RUS ENG
 

ГЛАВНАЯ
ГОСУДАРСТВО
МИРОВАЯ ПОЛИТИКА
БЛИЖНЕЕ ЗАРУБЕЖЬЕ
ЭКОНОМИКА
ОБОРОНА
ИННОВАЦИИ
СОЦИУМ
КУЛЬТУРА
МИРОВОЗЗРЕНИЕ
ВЗГЛЯД В БУДУЩЕЕ
ПРОЕКТ «ПОБЕЖДАЙ»
ИЗ АРХИВОВ РП

Русский обозреватель


Новые хроники

10.03.2009

Константин Черемных

СПАСИБО, А ТЕПЕРЬ ИДИТЕ ВОН!

Токио заменит Лондон в роли стратегического партнера США

ПРЫЖОК В ТЕМНОТУ

Сообщив о своем решении выделить дополнительную сумму в 150 миллиардов фунтов для поддержки экономики, управляющий Банком Англии Мервин Кинг не гарантировал, что эти меры окажут какое-либо действие. «В отдаленной перспективе эти меры окажут действие, но сколько времени это займет, никто не знает, – заявил глава центробанка. – Ничто в нашей жизни не определенно...»

Высказывания, приличествующие философу-мизантропу, но никак не распорядителю национального бюджета, шокировали британских обозревателей. «Если господин Кинг высказывает сомнения в эффективности мер, не имевших прецедента за последние 315 лет, то что должны думать все прочие граждане? – задается вопросом редакция The Daily Telegraph. – Мы думали, что так называемое “количественное облегчение” является смелым и щедрым жестом для спасения экономики от депрессии. Оказывается, это не более чем прыжок в пустоту в темноте».

В Лондоне ожидают результатов расследования причин фактического коллапса банковской системы. Специальная комиссия Палаты общин, которой поручена эта работа, должна выявить виновных должностных лиц в правительстве. Однако ведущее консервативное издание сомневается в объективности этого органа, ибо, в отличие от Соединенных Штатов, в парламентских комитетах Соединенного Королевства большинство контролируется правящей партией.

Как подчеркивает издание, объективность необходима не для того, чтобы назвать имена козлов отпущения, – тем более что опереточный злодей в лице бывшего исполнительного директора Королевского банка Шотландии сэра Фреда Гудвина уже у всех на устах. «Нам нужно разобраться с патологоанатомической тщательностью в причинах, чтобы случившееся не могло впредь повториться».

На страницах The Telegraph уже звучало предложение учредить в целях расследования совместный комитет, включающий также членов и экспертов Палаты лордов, членов королевского Тайного совета, банкиров и теоретиков-экономистов. Тем более что «виновных – целый легион: к ним относятся и аудиторы, и руководители рейтинговых агентств, и менеджеры хедж-фондов, и регулирующие органы, и, наконец, чиновники, политики и их советники по финансовым вопросам. «Да, мы все знаем об имевшей место рискованной практике кредитования. Но каким образом им было позволено настолько беспечно функционировать, что они разрушили основы других отраслей экономики, следует понять. Не зная всех причин случившегося, мы не вправе возлагать на плечи налогоплательщика колоссальные расходы на спасение банков», – считает газета.

В другой тревожной передовице The Telegraph обращает внимание на самый тревожный симптом: несмотря на меры по поддержке банков, новые кредиты в экономику не идут, в результате чего бизнес разоряется, пополняя армию безработных. Как предупреждает редакция, «это закончится тем, что когда банки в отчаянной надежде на финансирование начнут кредитовать еще жизнеспособные компании, мы столкнемся с отсутствием (платежеспособного) спроса на их продукцию».

«Экономика держится на честном слове и на одном крыле», – заключает газета. Военно-воздушные ассоциации не случайны: совпадение кризиса с дестабилизацией в Афганистане подрывает не только авторитет правящих политиков, но и национальное самосознание британцев.

 

В БЕЛОМ ДОМЕ РАЗЛЮБИЛИ АНГЛИЮ?

Поиски источников сокращения расходов национального бюджета, естественно, вновь ставят вопрос о том, какой ценой обходится Соединенному Королевству участие в разорительных военных миссиях в Ираке и Афганистане. Между тем, напоминает ведущий военный обозреватель The Telegraph Кон Кафлин, афганская война грозит распространиться на соседний Пакистан.

Вполне естественно, в Англии ждут новых инициатив оттуда, где вся каша была заварена, – из Соединенных Штатов. Однако в Вашингтоне к своему ключевому союзнику уже не относятся с таким теплом, как при Джордже Буше. Обозреватели убеждены в том, что новая демократическая администрация «просто не любит Англию».

