RUS ENG
 

ГЛАВНАЯ
ГОСУДАРСТВО
МИРОВАЯ ПОЛИТИКА
БЛИЖНЕЕ ЗАРУБЕЖЬЕ
ЭКОНОМИКА
ОБОРОНА
ИННОВАЦИИ
СОЦИУМ
КУЛЬТУРА
МИРОВОЗЗРЕНИЕ
ВЗГЛЯД В БУДУЩЕЕ
ПРОЕКТ «ПОБЕЖДАЙ»
ИЗ АРХИВОВ РП

Русский обозреватель


Новые хроники

08.10.2010

Андрей Кобяков

С ВОЗВРАЩЕНИЕМ, ВАШЕ БЛАГОРОДИЕ!

Что сулит рост цен на желтый металл: стабильность нового «золотого века» или потрясения финансовых войн?

Цена на золото достигла абсолютного максимума. 30 сентября дневной лондонский фиксинг составил 1311 долларов за тройскую унцию. С начала года золото «потяжелело» на 20%.

ПЕРЕЖИТОК ПЕРЕЖИВЕТ СВОИХ МОГИЛЬЩИКОВ

Ныне цена на желтый металл номинально в полтора раза превосходит пик 1980 года (график 1), однако с учетом инфляции тот максимум остается пока непревзойденным. Выраженный в долларах 2010 года рекорд тридцатилетней давности должен был бы составлять сегодня около 2300 долларов за тройскую унцию, так что в реальных ценах по сравнению с 1980 годом золото продолжает оставаться сильно недооцененным. Однако еще не вечер. Как ни давили цену на золото центробанки ведущих стран во главе с Федеральной резервной системой (ФРС) США, действуя в связке с пулом привилегированных инвестбанков, Банком международных расчетов в Базеле, первичными дилерами золотого рынка, входящими в London Bullion Market Association, и некоторыми золотодобывающими компаниями, как ни навешивали на желтый металл ярлык «варварского пережитка прошлого», но, видимо, человечество, прожившее несколько тысячелетий с золотом в качестве мерила стоимости и богатства и всего четыре неполных десятилетия в условиях вакханалии ничем не обеспеченных бумажных и виртуальных денег, не спешит с этим «пережитком» расстаться.

В период существования золотого стандарта цены на золото были очень стабильны (график 2). Но принятое в августе 1971 года решение президента Р. Никсона о прекращении фиксированной привязки доллара к золоту, означавшее разрушение послевоенной Бреттон-Вудской международной валютной системы, положило начало первому в истории человечества взлету цен на желтый металл. За восемь с половиной лет цены выросли двадцатикратно. Поскольку в сознании инвесторов продолжало сохраняться представление о монетарной функции, которую золото выполняло в течение тысячелетий, этот всплеск цен можно трактовать как двадцатикратное обесценение доллара, а вместе с ним и всех других бумажных валют.

Затем с течением времени на рынке стали насаждаться представления о золоте как всего лишь об одном из промышленных металлов, используемых в ювелирной промышленности и для технических нужд. Вместе с утратой монетарной функции золото стало терять и инвестиционную привлекательность. В начале 1980-х годов, при президенте Р. Рейгане, США осуществили мощную спецоперацию по укреплению доллара и развороту международных инвестиций в сторону Америки. Авторами спецоперации были тогдашние министр финансов Майкл Блюменталь и глава ФРС Пол Волкер (ныне он один из главных экономических советников Обамы). Суть операции состояла в резком взвинчивании процентных ставок и повышении доходности казначейских облигаций США. Проценты подскочили до 18—20% годовых.

Именно после этого американские гособлигации становятся якорным инвестиционным активом мира. Я помню, как в беседе со мной в конце 1990-х годов американский экономист и наш бывший соотечественник Алекс Байер полушутливо-полусерьезно сказал: «Гособлигации США лучше золота. Они надежны, высоколиквидны и к тому же еще приносят проценты. Золото же нестабильно в цене, находится в многолетнем нисходящем тренде и никаких процентов не приносит. Стоит ли удивляться, что все крупные консервативные инвесторы предпочитают казначейские облигации».

Правда, с тех пор ситуация несколько изменилась.




