RUS ENG
 

ГЛАВНАЯ
ГОСУДАРСТВО
МИРОВАЯ ПОЛИТИКА
БЛИЖНЕЕ ЗАРУБЕЖЬЕ
ЭКОНОМИКА
ОБОРОНА
ИННОВАЦИИ
СОЦИУМ
КУЛЬТУРА
МИРОВОЗЗРЕНИЕ
ВЗГЛЯД В БУДУЩЕЕ
ПРОЕКТ «ПОБЕЖДАЙ»
ИЗ АРХИВОВ РП

Русский обозреватель


Новые хроники

26.11.2010

Константин Черемных

НЕПОСЫЛАЕМАЯ СТРАНА. Часть 2

Политика с маленькой буквы боится не только чужой воли, но и собственной

Окончание. Начало см. здесь: http://www.globoscope.ru/content/articles/2972/

НОВЫЙ КОЛЕСНИКОВ ЯВИЛСЯ!

Чтобы региональный босс мог впарить Кремлю ту или иную придумку, он должен хоть как-то представлять себе общую конъюнктуру. А если ввиду одновременного выпадения прибыли от налога с имущества с ростом акцизных сборов губернатору приходится рассчитывать на заимствования, то хочешь, не хочешь, а заинтересуешься экономической погодой. Которая, как показывают свежие европейские примеры, весьма капризна.

Экономическую аналитику принято ожидать от деловой прессы. В Киеве эту функцию успешно выполняет газета «Зеркало недели», давно освоившая формат, дизайн и контент серьезных европейских изданий. В России репутацию лидера ежедневной деловой прессы вначале имел «Коммерсант», затем его оттеснили «Ведомости». Впрочем, и из той, и из другой газеты почерпнуть внятную информацию о положении дел в мировой и отечественной экономике весьма затруднительно.

Новая звезда «Коммерсанта» Владимир Соловьев одновременно обладает необычно широкими познаниями и в разведке, и в отношениях России и НАТО. Яркой стилистической индивидуальностью автор не блещет, зато освещение на редкость выверенное: если о руководстве спецслужб, сиречь креатурах Путина – то плохо, если о НАТО – то расчудесно. Остается лишь догадываться, какое применение этот восторг имеет к бизнесу, за исключением транспортных перевозок в сторону Афганистана и обратно.

Прежняя звезда, Андрей Колесников, имел неосторожность написать две книги – «Я видел Путина» и «Путин видел меня». Теперь его искрометная фотореалистика куда-то стушевалась с первых страниц, хотя в ней хоть как-то ловилась отраженная бизнес-реальность – ну хотя бы отношения между акционерами «Норникеля». Зато цветет и пахнет его полный тезка в «Ведомостях».

Рубрика «Политэкономия», где творит Колесников №2, казалось бы, должна раскрывать актуальные пружины макропроцессов. Однако автор вместо экономических пружин сосредоточивается на политических параллелях: так, по его оценке, Эдуард Лимонов похож на Троцкого, а Путин на Брежнева. Последняя параллель аргументируется так: «У Путина странный ресурс поддержки. Он правит так долго, что растерял всех своих Черкесовых и Патрушевых, сомневается в работоспособности всех Миллеров и Бортниковых. И что – опираться на Сечина и Чемезова? И на эту Единую Россию? И на этого Суркова, который от Медведева не отходит? Не маловато ли?» Резюме: «Все говорят, что у Медведева нет команды и опоры – а есть ли она у Путина?»

Помимо «общей политэкономии» выше цитируемого свойства, газета углубляется и в частную. Немало места на прошлой неделе «Ведомости» посвятили двум строчкам помощника президента Аркадия Дворковича в Twitter. Помощник вообще-то «твикал» не про экономику, а про инициативу главы Росмолодежи Василия Якеменко о замене школьного курса физкультуры на курс здорового образа жизни, которую счел «кошмаром». Из этого слова «Ведомости» вывели целую теорию: оказывается, оно относилось не только к предложению Якеменко, но и к неким загадочным совещаниям, которые, по словам «источника, близкого к Кремлю», в последнее время проводит Сурков. А про Якеменко колумнист экономического издания напомнил, что некоторые его подозревают в организации нападения на журналиста Кашина.

Последнее напоминание было, очевидно, сочтено особо актуальным: как раз накануне в немецкой прессе ответственный секретарь ХДС-ХСС Манфред Грунд подвергся остракизму за контакты с «Молодой Гвардией Единой России», в которой не все сочувствуют вышеназванному Кашину. Впрочем, писал об этом не «Хандельсблатт», а журнал «Шпигель», для которого политические интриги являются специализацией.

