RUS ENG
 

ГЛАВНАЯ
ГОСУДАРСТВО
МИРОВАЯ ПОЛИТИКА
БЛИЖНЕЕ ЗАРУБЕЖЬЕ
ЭКОНОМИКА
ОБОРОНА
ИННОВАЦИИ
СОЦИУМ
КУЛЬТУРА
МИРОВОЗЗРЕНИЕ
ВЗГЛЯД В БУДУЩЕЕ
ПРОЕКТ «ПОБЕЖДАЙ»
ИЗ АРХИВОВ РП

Русский обозреватель


Новые хроники

08.05.2007

Максим Калашников

УПРАВЛЕНИЕ БУДУЩИМ

Почему американцы так часто нас переигрывают?

Вы никогда не задумывались над тем, почему американцы нас так часто переигрывают? Почему сначала СССР, а теперь и РФ то и дело действуют в их интересах? Почему они как бы «ведут» нас – к своей выгоде?

Дело в том, что американцы не полагаются только на государственный аппарат. Помимо чиновников, у них есть мощные «мыслительные танки», «мозговые тресты». Структуры выдвижения новых идей, всесторонней экспертизы принимаемых решений – и могучее средство для формирования будущего по американским лекалам. А вот у нас таких штук до сих пор не заведено. Более того, их возникновению всячески мешают.

Если мы хотим обрести действительно свое будущее и выйти из системного кризиса, стране придется делать свои «мыслительные танки», не надеясь только на чиновников.

 

НАС ИСПОЛЬЗОВАЛИ ВСЛЕПУЮ

За примерами беспомощности и «водимости» наших верхов ходить недалече. При этом мнение специалистов, экспертов, профессионалов иногда просто игнорируется. Вспомним историю Афганской войны. Не надо говорить о том, насколько тяжелым ударом и по нашей стране, и по ее руководству, и, что особенно важно, по массовому сознанию стала эта война. Однако перед ее началом Генеральный штаб, который планировал соответствующую операцию и болевые действия, дал заключение о неразумности ввода войск в Афганистан, считая и аргументированно показывая, что военным средствами Советскому Союзу не удастся решить те задачи, какие ставило политическое руководство. Об этом неоднократно говорил и писал в мемуарах в свое время начальник Генерального штаба маршал С.Ф. Ахромеев. Стоит, видимо, вспомнить недоброй памяти горбачевщину, когда вопреки здравому смыслу, мнению экспертов и военных, было организовано бегство Западной группы войск из Германии. А как большой политик и мудрый демократ Шеварднадзе вкупе с генсеком Горбачевым сдал ракету «Ока», которая не подходила под соответствующие статьи договора об ограничении ракет средней дальности. С одной стороны, понятно, что горбачевская верхушка пыталась тогда ублажать американцев, с другой стороны, немалую роль сыграл призрак звездных войн – отлично организованный блеф. Но тогда было сообщество экспертов, которое понимало, какую цену придется платить за то или иное решение. Были специалисты, и была возможность организации экспертизы.

Но вот минули ельцинские времена. Годы бесславия, безвременья, национального унижения. Заметим, что в ходе недавних похорон Ельцина даже у самых записных демократов не нашлось добрых слов в адрес почившего как государственного деятеля. И тут естественно возникает вопрос, а сейчас-то найдутся ли эксперты, коллективы, мозговые центры, если власть захочет послушать компетентное мнение?

Возьмем пример поближе: недавние остро-антиамериканские и антинатовские заявления Москвы. Реально РФ не стала полноценным противовесом США, не смогла укрепить свою оборонную мощь. Зато нынешние властители Америки использовали эффект от этих заявлений по полной программе.

Конечно, у американцев случаются и провалы. И все же русские слишком часто попадали в положение, когда мы, действуя вроде бы по своей воле, на деле лили водичку на мельницу США. Становились частью их планов.

Нет, генерация идей, экспертиза, создание образов будущего – вещи, при всей их «бесплотности», стратегически важные.

– Институт прикладной математики Российской академии наук был создан более полувека назад выдающимся советским ученым, трижды Героем Социалистического труда, академиком Мстиславом Всеволодовичем Келдышем для решения стратегических проблем, – говорит заместитель директора ИПМ Георгий Малинецкий. – В первые годы существования ИПМ это были задачи совершенствования ядерного вооружения и водородной бомбы, управление баллистическими ракетами и космические полеты, а также компьютеризированные системы управления. И они были успешно решены.

