RUS ENG
 

ГЛАВНАЯ
ГОСУДАРСТВО
МИРОВАЯ ПОЛИТИКА
БЛИЖНЕЕ ЗАРУБЕЖЬЕ
ЭКОНОМИКА
ОБОРОНА
ИННОВАЦИИ
СОЦИУМ
КУЛЬТУРА
МИРОВОЗЗРЕНИЕ
ВЗГЛЯД В БУДУЩЕЕ
ПРОЕКТ «ПОБЕЖДАЙ»
ИЗ АРХИВОВ РП

Русский обозреватель


Новые хроники

10.01.2009

София Докука

ПАРАДОКСЫ ПОСТИНДУСТРИАЛИЗМА

Технологический прогресс превратил свободное время в непозволительную роскошь

 Было бы неправильно думать, что можно

добиться такого серьезного культурного

роста членов общества без серьезных

изменений в нынешнем положении труда.

Для этого нужно прежде всего сократить

рабочий день по крайней мере до 6,

а потом и до 5 часов.

Это необходимо для того, чтобы члены общества

получили достаточно свободного времени,

необходимого для получения

всестороннего образования.

И.В. Сталин

ТРУДОГОЛИКИ ПОНЕВОЛЕ

В беседе с журналистами в конце декабря прошлого года президент России Дмитрий Медведев пожаловался на свою работу: «Свободного времени не хватает. Я в этом отношении не оригинален, как любой руководитель государства». К сожалению, сегодня эта проблема характерна уже не только для высокопоставленных чиновников, но и для рядовых граждан.

Многие исследователи современного общества полагают, что в результате научно-технической революции мир переходит в эру постиндустриализма. Главенствующей сферой доиндустриального общества было сельское хозяйство, индустриального – промышленность, а основой постиндустриальной экономики принято считать информацию и информационные технологии.

Естественно, что с переходом к новому типу общества принципиально изменяется не только технологический уклад, но и все сферы жизнедеятельности. Не остается одинаковым и количество свободного времени, которым (в среднем) располагает человек: член доиндустриального общества, по приблизительным оценкам, лишь 11% времени был предоставлен самому себе, в то время как при индустриализме эта цифра выросла уже до 34%, и почти 46% свободного от насущных дел времени футурологи прочили представителю постиндустриального общества.

Но в нашей стране и ряде западных стран, уклад которых уже сегодня относят к постиндустриализму, вовсе не наблюдается предсказанное обилие свободного времени. Наоборот, повсюду слышатся жалобы на его дефицит или полное отсутствие. Казалось бы, жаловаться жителям развитых стран не на что: пять рабочих дней в неделю по 8 часов, о таком распорядке дня их предки, жившие в недалеком прошлом, могли только мечтать! Однако страдающих синдромом хронической усталости становится все больше и больше, причем процент «белых воротничков» среди них преобладает. По результатам исследований британского центра City and Guilds, самыми счастливыми людьми на свете стали парикмахеры и флористы, в то время как работники умственного труда оказались самыми несчастными. Так в чем же дело? Почему современное общество, вопреки прогнозам, страдает от непрекращающейся депрессии и постоянного цейтнота?

Большинство футурологов, описывая тогда еще будущий информационный мир, рисовали картины практически полностью автоматизированных производственных процессов, в которых принимают участие всего лишь несколько человек, следящих за машинами. Исследователь постиндустриализма Фрэнк Уэбстер описывал век информационных технологий как «конец труда, наступление эры праздности, полностью автоматизированное производство». Основной деятельностью homo informaticus представлялась работа с теоретическим знанием и генерирование новых креативных идей. Понятие «рабочий день», для нового творческого постиндустриального поколения, становилось весьма размытым. Люди информационной эры, имея в своем арсенале компьютеры с выходом в Интернет, могли бы перерабатывать и создавать информацию практически в любом месте и в любой момент – было бы вдохновение. Нельзя отрицать, что в чем-то эти прогнозы действительно сбываются, но все-таки «наступающий» постиндустриализм, по большому счету, выглядит жалкой пародией на «общество будущего» в представлении футурологов.

Впрочем, в некоторых аспектах, предсказания действительно сбылись: например, доля занятых в сельском хозяйстве и промышленном секторе в развитых странах существенно снизилась, а число работников сферы услуг взлетело до небес. Так, в США более 80% населения задействованы в этом секторе экономики. Похожие показатели демонстрируют Япония, Канада, а также ряд европейских государств. Обладатели многих профессий, к тому же, получили возможность работать дома, среди них столь востребованные сейчас программисты, дизайнеры, бухгалтеры и многие другие.

Но вот прогнозы относительно увеличения свободного времени не просто не оправдались, а с треском провалились. С переходом к постиндустриализму мы вступили не в «эру праздности», а в «век трудоголиков». Все чаще и чаще менеджеры, офисные работники и программисты трудятся больше регламентированных восьми часов. Согласно исследованиям, 61% сотрудников российских компаний работают сверхурочно хотя бы раз в неделю. Поэтому неудивительно, что более двух третей респондентов ВЦИОМа отметили, что испытывают острый недостаток свободного времени. На выходных же работники «информационного сектора» вместо отдыха отправляются получать второе высшее образование либо на курсы повышения квалификации. Таким образом, для многих россиян работа превратила жизнь в унылое существование и гонку за «корочками», где полноценному досугу – общению с родными и близкими, воспитанию детей, да и просто чтению – не остается места.