ВОЛЯ К РОСТУ

Золото сполна вернуло себе инвестиционные функции. По данным Мирового совета по золоту (World Gold Council), общий спрос на золото вырос во II квартале 2010 года на 36% по сравнению со II кварталом 2009 года до 1050 тонн, причем инвестиционный спрос на золото подскочил за тот же период на 118%, составив 534,4 тонны, то есть более половины в общем спросе на желтый металл. Во всем мире монетные дворы уже второй год заявляют о том, что они не справляются с объемом заказов на золотые монеты и слитки, ставшие сверхпопулярным инвестиционным инструментом. Видимо, впереди резкий взлет спроса и на серебро, которое, несмотря на бурный рост цен — в четыре раза с конца 2003 года (график 3), — сохраняет серьезный потенциал к дальнейшему росту. Впрочем, и рост цен на золото, по мнению все большего числа аналитиков и инвесторов, отнюдь не исчерпал свой потенциал. Многие солидные эксперты из крупнейших глобальных банков полагают, что барьер в 1500 долларов за унцию будет преодолен до конца нынешнего года.

А известный спекулянт, глава хедж-фонда Paulson&Co Джон Полсон считает, что в 2012 году золото может стоить 4000 долларов за унцию. Может быть, его прогноз кому-то покажется нереалистическим. Однако напомню: Полсон прославился тем, что в свое время точно предсказал крах ипотечного рынка, с которого начался нынешний глобальный кризис, и неплохо заработал на своем прогнозе. Сейчас активы фонда Полсона являются самыми крупными из всех глобальных хедж-фондов, в полтора раза превосходя фонд Quantum Джорджа Сороса, причем, по публиковавшимся данным, на 80% они инвестированы в инструменты, связанные с золотом. Кстати, и Сорос с конца прошлого года постоянно наращивает позиции в инвестиционных фондах, привязанных к золоту.

Косвенным подтверждением сохраняющейся недооцененности золота является сопоставление динамики цен на него с динамикой цен на нефть за последнее десятилетие (график 4). Со своих локальных многолетних минимумов (с начала 1999 года) нефть выросла в цене к данному моменту в 6 раз, а золото — в 4,5 раза. Если же брать уровни цен, достигнутые непосредственно перед нынешним кризисом, то к тому времени нефть подорожала почти 12-кратно, а золото выросло в цене менее чем в 3,5 раза. А что может произойти с ценой, если золото вернет себе не только инвестиционную привлекательность, но и, хотя бы частично, монетарные функции?! Прогнозы на этот счет есть, но о них чуть позже.




БОРОЛИСЬ И НАПОРОЛИСЬ

В последние 20 лет ведущие центробанки делали все от них зависящее, чтобы эта функция к золоту не вернулась. Они предпринимали грандиозные усилия, чтобы продавить цену золота вниз и не дать ей пойти в рост: и массированно продавали золото из резервов, и давали его в лизинг инвестбанкам в никем не контролируемых количествах, с тем чтобы банки продавали его на рынке и закрывали образовавшуюся брешь между спросом и предложением (в последние годы спрос на золото превышал его годовую добычу почти на 1000 тонн в год), — и все для того, чтобы поддержать свою монополию на денежный печатный станок, чтобы замаскировать реальную инфляцию, чтобы удержать господство над мировой финансово-экономической системой, приносящей серьезные барыши контролирующей ее элите, чтобы сохранить неравновесные экономические отношения между «золотым миллиардом» и остальным человечеством.

Но дисбалансы и эксцессы в современных финансах достигли таких масштабов, что удерживать цены на золото от неминуемого роста стало просто невозможно. Кстати, возможно, что средства давления на цену золота просто почти исчерпаны и подошли к опасной черте. Никто точно не знает, сколько реально физического золота хранится в госрезервах США и некоторых других стран, а также в резервах МВФ. Последний аудит золотых запасов в США проводился несколько десятилетий назад. Пора бы вроде осуществить ревизию, но под беспрецедентным нажимом лоббистов удалось вычеркнуть из финальной версии обсуждавшегося целый год закона о реформировании финансового регулирования США положение об аудите ФРС со стороны законодателей (на котором настаивали Рон Пол и ряд других видных американских конгрессменов). Видимо, ФРС есть что скрывать…


ВАЛЮТНЫЕ ВОЙНЫ И ГИПЕРИНФЛЯЦИЯ

Есть еще одна причина, по которой центробанкам стало труднее сдерживать цены на золото. В условиях отнюдь не заканчивающегося глобального кризиса появились явные признаки начала войны девальваций, когда страны наперегонки бросились снижать курсы валют, чтобы обеспечить хоть какие-то преимущества своим производителям, страдающим от вялого, а то и продолжающего снижаться потребительского спроса.