В XX веке атрибутами сверхдержавы служили ядерное оружие, космические системы и надежные шифры. Все это у Советского Союза имелось. У нашей страны была вторая экономика мира, очень высокий уровень социальных гарантий, прекрасная армия. Но все это не предотвратило распада государства. Распада, который Президент РФ В.В. Путин назвал самой большой геополитической катастрофой ХХ века. Удар был нанесен в другой сфере.

Чего же не хватало? Научно обоснованной модели человека и общества. Методов анализа угроз и рисков, неразрывно связанных с ними научных методов прогноза. Умение предвидеть будущее и там, где возможно, устремлять события в желаемом направлении станут XXI веке ключевой технологией всех развитых стран.

 

КОЛЛЕКТИВНЫЙ РАЗУМ В ДЕЙСТВИИ

В сороковые годы ХХ столетия американцы сделали великое организационное открытие: изобрели «мыслительные танки». Первым из них стала знаменитая RAND Corporation.

Янки смекнули: государственный аппарат зачастую беспомощен перед сложнейшими задачами, встающими перед страной. Потому, например, что чиновная машина делится на разные ведомства: военное, полицейское, промышленные министерства, Минфин и т.д. Каждое тянет бюджетное одеяло на себя, норовит не пустить чужаков в свою епархию, «секретить» информацию, а иногда – и перевалить ответственность на другого.

Но реальные проблемы никакого разделения не признают. Они комплексны и чаще всего возникают на стыках разных ведомств. Скажем, ту же наркоманию нельзя считать ни чисто полицейской, ни чисто медицинской, ни политической проблемой. Равно как и экологические проблемы, задачи глобального противостояния со странами-конкурентами, определение облика боевых действий грядущего, формирование образа будущего и т.д.

Государственный аппарат, будучи разделенным, справиться с ними в одиночку не может. Ведь приходится комбинировать войну и бизнес, культуру и политику, спецоперации и социальные меры. На все это накладывается вторая слабость государства: в нем подчиненные слишком сильно зависят от вышестоящих начальников. А решение проблем и формирование будущего требуют творчества, нескованности мышления и, зачастую, смелости суждений. Чиновник же всего этого боится: начальник может его наказать, «задвинуть» или вообще выгнать со службы. Если, скажем, ему придется не по нраву то, что придумал подчиненный.

Поэтому американцы создали «мозговые тресты», состоящие не из чиновников, а из экспертов. Способные рассматривать проблемы и задачи со всех сторон, в комплексе, без ведомственной ограниченности – да еще и привлекать к работе лучших специалистов из науки, университетов, корпораций, госструктур. Получаются некие «коллективные разумы», способные объять гораздо больше, чем несовершенный ум отдельного человека (министра, президента, маршала и т.д.) Способные вырабатывать «безумные идеи», что на поверку оказываются гениальными и ведущими к успеху. В этих неприбыльных организациях смешаны черты НИИ и университета, аналитической разведки и современной корпорации, действующей в условиях неопределенности. Обладая большими средствами, они субсидируют исследования практически в любой области.

В 1948 г. возникла RAND Corporation. Она объединила лучшие умы американской науки для противостояния СССР. А нынче RAND занята междисциплинарными исследованиями на ниве национальной безопасности: от собственно военных вопросов – до проблем медицинских. Нынешняя RAND, выполняющая правительственные заказы, объединяет 5000 высококвалифицированных экспертов. Многие из них являются ведущими специалистами в своих областях. Результаты экспертизы этой корпорации могут адресоваться не только лицам, принимающим решения, но и экспертному, деловому, научному, образовательному сообществу.

Следом за RAND стали возникать и другие «мыслительные танки» – второго, третьего, четвертого и пятого поколений. (У всех на слуху Институт будущего, «Карнеги-корпорация», фонд «Наследие», Американский институт предпринимательства и т.п.) Пятое поколение «фабрик мысли» – уже сетевые организации с защищенными Интернет-серверами, с налаженной системой конференций. Более того, многие черты «мозговых трестов» стали перенимать и государственные структуры США. Агентство перспективных исследований Петагона (DARPA), Совет национальной безопасности (NSPG при Рейгане), аэрокосмическое агентство НАСА. С «мыслительными танками» стала тесно сотрудничать американская разведка. «Фабрики мысли» стали появляться и усиливаться в иных странах НАТО. Например, Центр развития, концепций и доктрин министерства обороны Великобритании, что недавно выдал картину тенденций в мире до 2030 года. В поле зрения военных футурологов-англичан попало все: микрочипы, имплантированные в мозг, и электроимпульсное оружие. Революционизация среднего класса, берущего на себя роль пролетариата в работах Маркса, и рост населения стран Ближнего Востока на 132%. Сокращение населения в Европе и флэш-мобы – группы, быстро мобилизируемые преступниками и террористическими организациями.

