RUS ENG
 

ГЛАВНАЯ
ГОСУДАРСТВО
МИРОВАЯ ПОЛИТИКА
БЛИЖНЕЕ ЗАРУБЕЖЬЕ
ЭКОНОМИКА
ОБОРОНА
ИННОВАЦИИ
СОЦИУМ
КУЛЬТУРА
МИРОВОЗЗРЕНИЕ
ВЗГЛЯД В БУДУЩЕЕ
ПРОЕКТ «ПОБЕЖДАЙ»
ИЗ АРХИВОВ РП

Русский обозреватель


Новые хроники

21.06.2007

Максим Калашников

УЯЗВИМОСТЬ «ЯДЕРНОГО КАРЛИКА»

Как обезопасить себя от «первого удара» в Третьей мировой войне?

В последние годы, с обострением отношений между Россией и НАТО, все большее внимание уделяется отечественному ракетно-ядерному потенциалу. Часто можно услышать мнение, что ситуация в этой сфере не внушает сегодня опасений. В реальности же дело обстоит гораздо сложнее, чем кажется на первый взгляд. Чтобы в 2010-х годах остаться великой ядерной державой, нам придется предпринять большие организационные усилия. Дополнительным финансированием уже не обойтись. По сути дела, мы снова приходим к необходимости создания сил сдерживания обновленного типа. К идее новых пятилеток развития.

 

СТАРЫЕ МОЩНОСТИ НА ПРЕДЕЛЕ

В РФ есть сегодня только одно головное предприятие по производству межконтинентальных баллистических ракет, причем только твердотопливных – Воткинский завод. Днепропетровский «Южмаш» остался на Украине, которая все активнее втягивается в сферу влияния НАТО. Именно Воткинск сегодня должен нести главную нагрузку по обновлению сил ядерного сдерживания, производя новые ракеты для мобильного комплекса «Тополь-М» (в моно- и трехблочном варианте), ракеты для подводных лодок «Булава» и оперативно-тактические ракеты для комплекса «Искандер».

Это – огромная нагрузка. Но сегодня Воткинский завод переживает не самые лучшие времена. Его оборудование устарело морально. Кроме того, в 90-е годы, когда оборонный заказ был ничтожным, предприятию пришлось брать заказы на производство оборудования для нефтегазового комплекса. Они и поныне держат завод «на плаву». Но самое неприятное заключается в том, что за 90-е годы оказалась разбитой сеть кооперации: многие партнеры Воткинского завода перестали существовать.

И вот итог: если в советские годы завод производил до 45 ракет в год, то теперь – считанные единицы. «Постсоветский рекорд» поставили в 1997-м – десять машин «Тополь-М». Потом объемы упали: четыре, шесть, семь ракет в год. Заказ на 2007 год – семь единиц. В 2008-м и 2009-м, судя по всему, будет не более того. «Тополь-М» называют последним межконтинентальным комплексом СССР. С 1991 года их на сегодняшний момент изготовлено сорок пять.

Предел нынешней возможности Воткинска – не более десяти-двенадцати ракет типа «Тополь-М» в год. Больше не получается: ведь производственная кооперация порушена. Заказы на части и детали ракет приходится размещать где придется, да с превеликим трудом.

Для того чтобы сохранить ядерные силы сдерживания как серьезный фактор, РФ в 2010-е годы нужно поставить на вооружение 300-400 «Тополей-М». Нынешними же темпами выйдет не более 125 комплексов к 2017 году.

Но даже эти объемы проблематичны: ведь Воткинску скоро придется делать новые баллистические ракеты для подводных лодок (БРПЛ) «Булава». (Сегодня она еще испытывается и доводится до «кондиции»). Первая, уже спущенная на воду, лодка проекта 955 «Борей» («Юрий Долгорукий») требует 12 ракет. На стапелях стоят еще два его «систершипа» – на них хотят ставить по 16 «Булав». До 2017 года в строй нужно ввести еще 4-5 лодок. Вот и считайте: нужно как минимум 108 БРПЛ. Кроме того, и это число нужно увеличить на 20%: необходимы ракеты для «отстрела» – тренировки экипажей, научно-конструкторских «доводок». То есть, на круг – все 140 машин типа «Булава».

