит намек опять же на Турцию, где в обход Босфора планируется построить нефтепровод Самсун-Джейхан. Это действительно прямая альтернатива маршруту Бургас-Александруполис – для казахско-российского нефтяного потока из Новороссийска и российско-украинского из Одессы. Но для России ничего фатального в этом как раз нет. Зато для Евросоюза, в состав которого давно и безуспешно стремится Турция, реализация маршрута Самсун-Джейхан означает дополнительные возможности прессинга со стороны нежеланного члена европейской семьи.

Не исключено, что Георгий Пырванов имел в виду и иные энерготранзитные планы. Кроме обозревателей «Ведомостей», никто не вспоминает о так называемом трансъевропейском нефтепроводном проекте с участием Румынии, Сербии, Хорватии, Словении и Италии. Который имеет также газовую составляющую – итало-турецко-австрийский проект «Набукко», задуманный как альтернатива российским энергоносителям за счет иранских.

Именно в итальянской прессе с нетерпением ожидали переговоров в Анкаре о транспорте иранского газа через территорию Турции. Именно Италия проявляет сегодня едва ли не самую большую активность в дипломатии на Ближнем Востоке. Именно от министра иностранных дел Массимо д'Алемы можно услышать самые почтительные высказывания о партии «Хизбалла», поддерживаемой Тегераном. И именно итальянский проект не выгоден всем трем сторонам переговоров в Афинах.

Лишь отдельные авторы упоминают о том, что в планах российского руководства визит в Анголу лишь недавно был заменен на визит в Афины. Очевидно, сыграли роль некие вновь возникшие обстоятельства. Таковым могли оказаться ирано-турецкие переговоры 16 августа.

 

«СЕЙЧАС ИЛИ НИКОГДА»

Как и следовало ожидать, переговоры в Афинах вызвали особый интерес в Азербайджане – там, где проект Баку-Джейхан отчасти пересекается с проектом «Набукко»; где пристально отслеживают политические и экономические веяния в Европе; где соседство с Ираном является фактором самостоятельного значения – в перспективе, возможно, даже фатальным. В азербайджанской прессе об итогах переговоров в Афинах было известно раньше, чем они завершились. Равно как и об условиях, которые ставит строителям пути из пункта Б в пункт А американский совладелец Каспийского консорциума, поставляющего казахскую нефть в Новороссийск.

В сухом остатке – спор между «Роснефтью» и «Транснефтью» за контроль над проектом, равно как и участие ТНК-BP – либо казахского «Казмунайгаза» вместе с «Шевроном». Спор можно продолжать еще пятнадцать лет. Но за это время проектантов обгонят все прочие заинтересованные стороны. О чем и говорил прямым текстом Владимир Путин. И Георгий Пырванов, адресовавший свою реплику «Сейчас или никогда» не корпоративным боссам, а российскому государству. Которое, если верить мировой прессе, наконец-таки научилось брать под уздцы частные интересы. Научилось ли?

Жребий брошен. «Заколдованная» черта, соединяющая точку Б на Черном Море с точкой А у входа в Адриатику, обернется либо триумфом альянса государства и бизнеса, либо сыграет поистине фатальную роль ахиллесовой пяты российского колосса.


Количество показов: 4183
(Нет голосов)
 © GLOBOSCOPE.RU 2006 - 2019
 E-MAIL: GLOBOSCOPE@GMAIL.COM
Русская доктрина   Институт динамического консерватизма   Русский Обозреватель   Rambler's Top100