Единственное звено, связывавшее нападение на Кашина с экономикой, персонифицировалось оппозиционером Борисом Немцовым, который ненадолго вырвался из реальности «путинократии», чтобы просветить непродвинутых депутатов Конгресса США о злокозненной роли тех же Суркова и Якеменко в создании этой реальности, предложив конгрессменам с ходу сделать означенных лиц невъездными наряду с мучителями американского юриста Магницкого в московской тюрьме. Иными словами, отлучить от перезагрузки, тем самым обеспечив монополию ИНСОР на этом направлении.

Из речей Немцова следовало, что вышеназванный удар по путинократии произведет такое падение тяжких оков с России, что с нее, окончательно заИНСОРенной и, значит, вполне безвредной, можно будет наконец снять поправку Джексона–Вэника, заодно с приемом в ВТО и ратификацией договора СНВ-3. То есть Борис Ефимович ездил не только пакости ради, но и пользы для, о чем и заявил по случаю вероломного надевания на его голову сачка мухоловного, в каковом действии исподтишка усмотрел, разумеется, происки тех же Суркова и Якеменко.

Неизвестно, впечатлило ли американских сенаторов зрелище оппозиционера с сачком на голове, и понятен ли им потаенный смысл этого действия, означающий приравнивание к насекомому. Так или иначе, ни один из поднятых оппозиционером в Вашингтоне вопросов пока не продвинулся. То ли Борису Ефимовичу не хватило международного медиа-ресурса, то ли его подвел пострадавший Кашин.

Ведь надо было так случиться, что как раз в день выступления Немцова в Конгрессе этот Кашин, вместо того чтобы лежать распростертым и дышать по Чейн–Стоксу, взял да и очнулся, причем в первой же беседе подробно описал нападавшего. Оказалось, что травма совместима и с жизнью, и с речью, и с ориентацией, и с памятью, даже со всеми составляющими памяти – запоминанием, удержанием и воспроизведением. А после того как Кашин не только заговорил, но и «затвикал», сомнения в его добром здравии предъявлять стало попросту некорректно. Хотя с сугубо научной точки зрения было бы интересно выяснить, необходима ли для «твиканья» вся кора головного мозга, или двух-трех извилин достаточно.


ЭКСЦЕСС АНТИКОРРУПЦИИ

Сам Twitter, как бы кощунственно это ни прозвучало по отношению к инновациям, оказывается палкой о двух концах. Так, профессиональный миноритарий Алексей Навальный, популярнее которого в Twitter являются разве что Президент и Перзидент, накануне возьми да и опубликуй отрывок из документа Счетной палаты о растратах в «Транснефти» в период, когда ею руководил Семен Михайлович Вайншток. Казалось бы, к чему правдоискателю корпоративная архаика 2007 года, если сам он за 60 тысяч рублей приобрел пакет акций, дабы потом всласть «миноритарить», только в 2008 году?

Бдительная Марина Литвинович не преминула напомнить профессиональному миноритарию, что его интерес к Семену Михайловичу есть абсолютная блогоглупость. Поскольку чрезмерное внимание к его злоупотреблениям льет воду на мельницу тех подлинных злодеев, ради изобличения которых проект «Навальный» и создавался – а именно на мельницу Геннадия Тимченко и Аркадия Ротенберга. По удивительному совпадению, недовольство г-жи Литвинович, также активно изобличающей вышеназванного г-на Якеменко, вполне разделила радиостанция «Свобода», которую сверх меры интересуют подмосковные леса, кавказские порты и способ правления руководства Чеченской республики.

У еще более продвинутых, хотя и не столь знаменитых деятелей блогосферы возникло предположение, что неправильный антикоррупционер Навальный использовал материалы Счетной палаты на самом деле только для того, чтобы дискредитировать саму Счетную палату. В этом соображении было по меньшей мере два рациональных зерна. Во-первых, г-н Навальный еще не прекратил престижной преподавательской деятельности в США и, следовательно, никакого внутреннего императива для разворота спиной к собственным благодетелям, пиарщикам и веб-лоббистам на пост мэра Москвы у него возникнуть было неоткуда. Во-вторых, глава Счетной палаты в ближайшее время в составе самой что ни на есть высокопоставленной делегации и в качестве куратора Российского Палестинского общества собирается как раз туда, где пребывает г-н Вайншток – в Иерусалим, где Русской Православной церкви наконец-то передадут драгоценное – куда там киевским храмам, не говоря о горелых псковских! – Сергиево подворье. И в том, что оно Сергиево, есть даже некая символичность – хотя и совершенно случайная, но для кого-то, может быть, и обидная.

