RUS ENG
 

ГЛАВНАЯ
ГОСУДАРСТВО
МИРОВАЯ ПОЛИТИКА
БЛИЖНЕЕ ЗАРУБЕЖЬЕ
ЭКОНОМИКА
ОБОРОНА
ИННОВАЦИИ
СОЦИУМ
КУЛЬТУРА
МИРОВОЗЗРЕНИЕ
ВЗГЛЯД В БУДУЩЕЕ
ПРОЕКТ «ПОБЕЖДАЙ»
ИЗ АРХИВОВ РП

Русский обозреватель


Новые хроники

11.03.2009

В ПОИСКАХ АВТОРИТАРИЗМА

Сергей Хелемендик: Россия может предложить Европе и миру идею сильной власти

Окончание. Начало см. здесь: http://www.rpmonitor.ru/ru/detail_m.php?ID=12834

В первой части своего интервью RPMonitor Сергей Хелемендик – депутат Национального Собрания Словацкой республики, депутат Парламентской ассамблеи Совета Европы (ПАСЕ) от Словакии – рассказал о влиянии кризиса на Европу, имидже России в глазах европейцев и влиянии неолиберальных идей на европейское общество. Во второй части этой беседы он делится своим видением роли России в посткризисном мире и идей, которые Россия могла бы предложить Европе в новых исторических обстоятельствах.

– Что, на Ваш взгляд, может Россия предложить посткризисному миру в качестве идеи? Чем эта идея сможет конкурировать с неолиберальной?

– Я думаю, что Россия может предложить миру идею сильной, вооруженной, организованной власти, которая защищает свою часть мира от конкурентов. Это то, чего не могут предложить США или Китай. Китай – это самозамкнутая цивилизация, она не заинтересована, по крайней мере сейчас, в активной экспансионистской политике и экспорте какой-то своей идеологии. Идеология Китая – быть Китаем. В США имперские идеи достались в руки необразованным амбициозным людям, которые исковеркали британскую имперскую идею. И в этом извращенном виде вся американская идея свелась к тому, что мы напечатаем доллары и купим ваши ресурсы. И сейчас, когда запущен их станок, получается, что мир дает им реальные ресурсы, а они в обмен на них – даже уже не бумажки, которыми можно, в крайнем случае, топить печку, а нули на экране компьютера. По-моему, в России это не очень хорошо пока понимают. Что деньги в том смысле, чем они были у Маркса, уже кончились. И этот новый мир придумала Америка. Кока-кола – вот идеология США, в том смысле, что мы вам продаем отравленную воду и делаем на этом деньги.

– Но ведь, кроме доллара, США предлагают все же и определенную идеологию – это пресловутая «демократия», либерализм, представление об «американской мечте». Способна ли Россия что-то противопоставить этим конструкциям? Ведь не секрет, что даже для внутреннего использования каких-то внятных национальных идей в России пока не сформулировано…

– Да, в России кто-то принял либерализм, но когда эти люди «переварят» его, эволюция неизбежна, появится что-то еще. Возможно, нынешняя «суверенная демократия» – это не лучшая попытка. Но это уже попытка сконструировать что-то свое. Идеи вырастают из жизни. Они будут развиваться не вокруг каких-то абстрактных теоретических построений – будь то христианские ценности, или левые идеи, или еще какие-то. Сейчас для Европы важно, чтобы Россия была надежным энергетическим партнером. А скоро вопрос будет уже не только о газе, вопрос будет в прямом смысле, что есть и что пить. Через несколько лет взаимодействие с Россией и ее ресурсы станут жизненно важными. И Россия может предложить миру и Европе в этой ситуации идею сильной власти. Если у нее хватит пассионарности.

– Для чего Европе такая идея власти, ведь, на первый взгляд, это тот самый «тоталитаризм», который объявлен врагом цивилизованного общества?

– В нынешней Европе власти – власти как возможности принудить кого-то делать то, что он иначе без этого давления делать бы не стал – не существует, в либеральной Европе такая возможность не предусмотрена. Но все европейские схемы поиска решений, приемлемых для всех, толерантности, демократии – они рассчитаны на мирный оазис благополучного потребления. Идеальный либерализм, как это ни смешно, возможен лишь при «коммунизме», который обещали в светлом будущем – мире и благополучии всех и вся. Да и сама демократия сегодня ничего общего не имеет с изначальной идеей демократии как системы выборной власти воинов. Тогда гражданин отвечал жизнью и судьбой за свой выбор. А теперь гражданин – это тот, кто имеет соответствующую бумажку.