– Я обращу ваше внимание на Японию, – говорит Г.Малинецкий. – Внимания заслуживает недавняя национальная экспертная оценка перспектив технологического развития этой страны. В документе представлены около ста технологий, которые через 15-25 лет позволят, по мнению японских аналитиков, уйти в технологический отрыв от остального мира. По каждой технологии указаны конкретные товары и услуги, которые должны стать результатом ее развития, оценены возможности, которые это дает отдельному человеку и обществу в целом, степень проработанности проблемы, основные трудности, которые предстоит преодолеть. Прогнозируются синергетические эффекты, связанные с взаимодействием технологий, которые будут созданы. Намечаются коллективы и фирмы, которые, скорее всего, станут исполнителями конкретных проектов. В этой ипостаси экспертиза выступает как основа для долгосрочного и среднесрочного планирования развития экономики и других сфер жизнедеятельности.

Если уж брать историю, то японские специалисты говорят: всего через несколько месяцев после американских бомбардировок в стране был создан национальный институт кораблестроения, состоявший из десяти человек. Эти люди сразу после поражения своей страны во Второй мировой войне изучали мировой опыт, планировали развитие японского кораблестроения, размышляли, какой будет стратегия в этой сфере через десятилетия. В настоящее время Япония является ведущей державой мира в этой важной области.

По существу, Россия сейчас во многих областях экономики находится в схожей ситуации – в течение 20 лет, когда многие государства форсированно развивали свою промышленность, наша страна откатывалась назад. Поэтому пришло время мечтать, проектировать, заглядывать в будущее, выбирать. И роль экспертизы в этом огромна.

Обладая такими очагами «управления будущим» и «коллективными интеллектами», США и НАТО взяли верх над Советским Союзом. А теперь норовят манипулировать и Российской Федерацией.

 

НЕРАЗВИТЫЕ РУССКИЕ ВОЗМОЖНОСТИ

В Советском Союзе имелись достаточные возможности для создания отечественной системы «мыслительных танков». Работала неплохо финансируемая наука (на одного советского исследователя тратилось лишь в 18 раз меньше средств, чем на американского, а не в сто раз, как в РФ). Успешно действовали такие академические центры, как Институт прикладной математики или Институт системного анализа. Имелся успешный опыт применения интеллектуалов для решения сложных задач. Георгий Малинецкий в беседе с нами поведал о двух из них.

Так, в начале 80-х годов, по оценкам советских военных, ожидался резкий рост военно-стратегического потенциала Китая. Учитывая огромное население этой страны, военные, словно забыв о ядерном и высокоточном оружии, предлагали создать на дальневосточной границе СССР систему укрепленных районов – нечто вроде «линии Сталина» на западе страны. Причем стоимостью в десятки миллиардов рублей (или долларов по курсу того времени) за сравнительно короткий срок! Такие затраты могли разорить державу. Но по инициативе председателя Совета Министров СССР А.Н. Косыгина полученная военными информация и их предложения передали в Академию наук для независимой экспертизы. Для выполнения поручения в Институте системного анализа АН СССР построили математическую модель, учитывающую динамику населения Китая, его экономический рост, военные возможности. Расчеты были доведены до конкретных чисел – количества дивизий, танков, самолетов, которыми страна будет располагать в двадцатилетней перспективе (к 2000 году) при различных сценариях ее развития.

Из результатов моделирования следовало, что при оптимальных военных расходах угрозы, для отражения которой необходима система укреплений и развертывание ряда соединений на границе, не возникнет. При больших расходах будет подорвана экономика и пострадает военная мощь Союза. Грамотное экспертное заключение, принятое во внимание, позволило сэкономить огромные средства.

Другой случай. Президент Академии наук СССР, директор Института прикладной математики АН СССР (ИПМ) М.В. Келдыш был одним из первых руководителей, использовавших академический институт как инструмент для экспертизы. После развертывания американской программы создания кораблей многоразового использования типа «Шаттл» академик М.В. Келдыш обратился к специалистам по баллистике и обеспечению космических полетов ИПМ с просьбой выяснить: какие возможности стране дает обладание такой системой? Проведенные расчеты показали, что, несмотря на огромную стоимость, челнок дает стратегическое преимущество – способность при определенных параметрах орбиты наносить ядерные удары по крупнейшим центрам в течение 12 минут, что исключало возможность перехвата таких боеприпасов существовавшими тогда противоракетными системами. Результатом этой экспертизы стало обоснование решения 1976 г. о создании советской системы многоразового использования «Энергия–Буран».