Британские военные обескуражены тем, что в своей первой речи на посту главы Госдепа Хиллари Клинтон вообще не упомянула о стратегическом партнерстве между США и Великобританией. А новый президент Барак Обама, принимая английского премьера Гордона Брауна в Овальном кабинете, и вовсе назвал Британию не ключевым, а всего-то «одним из наших главных стратегических союзников». При этом ранее объявленный совместный завтрак двух глав государств не состоялся, британские корреспонденты были вынуждены ожидать приглашения на пресс-конференции на улице, под снегом (в этот день неожиданно наступили заморозки), а когда наконец были приглашены, то им и их американским коллегам было дозволено задать всего по два вопроса.

Между тем в Вашингтоне совершенно не скрывают своей подготовки к еще одной военной операции – в суданском Дарфуре. Накануне Обама принимал в этой связи группу голливудских актеров во главе с Джорджем Клуни. На киноидолов, очевидно, возлагаются задачи по эмоциональной обработке общественного мнения.

Словно намеренно обостряя отношения с мировым исламским сообществом, Америка готовится вступиться за «страдающих христиан» в суданской провинции – где, как хорошо известно, реальным предметом борьбы являются дешевые природные ресурсы Южного Ливана. А расплачиваться за новую авантюру придется в том числе англичанам, выполняющим боевую миссию в Средней Азии, где радикализация исламского сознания происходит не по дням, а по часам.

 

ДЕНЬГИ ЕСТЬ ТОЛЬКО НА ГРОБЫ

Эта женщина была не только разведчицей и супругой бравого капитана военно-воздушных сил специального назначения. Записавшись в тот же добровольческий полк SAS, она показывала коллегам-мужчинам образец личной храбрости. А кроме того, капрал Сара Брайант была ослепительной красавицей. В июне прошлого года то, что от нее осталось, прибыло в Лондон из провинции Гельманд в холщовом мешке с цветами английского флага, застегивающемся на молнию.

Четыре месяца спустя майор Себастьян Морли, командир 23-го отряда SAS, выпускник элитного Итонского колледжа и зять лорда Бивербрука, демонстративно подал в отставку. В начале марта он дал ряд интервью ведущим британским изданиям, подвергнув уничтожающей критике военное руководство. «У них руки в крови», – сказал майор.

Причины, приведшие к гибели отважной летчицы и еще трех офицеров SAS – Шона Рива, Ричарда Ларкина и Пола Стаута, – уже неоднократно обсуждались не только в прессе, но и в британских судах. Машина с офицерами подорвалась на мине, заложенной боевиками у дороги. В таких лендроверах марки Snatch погибли уже 38 офицеров и солдат британского контингента в Афганистане.

Пикап Snatch был разработан в конце прошлого века для проведения полицейских спецопераций в Ольстере. Не предназначенная для боевых действий машина, которой снабдили специальные войска, уже давно получила на практике прозвище «гроба на колесах». И тем не менее с 2003 года Минобороны не позаботилось о ее замене на более надежный бронированный эквивалент.

В знак протеста из специальных добровольческих сил уволился уже не один командир, а четыре – в том числе командир парашютного полка полковник Стюарт Тутал. В своей статье для The Telegraph полковник горько констатирует, что военным обеспечением в Англии занимаются гражданские служащие и чиновники, до которых командирам не достучаться. И это совсем не те люди, которым приходится запаковывать молодых солдат в сумки для перевозки тел и объясняться перед их родными.

Все это время военное руководство продолжало заверять, что британские военные в Афганистане экипированы «по самым высоким стандартам безопасности». «Это ложь, и они об этом прекрасно знают. Мы их многократно предупреждали о бессмысленных смертях, но они игнорировали наши советы», – заявляет Морли.

Действительно, в декабре прошлого года министр военного обеспечения Квентин Дэвис заявил, что о замене Snatch на более надежные средства передвижения не идет речи. Как сообщили из ведомства матери погибшего рядового Сьюзен Смит, армия могла использовать тяжелый броневик Ranger, но предпочла легкие грузовички, чтобы не противопоставлять себя местному населению.

Однако майор Морли утверждает, что причины состоят в «хроническом недоинвестировании» воюющего контингента. Читатели The Telegraph, отозвавшись на устроенный редакцией опрос, дополнили это предположение собственными данными. Ветеран британских специальных сил Тимоти Хорган, воевавший в Южной Родезии, вспоминает, что в ту пору – 25 лет назад – местная колониальная полиция запретила использовать лендроверы на территориях, где возможны нападения из засады. Там использовался броневик собственной конструкции, которым заинтересовались специалисты из ЮАР и Израиля, и изготовили на его основе собственные эффективные модели броневиков. А родезийскими машинами теперь пользуется народная армия Зимбабве...