Сложившаяся ситуация характерна не только для России, не менее плачевно дела обстоят и в Соединенных Штатах. Известный социолог Марк Пенн пришел к выводу, что американцы стали спать на 25% меньше, чем в начале XX века, так как это «приносит конкурентное преимущество». Японцы же, известные своей одержимостью работой, в большинстве своем вообще спят менее 6 часов в день, к тому же отпуск в Стране восходящего солнца составляет всего десять дней в год.

Финальным удручающим штрихом в описании столь часто сейчас встречающихся «трудоголиков поневоле» является «помешанность» современного человека на кофеине. Соковыжималка на работе служит причиной того, что на сегодняшний день самыми потребляемыми напитками становятся энергетики с высоким содержанием кофеина, который совсем не безобиден для здоровья в таком количестве. Ведь баночка стимулирующего средства дарит не только лишних два-три часа бодрствования, а еще и сердечную аритмию, головную боль, бессонницу, увеличение массы тела и много других проблем со здоровьем.

Но зачем все эти усилия? Ради чего люди готовы сутками напролет не спать, а работать, жертвуя своим здоровьем?


ЕСТЬ ЛИ АЛЬТЕРНАТИВЫ?

Согласно преобладающим сегодня неолиберальным убеждениям, весь мир отождествляется с гигантским рынком, основанным на неограниченной конкуренции. А для того чтобы быть востребованным на «глобальном рынке» в эру постиндустриализма, необходимо постоянно перерабатывать массу информации, получать новые знания и навыки. Одной из характерных черт неолиберализма также является краткосрочность контрактов: так что даже если сегодня удалось устроиться работать менеджером на определенных условиях, то к моменту продления контракта требования могут существенно измениться.

Редкие часы досуга современный человек тратит теперь тоже специфично. Самым распространенным видом отдыха для большинства современных жителей мегаполисов стало потребление, ведь сил и времени на другой, более культурный досуг, просто нет (или нет привычки проводить его более осмысленно, с пользой для ума, души или тела). Но для того чтобы порадовать себя новыми покупками и развлечениями, необходимы деньги, поэтому жизнь превратилась в бег по замкнутому кругу: работа – торговый центр – дом – работа, где не остается места для самосовершенствования и личностного развития. Еще одним крайне популярным способом расслабиться стало времяпрепровождение в Интернете. Ведь сидя в социальных сетях и на форумах, кликая на баннеры и переписываясь по «аське», не нужно напрягаться и о чем-то задумываться, можно просто кликать...

Впрочем, не стоит обвинять всех в приверженности к такому образу жизни, ведь для удовлетворения даже базовой потребности в собственном жилье молодой семье сегодня приходится обрекать себя на многолетний каторжный труд, и к моменту покупки долгожданной квартиры семья становится уже совсем немолодой. Парадоксально, но факт, что в нашем «развитом» обществе такая жизненно важная потребность, как крыша над головой, заставляет людей брать сверхурочную работу, начинать «гонку» за результативностью и продуктивностью, получать дополнительное образование для повышения квалификации. Если же человеку хватает отваги взять ипотеку, то все долгие годы выплат он будет хронически бояться потерять конкурентоспособность.

Впрочем, многие люди сегодня забывают о том, что капиталистический строй и неолиберальная парадигма не являются единственными направлениями развития. Например, некоторые страны, пытающиеся выстроить иную систему ценностей, уже сейчас делают первые шаги к построению «социализма XXI века». Целью этого пути является государство всеобщего благосостояния. Где каждый гражданин представляет собой ценность не потому, что он «качественный и востребованный товар» на рынке. В социальном государстве всякий человек ценен сам по себе, по закону он имеет право на широкий набор социальных благ: бесплатную медицину и образование, доступное жилье и обеспечение занятости.

«Социализм XXI века», курс на который берут некоторые страны Латинской Америки, может напомнить россиянам путь, по которому наша страна уже пробовала идти, но все же он существенно отличается. Ведь в новых, постиндустриальных условиях, при создании государства всеобщего благосостояния важно не только и не столько следование известным теоретическим принципам, сколько гуманное отношение к человеку. Разумеется, что для достижения таких результатов необходим экономический рост, но ведь не ценой здоровья и счастья миллионов людей? На данный момент оказалось, что, переходя от социалистической парадигмы к неолиберальной, мы достигли «нового рабовладельческого строя», при котором менеджеры и курьеры мечтают стать рабами корпораций и приносят в жертву все: свое время, силы и здоровье.


Количество показов: 8099
(Нет голосов)
 © GLOBOSCOPE.RU 2006 - 2021
 E-MAIL: GLOBOSCOPE@GMAIL.COM
Русская доктрина   Институт динамического консерватизма   Русский Обозреватель   Rambler's Top100