 

ОДНИМИ ДЕНЬГАМИ УЖЕ НЕ ОБОЙТИСЬ

Таким образом, нам нужно производить по 14 БРПЛ в год на одном Воткинском завод, который после «либеральных реформ» 90-х просто не вытягивает такого количества. Возникает неприятная дилемма: либо делать «Тополи-М» наземного базирования, либо – «Булаву». В одном случае оголяются сухопутные Ракетные войска стратегического назначения, в другом – остается безоружным атомный подводный флот. Перекинуть заказ на иной завод невозможно: больше предприятий с такими возможностями нет.

На фоне начала нового витка противостояния с НАТО, проблема деградации отечественного оборонно-индустриального комплекса встает во весь рост. При нынешнем положении дел, в принципе, абсолютно верную идею выхода из договора 1987 года о запрещении ракет средней и малой дальности (РСМД) трудно будет реализовать технически. Да, ракеты средней дальности могли бы стать великолепным противовесом превосходству сил НАТО в иных вооружениях, на их основе можно было бы создать высокоточные стратегические и неядерные ракетные войска. Однако сделать РСМД можно только на основе «укороченного» «Тополя-М». Вопрос, однако, заключатся в том, кому это поручить, где разместить этот заказ?

Представления о том, что проблему можно решить, выделив необходимые средства, – крайне наивны. Это странная логика начала 90-х годов: дашь на три ракеты – сделают три, даешь на сто – сделают сотню. Однако сегодня одними ассигнованиями из бюджета уже не обойтись. Нужна еще и кропотливая организационная работа: вложение денег в техническое перевооружение Воткинского завода, его расширение, в подготовку производственных кадров, в восстановление системы кооперации. И все это нужно вписать в новую философию сил ядерного сдерживания, в комплексную программу спасения деградирующего военно-промышленного комплекса. А уж ее – в новый план пятилетнего развития страны.

По сути дела, перед РФ стоит та же задача, что и перед сталинским СССР конца 1940-х годов. Нужно общее планомерное развитие страны, огромные вложения в создание новой промышленности. Без этого многие принципиально верные решения не достигнут цели, и НАТО только посмеется над нами. А страна превратится в ядерного карлика со всеми вытекающими отсюда последствиями.

 

ОПАСНОСТЬ ОБЕЗОРУЖИВАЮЩЕГО УДАРА

В 2010-е годы страна окажется перед угрозой обезоруживающего удара со стороны НАТО. Маленькие силы сдерживания можно перебить прямо на позициях. А остатки ракет – перестрелять в полете с помощью новых систем ПРО наземного и космического базирования. К сожалению, отечественные подлодки-носители БРПЛ в большинстве своем стоят у пирсов – их тоже можно потопить первым ударом.

Мы поставлены перед фактом: России нужно пересоздавать свои РВСН заново. Причем так, чтобы учесть особенности войн новой эры, а само развитие ракетно-ядерного потенциала сделать локомотивом для развития гражданской промышленности.

Сейчас у РФ – множество ахиллесовых пят в обороне. Например, в системе боевого управления РВСН и силами сдерживания. Если перспективные космические вооружения (и высокоточные стратегические ракеты с ядерными боеголовками США) неожиданным ударом уничтожат высшее политическое руководство РФ, ее военные штабы и центры управления силами сдерживания, то отдать команду на применение ядерного оружия станет просто некому. Связь в стране не сетевая, а централизованная. Советский проект создания сетевой кабельной связи (что могло быть проектом военно-гражданского значения, локомотивом развития страны) так и не успели начать. Не успели создать и систему воздушных пунктов управления «Звено». Погибла спутниковая система управления «Периметр» (запуск спутника, идущего с запада на восток из Ивановской области, с помощью ракеты СС-17). Крайне уязвима связь с подводными лодками – носителями БРПЛ: в нынешнем виде она требует их подвсплытия раз в несколько часов. В ходе первого удара могут быть уничтожены станции связи моряков в РФ и Белоруссии. К тому же, акустическая аппаратура ВМФ США намного превосходит российскую – и потому за нашими лодками незамеченными ходят американские субмарины.

