RUS ENG
 

ГЛАВНАЯ
ГОСУДАРСТВО
МИРОВАЯ ПОЛИТИКА
БЛИЖНЕЕ ЗАРУБЕЖЬЕ
ЭКОНОМИКА
ОБОРОНА
ИННОВАЦИИ
СОЦИУМ
КУЛЬТУРА
МИРОВОЗЗРЕНИЕ
ВЗГЛЯД В БУДУЩЕЕ
ПРОЕКТ «ПОБЕЖДАЙ»
ИЗ АРХИВОВ РП

Русский обозреватель


Новые хроники

10.11.2009

София Докука, Александр Собко

ТУРЕЦКАЯ МАТЕМАТИКА

Новые внешнеполитические инициативы Анкары могут привести к утрате российских позиций в регионе

Еще недавно термин «многовекторная политика» вызывал негативные ассоциации, а на ум приходили небольшие государства, «многовекторность» которых заключалась в спекуляциях на разногласиях крупных геополитических центров. Иногда подобный термин используется и по отношению к России, правда лишь для того, чтобы прикрыть отсутствие явно сформулированных внешнеполитических задач и, соответственно, долгосрочных стратегических целей.

Придать этому слову позитивный смысл, по всей видимости, намерена Турция, которая, в лице находящейся у власти умеренно исламистской Партии справедливости и развития (ПСР), последовательно выполняет план, получивший условное название «ноль проблем с соседями». А еще недавно трудно было найти граничащую с Турцией страну, с которой у Анкары не было бы натянутых отношений. При этом нашей стране необходимо тщательно следить за происходящими подвижками, так как в турецкой математике сложение нулей может привести к потере позиций Москвы в регионе.

Особо активно освещавшееся в СМИ подписание в Цюрихе министрами иностранных дел Турции и Армении протоколов об установлении дипломатических связей и открытии границ стало лишь одним из шагов по выполнению плана турецкого руководства. Другим шагом стало сближение Анкары с Дамаском, отношения с которым долгое время были натянуты из-за подозрений Турции в поддержке сирийской стороной радикальных курдских организаций. Недавно президент Сирии Башар Асад совершил визит в Турцию, в ходе которого было решено создать сирийско-турецкий совет по стратегическому сотрудничеству, чуть позже министр иностранных дел Турции Ахмет Давутоглу совершил ответный визит в Дамаск, где подписал серию соглашений между государствами. Да и самих курдов ПСР хотела бы видеть своими союзниками. План, получивший название «курдская инициатива», предполагает проведение серии реформ в области прав и свобод граждан, а также пересмотр национальной политики. Улучшение отношений с курдами, в свою очередь, помогло наладить сотрудничество и с Багдадом, чему способствовал недавно начавшийся через турецкую территорию экспорт иракской нефти.

В позитивном ключе развивается и взаимодействие Турции с Россией, о чем уже неоднократно сообщал «Глобоскоп». Подтверждением этого стало недавнее крайне быстрое разрешение Анкары на проведение в своих территориальных водах геологоразведочных работ по проекту «Южный поток». Впрочем, в «обмен» России пришлось пообещать участвовать в строительстве нефтепровода Самсун–Джейхан, являющемся конкурентом проекта Бургас–Александруполис.

Настоящим вызовом «мировому сообществу» оказалась активная поддержка премьером Турции Ирана – как косвенная, когда Эрдоган резко осудил Израиль за проведение операции «Литой свинец», так и прямая – во время последних дискуссий об иранской ядерной программе, когда он обвинил Тель-Авив в наличии ядерного оружия. Причины подобного поведения достаточно понятны. Планируемое региональное лидерство Турции во многом опирается на возможный статус крупного транзитера энергоресурсов, а здесь Иран с его солидными запасами газа был бы весьма кстати.

Как известно, Турция долгие годы была и (несмотря на определенные колебания курса остается) крупнейшим союзником Соединенных Штатов в регионе. В этой связи важно обсудить, насколько устраивает Вашингтон столь значительное «перекраивание» Анкарой системы отношений в регионе.

Проще всего выглядит ситуация с курдами – прекращения конфликта между двумя своими союзниками, Турцией и Ираком, Вашингтон добивался с момента свержения Саддама Хусейна.

Определенные выгоды США получают и от улучшения армяно-турецких отношений. Во-первых, это новые транзитные возможности для доставки грузов в Афганистан. Во-вторых, открывающиеся для Еревана дополнительные степени свободы во внешней торговле ослабят российско-армянское сотрудничество, что не может не радовать Соединенные Штаты. Кроме того, прекращение конфронтации с Ереваном – одно из условий возможной евроинтеграции Турции, чего настойчиво уже в течение многих лет добивается Вашингтон.