Наступают времена, когда европейскому благополучию приходит конец. Когда потребуются жесткие решения, на которые сегодня в Европе просто никто не способен.

Приведу пример: несколько месяцев назад в Вене произошло на одной из маленьких торговых улочек столкновение сербов с албанцами. Я сам там был за пару дней до этого, на этой тихой улице. И полицейские просто стояли и смотрели на все это, не зная как вмешаться. Что Вена, при всем уважении к ее имперскому прошлому, может с этим сделать? Когда выходцев с Балкан в Австрии – уже каждый восьмой? Австрийцы уже сейчас боятся этих албанцев у себя же на улицах.

Европу, возможно, будут взрывать несколькими детонаторами, и одно из таких минных полей – именно Балканы. Мирный европейский дом начнет рушиться. В этих условиях безвластие смертельно.

– То есть то, от чего столько лет призывали избавляться и Россию в том числе, авторитарные методы, могут понадобиться самой Европе?

– Это будет безальтернативная ситуация. Те народы, которые имеют традицию сильной власти – Германия и Франция, они к этому вернутся. Европе будет очень трудно перестроить мышление и понять, что начинается, к сожалению, эпоха больших и малых войн.

Единственная страна Европы, сохранившая реальный военный потенциал сегодня, – это Франция, и именно поэтому в военный блок НАТО она столько лет не входила. Но и у Франции реально участвуют в вооруженных действиях наемники, Иностранный легион.

Немцы – самый сильный европейский народ, но что такое их армия сейчас? Одним словом, в ужесточившихся условиях посткризисного мира будет востребована идея сильной централизованной власти, сильной армии. И Россия будет интересна Европе как центр такой власти, поскольку в России еще не утрачено понимание власти. Как центр производства оружия, плюс обладающий жизненно важными ресурсами – нефтью, газом, пресной водой.

Если Россия в такой центр власти не превратится, она будет уничтожена. У России в этом смысле тоже нет альтернатив.

– Проблема в том, что на бытовом уровне сильная власть в России превращается в произвол каждого мелкого чиновника, в коррупцию, поэтому многим идея сильной власти не кажется привлекательной.

– Я убежден, что коррупция – это прямое и непосредственное следствие демократии. Демократия – это фактически способ разделить деньги, собранные государством с граждан, между главными бизнес-игроками страны.

Наиболее весомые бизнес-структуры через выборы и партии получают возможность, по крайней мере частично, контролировать бюджет страны, влиять на распределение этих средств. Это миф и иллюзия, что при авторитарной власти вокруг процветает коррупция, а при демократии ее нет.

– Но в России хотят европейского соблюдения прав человека, честных чиновников, врачей и гаишников и так далее, и все это видится достижимым только при «антиавторитарной» схеме.

– Да, в России есть такое. Но на самом деле «антиавторитарные» идеи сами по себе нуждаются в переоценке. Россияне могут посмотреть на Украину, в которой царит реальное безвластие, и понять, нужно ли им то же самое.

– Несмотря на упреки в этом самом авторитаризме нынешней власти, в России в среде наиболее активных, молодых, успешных граждан, либеральные идеи очень многими искренне разделяются. И Европа видится как оазис спокойной и демократической жизни, где эти либеральные идеи воплощены на практике. Мысли о «центре силы» у этих людей вызывают только отторжение. Что Вы можете сказать таким россиянам?

– Пока были рубли и нефтедоллары, пока россияне путешествовали по всему миру, чувствовали себя богатыми по сравнению со многими европейцами... Но когда все будет по-другому – будет меняться и отношение к миру и к жизни.

В России много людей с умными, пытливыми мозгами. И они обязательно задумаются. Как получилось, что у некоторых российских олигархов сегодня одни долги?  Как получилось, что фондовый рынок России падает на десятки процентов? И они спросят себя, что это было? А это мы все играли в американское казино. И вот начался пожар, и хозяева казино быстро унесли кассу. А мы стоим, рулетка еще крутится, фишки на столе, но казино уже горит и кассу унесли. И люди сделают эти выводы.

Поколению 30-летних будет трудно, не знаю, будет ли у них та самая «хорошая жизнь», которую они видят в «либерально-европейских» мечтах. У моего поколения была альтернатива – можно было бороться за успех или спокойно жить. У сегодняшних молодых такого выбора не будет. Впереди – время трудных решений, мобилизации и совместной борьбы за выживание.


Количество показов: 4368
(Нет голосов)
 © GLOBOSCOPE.RU 2006 - 2021
 E-MAIL: GLOBOSCOPE@GMAIL.COM
Русская доктрина   Институт динамического консерватизма   Русский Обозреватель   Rambler's Top100