«Причина ясна, – полагает читатель по имени Пол. – Цена одной бронемашины равна сумме компенсационных выплат для семей 500 погибших солдат. Министерством обороны руководят бухгалтера».

«Меня могут заподозрить в расизме, – допускает Тим Бауден, автор еще одного гневного письма. – Однако разве не факт, что если какое-нибудь этническое большинство, борющееся за независимость и за нефть, просит Лондон о поддержке, то оно получает первоклассное оборудование?.. Я смотрю на этот непрекращающийся парад цветных персонажей, клянущихся приверженностью британским ценностям, но ни разу не слышал о том, чтобы в Афганистане погиб хоть один цветной солдат!»

«Странно, что в этой армии еще кто-то хочет служить за деньги, которые равны оплате труда менеджера без лицензии, – пишет Энтони Линтон-Лайер. – Ведь только идиоту неизвестно, что армия давно превратилась в обслугу крупного англо-американского сырьевого бизнеса, который только прикрывается благородными поводами для интервенций»...

 

УДОБНЫЙ МОМЕНТ

О коррупции и «откатах» в британском военном ведомстве теперь не пишет только ленивый. Однако ссылка на нежелание «противопоставлять себя местному населению», которым в ведомстве Квентина Дэвиса оправдывают использование в афганских степях легких полицейских машин, предназначенных для городских улиц, вряд ли была придумана в этом ведомстве и даже в Англии вообще. В самом деле, министерство взялось отстаивать необходимость использования заведомо ненадежных грузовиков как раз на фоне смены политической власти в Вашингтоне.

Новые американские власти хотят продолжать войну и в то же время заигрывать с большинством населения оккупированных стран. Как не смогли не заметить британские корреспонденты на Мюнхенской конференции, в докладе нового вице-президента Джо Байдена ни разу не использовался термин «антитеррористическая кампания». Рассчитывая на сделку с талибами, на минах которых подрываются солдаты армии-союзника, первые лица Вашингтона больше не причисляют их к террористам. И тем самым признаются в том, что устраивали войну вовсе не по благородным мотивам.

О том, за чьи политические эксперименты расплачиваются сегодня рядовые британцы, напоминают публикации декабря 2007 года о гибели экс-премьера Пакистана Беназир Бхутто. Тогдашний репортаж корреспондента The Telegraph в Лахоре Ахмеда Рашида был озаглавлен «Убита экстремистами, которых сама же и помогала создавать». Автор напоминал о том, что движение «Талибан» возникло при прямой поддержке Запада и его тогдашней ставленницы в Исламабаде. В то же время генерал Первез Мушарраф не считался «своим», хотя удерживал Пакистан под контролем. О конечном результате этого подхода рассказывает сегодня Себастьян Морли: «Мы сейчас по существу на начальном этапе вьетнамской войны. Дальше будет хуже. Мы удерживаем маленькие кусочки земли в Гильменде, и если мы считаем, что наше влияние распространяется на расстояние более 500 метров от наших военных баз, то мы обманываем себя».

Первез Мушарраф не хотел ссориться с Вашингтоном. Во время своего последнего визита в США, презентуя свои мемуары, он только жаловался на высказывание одного из высших американских чинов: «Мы вбомбим Пакистан в каменный век». Генерал не хотел своей стране такой судьбы. Его второй «проступок» заключался в том, что в то же время он не хотел конфликтовать с Китаем и выражал протест против открыто организованных американцами провокаций накануне Олимпийских игр в Пекине.

Очевидно, в том же состоит вина и президента Судана Омара аль-Башира, которому удалось в 2005 году примирить враждующие стороны в южной части страны. Сейчас сторонников и противников самоопределения Южного Судана снова стравливают между собой. И для этого нет совершенно никакого повода, кроме стремления «дать по рукам» Китаю, перехватившему в Африке стратегические позиции Запада.

Не исключено, что молчаливое согласие американской «перманентной номенклатуры» на победу мулата Обамы объяснялось в том числе и желанием вернуть явно уходящую из-под контроля Африку. В свою очередь, проблемы, с которыми столкнулся Китай в период мирового кризиса, усиливали искушение решить задачу борьбы за влияние в «третьем мире» именно сейчас, пока американский доллар остается самой прочной мировой валютой, а резкое снижение экспортных доходов Китая вынуждает Пекин сосредоточиться на внутренних проблемах.