Казалось бы, наибольшую озабоченность США должна вызывать активная поддержка Турцией Ирана. Действительно, в середине октября американские власти в ответ на очередной виток критики в отношении Израиля, посоветовали турецкой стороне проявлять спокойствие и сдержанность в политических дебатах на мировой арене. Согласитесь, заявление более чем формальное. Тем более что одними «дебатами» Анкара уже не ограничивается. В ходе недавнего визита Эрдогана в Тегеран был подписан ряд газовых соглашений, согласно которым иранский газ будет поступать в Европу через территорию Турции. Кроме того, стало известно, что несколько европейских компаний даже начали проводить неофициальные консультации по возможному участию Ирана в Nabucco.

И хотя Вашингтон выразил свое недовольство турецко-иранскими договоренностями о добыче и сбыте природного газа, есть все основания предполагать, что США готовы закрыть глаза на эти процессы. Ради того, чтобы ослабить европейскую зависимость от газовых поставок из России. Ради того, чтобы иранский газ не пошел в Пакистан, Индию или Китай. Или же был направлен в ту же Европу, но совсем другим путем. Любопытно, что недавно турецкой нефтяной компании ТПАО было предоставлено право на разработку иранских месторождений с возможностью продавать половину полученного газа. Таким образом, если режим санкций сохранится, Европа в будущем сможет получать иранский газ, формально покупая его у Турции.

Нетрудно заметить, что за рамками новой системы договоренностей остаются две страны, еще недавно считавшиеся важными партнерами США и Турции: Азербайджан и Израиль.

Что касается последнего, Анкаре, безусловно, пришлась кстати все более очевидная готовность Вашингтона при удобном случае «слить» Израиль. Без молчаливого согласия США вряд ли стала бы возможной поддержка Советом ООН по правам человека доклада Ричарда Голдстоуна, обвинившего Израиль в совершении военных преступлений в секторе Газа во время операции «Литой свинец». В свою очередь, 4 ноября генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун призвал Тель-Авив прекратить разрушение палестинских домов и расширение еврейских поселений на оккупированных территориях. Наконец, сами Соединенные Штаты упрекнули Израиль в том, что он не прикладывает достаточно усилий для нормализации отношений с Палестинской Автономией. В подобных обстоятельствах Эрдоган мог вполне себе позволить критиковать Тель-Авив без оглядки на Вашингтон. Более того, в середине октября Турция настояла на исключении израильской армии из давно запланированных учений НАТО, аргументируя свою позицию тем, что неизвестно, не участвовали ли самолеты, задействованные в маневрах, в атаке на мирные поселения в Секторе Газа.

Гораздо тяжелее Анкара переживает разлад отношений с братским Азербайджаном. Несмотря на практически ежедневные турецкие заверения в дружбе, параллельно развитию переговоров между Турцией и Арменией в Азербайджане нарастают антитурецкие настроения. Однако дружба дружбой, но последнее время стало ясно, что ожидаемой практической пользы от Азербайджана получить не удастся. Напомним, особая роль Баку заключалась в статусе транзитера центральноазиатского газа в случае строительства Транскаспийского газопровода. Но после того как стало понятно, что и Иран и Россия заблокируют проект по экологическим соображениям, геополитический статус страны резко изменился. Новые реалии окончательно проявились после недавнего заявления из Вашингтона, который пригрозил Азербайджану признать Нагорный Карабах в случае попытки проведения военной операции. Неудивительно, что Баку начал совсем иначе относится к России, а «Газпром» уже подписал контракт на поставки азербайджанского газа.

Впрочем, отсылки на позицию США при описании новых турецких инициатив не имеют какого-то определяющего значения для поведения Турции, так как Анкара давно пытается вести самостоятельную игру в регионе. Они подчеркивают лишь тот факт, что выстраиваемая система взаимоотношений по большому счету устраивает США. Но и антироссийской эту модель назвать пока сложно. Это противоречие разрешается тем, что, расшатав старые связи, Анкара пока жестко не зафиксировала новые. Цементирование возникающей схемы взаимодействий неизбежно приведет к тому, что выигрыш получит лишь одна из «третьих» сторон – либо Москва, либо Вашингтон.

Учитывая, что основными центрами сил в регионе являются Турция и Иран, для нашей страны оптимальным было бы создание треугольника Москва–Тегеран–Анкара, о возможности которого «Глобоскоп» писал еще полтора года назад. К сожалению, в трехстороннем сотрудничестве Ирана, Турции и США также нет ничего невозможного. Очевидно, что Вашингтон не оставил попыток смены власти в Тегеране. Кроме того, скандал 80-х годов «Иран-контрас» продолжает напоминать нам о том, что при определенных обстоятельствах США смогут найти общий язык и с нынешним режимом аятолл.


Количество показов: 7356
(Нет голосов)
 © GLOBOSCOPE.RU 2006 - 2021
 E-MAIL: GLOBOSCOPE@GMAIL.COM
Русская доктрина   Институт динамического консерватизма   Русский Обозреватель   Rambler's Top100