27 сентября даже министр финансов Бразилии Гвидо Мантега заявил, что мир находится в состоянии валютной войны, всеобщей девальвации валют. Так, по данным президента компании Hinde Capital Бена Дейвиса, в течение последней недели 25 стран предприняли определенные действия для снижения курсов своих валют (вплоть до открытых валютных интервенций). По его мнению, ничего сравнимого с этим никогда не происходило в мировой истории. Он называет эти события глобальным валютным землетрясением. В действительности нечто подобное (хотя, может быть, в иных масштабах и не с такой скоростью) уже происходило во времена Великой депрессии. И это, совершенно очевидно, не случайное совпадение, а вполне закономерное развитие событий — депрессивные тенденции в мировой экономике сегодня налицо. Но в конечном итоге нынешнее всемирное соревнование по девальвации будет означать лишь очередную стадию удешевления бумажных валют по отношению к золоту. Ведь именно золото — последнее прибежище от глобальной валютной девальвации. А также от грядущей гиперинфляции. Аналитики предсказывают, что в ближайшее время начнется новый этап количественного ослабления денежно-кредитной политики США, выражающейся в допэмиссии денежных средств путем покупки на рынке гособлигаций со стороны ФРС. На первом этапе количественного ослабления объем этих покупок составил 1,7 трлн долларов. Можно ожидать, что на втором этапе ФРС впрыснет в экономику еще не менее 1—1,5 трлн долларов. Таким образом, скорость наполнения экономики ничем не обеспеченными деньгами составит порядка 3 трлн долларов за год с небольшим. И это не считая безумных бюджетных дефицитов, со все более опасной скоростью увеличивающих и без того колоссальные долги. Надо еще принять во внимание банковский мультипликатор, с помощью которого эмиссия безналичных денег вырастет еще в несколько раз по сравнению с первичным впрыском. А к этому надо добавить бюджетные и денежные эксцессы других стран.

Денежная масса, не имеющая никакого твердого обеспечения, нарастает в мировой экономике поистине лавинообразно. Гиперинфляция неизбежна. Всеобщее падение покупательной способности денег вызовет необходимость поиска каких-то реальных активов, где можно спасти свои средства от обесценения. В этой связи перспективы золота выглядят сияющими и радужными.


КОГДА РАЗРУШИТСЯ ДОЛГОВАЯ ПИРАМИДА?

Впрочем, не все видят в гиперинфляции только плохое — кое для кого она желательна, да и просто необходима как воздух. Ведь, похоже, только с ее помощью возможно будет расплатиться со всеми долгами. В США дефицит бюджета в этом году достигнет совершенно сумасшедшей цифры — более 1,5 трлн долларов (график 5) и приблизится к беспрецедентной для мирного времени отметке 11% ВВП (график 6) — более высокие бюджетные дефициты наблюдались лишь в 1942—1945 гг., когда шла Вторая мировая война. Хронические и экспоненциально возрастающие дефициты бюджета ведут к тому, что и госдолг растет с ускорением. Государственный долг США поражает и своими абсолютными масштабами — уже в ближайшие месяц-два он достигнет 14 трлн долларов (график 7), — и тем, что к концу следующего года он практически сравняется с ВВП (график 8). На графике 9 видно, что США по показателю отношения госдолга к ВВП расположены между Португалией и Грецией, но с учетом скорости нарастания американского госдолга им до Греции рукой подать.

Такой размер госдолга, особенно принимая во внимание то обстоятельство, что его держателями в существенной доле выступают иностранные государства и зарубежные инвесторы, и без постоянного притока их средств во все возрастающих объемах рефинансирование долга и его обслуживание уже невозможно, абсолютно несовместим со статусом страны, эмитирующей мировую валюту, составляющую основу современной глобальной финансовой системы. Ссылки на еще более неприглядное положение Японии, которая возглавляет печальный список, не в счет — зато у этой страны очень низкая величина внешнего долга, то есть львиная доля огромного японского госдолга финансировалась и продолжает финансироваться из отечественных источников (ключевую роль здесь играют японские банки). И проблема не только в отвратительном состоянии государственных финансов США: сама американская хозяйственная модель последних 30—40 лет основана на увеличении в геометрической прогрессии долгов абсолютно всех секторов экономики (график 10). По-видимому, точка невозврата давно пройдена, и расплатиться можно, только печатая деньги со скоростью еще большей, чем та, с которой нарастают долги.