 

А ВОТ ВАМ ЗА ТАИЛАНД

Осенью 2006 года Африка преподнесла Вашингтону неприятный сюрприз, почти единодушно поддержав китайского протеже на пост генсека ООН – таиландца Суракьярта Сатиратая (см. «МЕСТЬ “ЗОЛОТОГО ТРЕУГОЛЬНИКА”»). Теперь уже не представляет никаких сомнений, что организованный американцами переворот в Таиланде в первую очередь преследовал цель сохранения контроля над ООН. И именно теперь становится понятно, почему самой удобной фигурой генсека для Вашингтона стал бывший посол Южной Кореи в США Пан Ги Мун.

Именно северокорейская угроза стала поводом для подстегивания американо-японского партнерства в области противоракетной обороны. Хотя, разумеется, подлинной мишенью новейшей противоракетной системы «Сын звездных войн», которую Япония намерена разместить на эсминцах у северокорейских берегов, является не маленькая, бедная и изолированная от всего мира КНДР, а Китай. В этом не сомневаются обозреватели британских изданий, по понятным причинам наблюдающие за флиртом Вашингтона с Токио с особой ревностью.

Демонстрация пренебрежения к Великобритании, к которой явно намеренно прибегает демократический Белый Дом, возможно, и предназначена для того, чтобы подчеркнуть смену стратегического партнера. Что, впрочем, уже подчеркивалось дважды. Токио был первой зарубежной столицей, куда направила свои стопы госсекретарь Хиллари Клинтон, а японский премьер Торо Асо был первым зарубежным гостем нового Белого Дома.

По сведениям Ричарда Ллойда Пэрри, главы азиатского отдела редакции лондонской The Times, новое руководство США рассчитывает на привлечение Японии к финансовой поддержке своей военной миссии в Афганистане. «Впрочем, отношения с Китаем, Россией и Ираном дипломатически являются куда более обязывающими. И я подозреваю, что в какой-то момент своего правления Обама разочарует Японию, попытавшись заключить с Северной Кореей прямую сделку, а всю внешнеполитическую энергию направив на отношения с Пекином», – пишет Пэрри. Однако описанный им поворот событий – чистая гипотеза. Пока же американо-японское партнерство развивается по нарастающей. И масштабы ревности, испытываемой Лондоном, прямо-таки сквозят в язвительных интонациях колумниста. Образное, но неполиткорректное выражение «flipping chuffed», которым автор характеризует воодушевление японцев от вашингтонского фавора, в переводе на русский примерно означает «надулись от важности так, что вот-вот испортят воздух». Для пущей иронии статья сопровождена фото «гордой японской собачки хиномару», преданно взирающей на невидимого хозяина.

Кампания против суданского президента Омара аль Башира, ставшего первым главой государства, преследуемым Международным уголовным судом при ООН, подтверждает, что у японцев есть повод «надуваться», как и у Пан Ги Муна. А официальному Лондону, в свою очередь, следует горько пожалеть о своем покровительстве свергнутому премьеру Таиланда Таксину Чинавату. В Вашингтоне ничего не простили и ничего не забыли, а очередность международных звонков и стиль президентских приемов при Обаме столь же символичен, как и при Клинтоне, а шаг в сторону считается побегом, как при обоих Бушах. Символично и привлечение Голливуда к кампании в Судане, и, разумеется, уже возникшая в американской пропаганде параллель между Милошевичем и Омаром аль Баширом.

Принцип «ты виноват уж тем, что хочется мне кушать» как был, так и остался основополагающим во внешнеполитической стратегии Вашингтона. Поэтому крокодиловы слезы по 400 тысячам суданских сепаратистов вполне сочетаются с целенаправленным попустительством кровавому распаду 150-миллионного Пакистана, который виноват уж тем, что непосредственно граничит с Китайской Народной Республикой.

На этом фоне нарастающее число жертв среди британского спецконтингента в Афганистане является пренебрежимой величиной. Как и сам статус британского союзника на фоне финансовых проблем Лондона. «Унижен, безнадежен, парализован. Пора уходить», – ставит политический диагноз Гордону Брауну колумнист The Times Элис Майлз на следующий день после возвращения премьера из Вашингтона. Впрочем, ни передача власти амбициозному Дэвиду Милибэнду, ни приход к власти консервативного правительства ничего не изменят: на свое ныне ничтожное место показали всему Соединенному Королевству, не извинившись ни за жертвы кампании, в которую втянули, ни за модель кредитно-финансовой системы, которую навязали: «Спасибо за сотрудничество. А теперь идите вон».


Количество показов: 2917
(Нет голосов)
 © GLOBOSCOPE.RU 2006 - 2021
 E-MAIL: GLOBOSCOPE@GMAIL.COM
Русская доктрина   Институт динамического консерватизма   Русский Обозреватель   Rambler's Top100