Но, по большому счету, аналогов системе «фабрик мысли» в Советском Союзе так и не появилось. Когда пришло время реформировать страну, все свелось к бредовой и волюнтаристской горбачевщине. Вопрос о необходимости создания экспертных структур, аналогичных корпорации RAND, в нашей стране более тридцати лет назад поднимал выдающийся ученый – академик Н.Н. Моисеев. С такими инициативами выступали многие академические организации – Институт прикладной математики, Вычислительный центр Академии наук, Институт системного анализа, Институт проблем управления. Результата это не дало. Да и сейчас инициативы ученых, связанные с проектированием будущего, с прогнозированием, с анализом стратегических рисков, по-прежнему блокируются.

 

СТРАНА, БРЕДУЩАЯ ВСЛЕПУЮ

Но вот на обломках СССР образовалась Российская Федерация. Она объявила себя рыночным, демократическим государством. И что же, у нас появилась система «мозговых танков»? Как бы не так! Страна по-прежнему движется вслепую, сама не ведая, куда.

Свои «рэнды» попытались породить победившие рыночники – прозападные либералы. Это и Рабочий центр экономических реформ (РЦЭР) в начале 90-х, и гайдаровский Институт проблем переходного периода (ИППП), и нынешние Центр стратегических разработок («имени Грефа»). Однако они показали свою полную беспомощность: рекомендации РЦЭР и гайдаровского ИППП представляли собой лавочки по торговле западным интеллектуальным старьем. Или теориями, что в США составляли на экспорт: для уничтожения русских конкурентов. Рекомендации оттуда шли – хоть святых выноси. Мол, хорошо, что у нас промышленность закрывается – она неконкурентоспособна. Новые технологии и передовую технику – покупать на Западе. Займемся только добычей нефти и сферой услуг. Не надо повышать рождаемости – завезем в РФ таджиков, эфиопов, азербайджанцев. И тому подобный бред. ЦСР в 2000 году выдал программу «программу Грефа» – реформы на десять лет вперед. Документ настолько толстый и бессвязный, что о нем сегодня предпочитают не вспоминать. А недавно группа ЦСР под руководством Майкла Дмитриева выдала прогноз до 2020 года, по которому нам не рекомендуется бороться за повышение рождаемости, ибо сие, видите ли, создаст лишнюю нагрузку на экономику. И что, мол, сокращение населения страны – даже хорошо, ибо растет ВВП на душу населения. Как говорится, без комментариев.

По мнению современного историка и кризисолога Андрея Фурсова, использование чужих теорий отечественными «аналистами» – путь к поражению. Ибо не разработка своего знания, а пользование навязанными извне теориями (что совершенно не соответствую русским реалиям и традициям) ничем иным закончиться и не может.

– В нашей стране пока нет серьезной, научно обоснованной экономической, оборонной, технологической, социальной, образовательной, международной или какой-то другой политики, – отмечает Георгий Малинецкий. – Политики нет, потому что нет стратегии – долговременных масштабных целей, этапов, показателей, по которым можно судить, достигнут результат или нет. Стратегии нет, потому что нет осознанных элитой национальных интересов. Сложившаяся ситуация имеет объективную основу, связанную с неравновесной экономико-социальной структурой, с очень большим разрывом между «бедным большинством» (составляющим около 90%) и «богатым меньшинством» (составляющим около 10%). Правящая элита и все остальные обитатели РФ – это два разных народа. С разными рынками, идеологиями, наборами смыслов. Нет у нас «мы».

Все попытки создания в РФ аналога RAND (института для управления будущим, а не только прогнозирования) много лет блокируются на уровне Академии наук и правительства. А ведь пытались многие: и наш институт, и Кургинян с его Экспериментальным творческим центром. Не секрет, что закрыли даже единственную телевизионную передачу, где обсуждалось будущее страны – «Россию-2030» Александра Гордона. Поймите: в РФ некому просчитывать сценарии! Государственная машина страны пока слепа и глуха.

А если Россия не имеет своих «мозговых трестов», то неизбежно становится игрушкой в руках тех, у кого такие структуры прогноза и управления будущим имеются. Для того чтобы говорить о шансах России и других цивилизаций, нам нужно иметь сильные «мозговые центры». Они есть у США, у Китая, у Индии, исламских стран. Есть у них и стратегические, долгосрочные цели. А у России? Нет ни того, ни другого. С кем мы готовы воевать? РФ только что приняла программу вооружений до 2010 года. И выяснилось, что мы не знаем, что нужно стране: танковые дивизии, комплексы ПВО или ядерные заряды. Вероятный противник-то точно не определен. Международный терроризм? Так против него не танки нужны, а сильные спецслужбы. И коли нет ясно обозначенных целей страны, если мы не занимаемся мониторингом событий и тенденций, то у РФ нет никаких шансов на будущее.