ПЛАН «Б»: НАЗАД В БУДУЩЕЕ?

Гиперинфляция неминуемо будет усиливать недоверие к становящимся все более иллюзорными деньгам, не имеющим никакого твердого обеспечения. И это ставит на повестку дня вопрос о ремонетизации золота, возвращении драгоценному металлу функции денег.

В этой связи хочу обратить внимание читателей на последнее выступление Джима Рикардса в эфире телеканала CNBC 16 сентября. Я уже ссылался на этого аналитика в своей статье «Европу загнали в окопы» («Однако», №18). Джеймс Рикардс, в прошлом занимавший ключевые посты в Citibank, RBS Greenwich Capital Markets и скандально известном хедж-фонде Long-Term Capital Management (именно Рикардс вел переговоры с ФРС о спасении фонда от банкротства в августе 1998 года), сейчас является старшим управляющим директором и членом правления исследовательской фирмы Omnis Inc. (тесно связанной с военным сообществом и спецслужбами США), где он возглавляет департамент разведывательных исследований стратегических и тактических угроз, исходящих от финансов и мировых рынков. Во время кризиса востребованность такого специалиста выросла на порядок. Телеведущие программы Squawk Box попросили Рикардса дать разъяснения по поводу его прогноза, согласно которому золото будет стоить 5000 долларов за унцию. И Рикардс разъяснил: «Это даже не прогноз, а простое арифметическое вычисление. Возьмите денежную базу М1 (наличные деньги), которая составляет порядка 1,5 трлн долларов, возьмите золотой запас США, который составляет 8100 тонн, поделите первое на второе, и вы получите цифру около 5000 долларов за унцию (в действительности даже около 5700. — А.К.). Другими словами, когда начнется коллапс бумажных валют, США должны иметь план «Б», который означает возвращение к золотому стандарту. Но мы должны осуществить привязку доллара к золоту по недефляционному курсу. Проблема с золотым стандартом в 1920-х годах была не в самом золотом стандарте как таковом, а в курсе 20,67 долл. за унцию, который был явно дефляционным. Если бы золотое содержание в 1925 году было изменено, скажем, до 50 долл. за унцию, это могло предотвратить Великую депрессию».

Кстати, отмечу, что примерно это и сделал Ф. Рузвельт (правда, уже в самой глубокой фазе депрессии), который, проведя конфискацию золота у населения, в 1933 году установил курс на отметке 35 долл. за унцию. Джим Рикардс продолжает: «По этому нам важно привязать доллар к золоту на правильном уровне, который даст динамику развития нашей экономике. Этот приемлемый курс находится где-то в диапазоне 5000–11000 долл. за унцию. Так что это не прогноз, а простая арифметика, которая показывает, чем все закончится, когда рухнет доллар». После этих его слов в студии наступила длинная пауза, послышался нервный смех и непременное «Вау!» — ведущие были ошеломлены и не знали, что сказать дальше. Потом, пребывая в явной растерянности, они стали спрашивать гостя о реальности такого поведения рынка и соответствия такого роста цены другим рынкам, например, относительно барреля нефти. На что Джим Рикардс ответил: «Я вовсе не думаю, что это имеет какое-нибудь отношение к рынкам и рыночным силам, я вовсе не думаю, что речь идет о росте рыночной цены. Дело не в том, что золото растет в цене в долларовом выражении, — золото остается неизменным. То, что мы наблюдаем, — это коллапс доллара, это падает доллар, выраженный в единицах золота. Не золото стоит около 1300 долл. за унцию, а доллар стоит 0,00077 унции золота. Лучше уже сейчас начинать приучаться выражать все цены в золоте ввиду коллапса доллара». Итак, фактически Рикардс предлагает привязать доллар к золоту по такому курсу, который даст США конкурентные преимущества. То есть предлагает одновременно и вернуть золотое обеспечение, и провести девальвацию. Вряд ли стоит считать, что озвучивание такой, еще вчера казавшейся крамольной идеи на одном из центральных телеканалов США является случайностью или произошло по недосмотру.