А завтра у вероятного противника появятся тяжелые самолеты с боевыми лазерами. Они смогут ходить над Баренцевым морем – и издалека уничтожать выпускаемые нашими лодками ракеты «в лет», как на стендовой стрельбе, на 3-5-минутном участке их разгона. Тем паче, что лодка выпускает их не одновременно, а по очереди. За это время враг вполне может потопить ее ракето-торпедой с борта самолета, идущего рядом с «лазероносцем».

При нынешнем состоянии ПВО возможен и прорыв бомбардировщиков-«невидимок», причем не старых Ф-117А, а более совершенных Б-2 «Спирит». А они тоже – охотники за головами руководителей страны и ядерными комплексами.

Серьезно деградировала и наша система СПРН (предупреждения о ракетном нападении). Сегодня она уже не просматривает большие океанские акватории, откуда может быть нанесен внезапный удар, уничтожающий старые шахтные ракеты РФ еще на старте. Есть реальная опасность того, что мы не заметим ядерного нападения, пока страну не сотрясут первые взрывы.

 

ЧТО ДЕЛАТЬ?

В силу этих причин при создании новых Сил стратегического сдерживания 2010-х годов необходимо продумать новую систему управления ими. Нужны работы над сверхширокополосной радиосвязью, над связью с использованием так называемых HZ-антенн. К сожалению, в РФ эти работы идут сейчас лишь в фирмах и командах энтузиастов, хотя они – ключ еще и к обеспечению страны всеобщей телефонной связью с наименьшими затратами. Тут же не обойтись без возрождения советской программы «Звено».

В море нужно, наконец, завершить ведущиеся с 1984 года работы по принятию на вооружение акустических сверхнизкочастотных комплексов «Дельта» братьев Лексиных. Ведь они позволяют засекать даже самые бесшумные лодки, причем лексинская аппаратура качественно лучше американской.

И, конечно, необходимо доводить до 300-400 число мобильных «Тополей-М» с пятнадцатью ложными ангарами на каждую установку (с имитаторами комплекса внутри). Только такое количество ракет может послужить для нас реальной гарантией от первого обезоруживающего удара.

Необходимо также серьезно заняться созданием космического оборонного эшелона – в рамках нового национального проекта. Причем эшелона не противоракетного, а именно разведывательного, нацеленного на раннее предупреждение об агрессии. Уже сейчас нужно думать и о создании ударного эшелона – нам понадобятся и боевые орбитальные станции, и космические крылатые штурмовики. Они же – перспективные транспортно-космические системы со сниженной удельной стоимостью вывода коммерческих нагрузок в ближнее околоземье.

Сегодня столкновение с НАТО кажется маловероятным. Но в современной истории все представления о невозможном опрокидываются год за годом. Напомним, что в свое время невозможным считалось нападение НАТО на Югославию и вторжение американцев в Ирак Предлог для начала войны может быть любым. Пример Белграда показывает, что вполне благополучная европейская страна может получить статус мишени за считанные месяцы. Мы должны быть готовы к отражению агрессии, однако задачи обороны страны невозможно решить без радикального пересмотра нынешней промышленной политики, без огромных вложений в возрождение отечественной промышленности на основе новой плановой системы. Обеспечение безопасности России неизбежно потребует ее новой всеобъемлющей модернизации.


Количество показов: 3511
(Нет голосов)
 © GLOBOSCOPE.RU 2006 - 2021
 E-MAIL: GLOBOSCOPE@GMAIL.COM
Русская доктрина   Институт динамического консерватизма   Русский Обозреватель   Rambler's Top100