Может ли стать основой нашей «мозговой системы» Академия наук? По мнению Малинецкого, вполне могла бы. Даже попытка такая предпринималась. В декабре 2001 года президент В. Путин высказал мысль о превращении АН в центр независимой экспертизы правительственных решений и прогноза рисков, бедствий, кризисов и катастроф, с которыми сталкивается Федерация. Решение это нашло отклик в научном сообществе. В 2002 году Институт прикладной математики РАН и десять других академических институтов вышли с инициативой создания Национальной системы научного мониторинга опасных явлений и процессов в природной, техногенной и социальных сферах. К этому вопросу удалось привлечь внимание научного сообщества. Этот круг проблем широко освещался в средствах массовой информации. Более того, Президентом РФ, Советом безопасности РФ было дано поручение РАН срочно предложить научную программу, результатом которой стало бы формирование системы научного мониторинга. В 2004 году Межведомственная комплексная программа «Фундаментальные, поисковые и прикладные исследования в интересах обеспечения защищенности опасных объектов и населения» была подготовлена и согласована с рядом министерств и ведомств.

Но… работы так и не были начаты. Правительство РФ не утвердило соответствующую программу. Казалось бы, Академия наук имеет свои возможности для того, чтобы начать эту работу. Президент РАН академик Ю.С. Осипов дал указание срочно организовать специальную программу Президиума РАН. Но… в число таковых программ тематике, которая связана с выполнением решения Президента РФ, с безопасностью населения России, с оценкой стратегических рисков, в течение трех лет попасть так и не удалось. Финансирование так и не открыли. То, что до этой важнейшей для страны научной задачи «руки не доходят», демонстрирует и уровень управления научными исследованиями, и утрату ориентиров.

В России отраслевой и вузовской науки уже практически не осталось, а в РАН ныне около 50 тысяч научных сотрудников. Это весьма немного для страны, планирующей инновационное развитие, и очень мало для науки, прикладная часть которой, по сути, ликвидирована (напомним, что численность ученых в Советском Союзе составляла около 1,5 миллионов человек). И вот из академической науки решено вытолкнуть каждого пятого (в целом по Академии в ходе исполнения т.н. пилотного проекта решено сократить численность сотрудников на 21%). Причем сокращаются ставки, – а с ними и возможности развития. В ряде институтов (в частности, Уральского и Сибирского отделений РАН), нет возможности принимать на работу молодежь, закончившую аспирантуру и защитившую диссертации. Казалось бы, руководство РАН должно, благодаря конкурсу на замещение научных должностей, освобождаться от сотрудников «утративших связь с наукой», и набирать новых – не утративших, а не резать институты по живому.

В 2006 году в Институте прикладной математики им. М.В. Келдыша РАН – организации, получившей мировое признание, – число ставок уменьшилось с 661 до 512. Молодые сотрудники и соисполнители из высшей школы, работавшие на полставки, были уволены поголовно, так что сокращение людей получилось гораздо больше числа сокращенных ставок. И это не все. Только что пришла новая разнарядка по сокращению штатов… Люди не хотят уходить, и в некоторых академических институтах на одну ставку приходится по пять сотрудников…

Подведем итоги. В нынешней РФ атомизировано общество, поражена потребительством правящая элита. И в этих условиях она делает все, чтобы закрыть глаза и лишиться остатков интеллектуального потенциала. Разве после всего этого Российская Федерация сможет реализовать хоть одну представляющуюся ей возможность?

Пока наши конкуренты и вероятные противники наращивают мощь своих «мыслительных танков» и объединяют их в сеть, РФ по-прежнему лишена подобной системы. Пока мы не возьмемся за ум, страна и дальше останется игрушкой в руках чужих «мастеров игры». И слова о переходе РФ на инновационный путь развития останутся лишь ритуальными заклинаниями.

В условиях, когда началась эскалация «холодной войны» против России, когда США грозят космической гонкой вооружений, а страна вступает в опасный период нехватки природного газа и энергетических мощностей, «безмозглость» не просто опасна.

Она СМЕРТЕЛЬНО опасна...


Количество показов: 3200
(Нет голосов)
 © GLOBOSCOPE.RU 2006 - 2021
 E-MAIL: GLOBOSCOPE@GMAIL.COM
Русская доктрина   Институт динамического консерватизма   Русский Обозреватель   Rambler's Top100