Мы с Михаилом Хазиным писали о таком возможном сценарии (правда, указывая на огромные сложности его осуществления) в нашей книге «Закат империи доллара и конец Pax Americana», изданной еще в 2003 году: у США есть вариант провести мгновенную девальвацию доллара на 40—50%, решить с помощью этого свои долговые проблемы и оживить экономику, а затем осуществить переход к частичному золотому покрытию доллара, благодаря чему удастся удержать доверие к доллару, сохранив его статус мировой валюты и заодно укрепив свое доминирующее положение в мировой системе, ведь США намного опережают другие страны по размеру своих золотых резервов. Что касается убытков, которые понесут участники рынка в связи с одноразовой девальвацией, то авторитет единственной сверхдержавы пока достаточен для того, чтобы каким-нибудь способом их «успокоить».


ФИНАНСОВО-ЯДЕРНОЕ ОРУЖИЕ

Кое-кто уже беспокоится. А может быть, под видом беспокойства проводит свою линию? О коллапсе доллара все чаще говорят китайцы. В течение этого года практически регулярно на первой полосе «Жэньминь жибао» и в других китайских изданиях появляются статьи то одного, то другого высокопоставленного экономиста с предупреждениями о крахе доллара. Такие заявления озвучиваются китайцами также на конференциях, научных и финансовых форумах. Вот два свежих примера. 3 сентября заместитель управляющего Народного банка Китая Ху Сяолянь опубликовала статью в журнале China Finance, в которой акцентировала внимание на давно испытываемом Китаем дискомфорте в связи с существованием нынешней глобальной финансовой системы, в которой доминирует единственная валюта — доллар, и выступила за диверсифицированную поливалютную систему как гарантирующую большую стабильность. Ю Ёндин, бывший советник китайского центробанка, заявил 28 сентября на конференции в Сингапуре, что девальвация американской валюты неизбежна, и что мы находимся всего в одном шаге от полномасштабного кризиса доллара. Да, пока от столь резких заявлений воздерживаются официальные лица самого высокого уровня, но зато они часто «высказывают тревогу» по поводу неустойчивости доллара и американских финансов. Все это, очевидно, указывает на спланированное и хорошо скоординированное психологическое давление, обработку общественного сознания, информационную подготовку почвы для замены юанем доллара в качестве мировой валюты. Делается это расчетливо, не торопясь, мало-помалу, но с постоянно возрастающей интенсивностью давления.

Кстати, у Китая есть особый интерес и к золоту. В этой стране были созданы даже специальные золотодобывающие войска, благодаря чему Поднебесная с 2007 года вышла на первое место в мире по добыче этого драгоценного металла. Создание специального рода войск явно указывает на то, что в Китае смотрят на золотодобычу как на дело стратегического значения. Уже упомянутый Джим Рикардс, выступая в прошлом году в Университете Джонса Хопкинса на симпозиуме Unrestricted Warfare («Неограниченные виды оружия»), посвященном неординарным видам стратегических угроз, презентовал доклад «Экономическая наука и финансовые атаки», в котором, в частности, моделировал гипотетические скоординированные действия Китая и России в рамках финансовой войны против США (указывая на возможность обрушения доллара). В этом докладе и некоторых своих выступлениях он высказал мысль, что та страна, которая раньше остальных введет у себя золотой стандарт, получит громадный бонус в будущем мировом раскладе сил, принимая во внимание нынешнее состояние глобальных финансов, причем само действие неизбежно вызовет цепную реакцию и восстановит мировой золотой стандарт в полном объеме.

В контексте всего этого очевидно, что в своем последнем выступлении на CNBC Рикардс советует финансовым властям Соединенных Штатов поторопиться с этим шагом и сделать его первыми, иначе это сделают геополитические конкуренты. Известно, что не так давно Рикардс выступал с закрытой презентацией в министерстве финансов США и лично консультировал министра Тимоти Гайтнера по вопросам арсеналов и средств ведения финансовых войн.

Интересно, консультируются ли с кем-нибудь наши финансовые власти по этим вопросам? Готовятся ли в штабах стратегические и оперативные планы наступления, обороны, нахождения в осаде или ответного удара? Ведь в случае массированного применения финансового ядерного оружия накроет всех. Соответствующих бомбоубежищ еще не придумано.

Впервые опубликовано в журнале «Однако»


Количество показов: 6993
(Нет голосов)
 © GLOBOSCOPE.RU 2006 - 2021
 E-MAIL: GLOBOSCOPE@GMAIL.COM
Русская доктрина   Институт динамического консерватизма   Русский Обозреватель   Rambler's Top100