История со стратегически неверно направленным антикоррупционизмом г-на Навального напрашивался на фельетон, но я решил подождать, и правильно сделал. Песня была бы неспетой без нового трагического аккорда, каковым стал решительный отказ Счетной палаты от авторства собственного произведения аудиторского искусства. И без последовавшей реплики профессионального миноритария, который, с одной стороны, злорадно заключил, что г-н Степашин прикрывает нынешнего президента компании Israeli Financial Levers г-на Вайнштока.

Призыв неправильного антикоррупциониста к «товарищам евреям» отказаться от инвестиций наворованных средств был явным перехлестом. Не только потому, что господин Вайншток имеет общих партнеров с выпускником Иерусалимского университета г-ном Дворковичем по меньшей мере на ниве шахматного искусства и сопутствующего бизнеса – ведь даже сайт gzt.ru не станет отрицать, что спорт – это мир, где кипят не только романтические, но и коммерческие страсти. При прилежном изучении истории блоггер обнаружил бы, что г-н Вайншток – далеко не единственный сомнительный инвестор в государство Израиль. И что некоторые другие государства, например, Соединенные Штаты Америки, также образовали свой корпоративный капитал далеко не только из кристально чистых источников. Ведь даже историческая Tea Party, имя которой было позаимствовано новыми романтиками-консерваторами, знаменовала собой победу контрабандного голландского чая над легальным на британском рынке еще непризнанного государства.

Проект «Навальный» грозил провалиться полностью, и выручил его только Борис Немцов, сачок на голове которого отвлек медиа-сообщество от Вайнштока. Остается только радоваться, что для отвлечения не потребовалось еще кого-нибудь шарахать палкой, завернутой в цветы. Убитого полковника ФСБ в Дагестане, разумеется, не считаем: наши правильные медиа, как и мировые, сам факт, что одним полковником стало меньше, воспринимает как минимум нейтрально.


ПОЛИТИКА С МАЛЕНЬКОЙ БУКВЫ

Ведущие деловые – а на самом деле предвыборно-пропагандистские – российские издания читает не только отечественная исполнительная власть, но и зарубежная. И месседж Колесникова №2 улавливают точно и недвусмысленно: у Медведева еще нет опоры, а у Путина уже нет, а значит, и того, и другого можно безбоязненно держать за шарнирных кукол, их сопровождающих чиновников – игнорировать, их бизнес-сообщество – чморить вторым, третьим и так далее энергопакетами, разворачивая взад как школьников, не выучивших урока. А поскольку неопределенности при этом множатся, то даже спекулятивный капитал разворачивается туда, откуда шел.

Однажды развернувшийся в Брюсселе будет развернут и в Пекине, и в Ашхабаде, и в Баку, и везде. А если премьеру совместными международными усилиями создали репутацию списанного, то ему не следует удивляться в Киеве зрелищу голых девиц с плакатами «Украина – не Алина», поразительно быстро перенявших навыки приветствия у воспитанниц журфака МГУ. А также отмененной в этот день приватизации «Лугансктепловоза». Пострадал от этой отмены, правда, не Путин, а Искандер Махмудов. А все одно – нехай знае.

В столицу Болгарии списанный Путин прибыл не только с «неработоспособным» Миллером, но и с «сопровождающим» Кириенко, благо вопрос был не в одном «Южном потоке», а и в заказе на АЭС «Белене». Ничего с этим заказом не вышло, благо местная общественность растиражировала серию пренебрежительных статей про Болгарию из отечественной прессы. В Болгарии, вот ведь закавыка, по-русски до сих пор читать умеют.

Наконец, в родном Петербурге Путину вздумалось поболтать с премьером Таиланда Абхаситом Ветсачивой, а предлогом для этого служил безупречно экологический, а стало быть, одобряемый мировым сообществом Тигриный форум. Но накануне этого события господин Ветсачива выдал американской Фемиде человека с непростой биографией по имени Виктор Анатольевич Бут, а после этого ехать в Питер было уже как-то неудобно.

Напомним, Виктор Анатольевич Бут – редкий специалист по тому самому трафику в Афганистан и обратно, под который только что подписалась Российская Федерация. Говорят, что он, бывало, возил на своих самолетах туда-сюда (в том числе по американскому фрахту) то оружие, то наркотики. Впрочем, Российская Федерация вовсе не договорилась с НАТО об уничтожении опиумных плантаций, а следовательно, транзит получается и так какой-то не вполне стерильный.

Отношения с Таиландом зато испорчены, поскольку господин Ветсачива вполне честно напоминает нашему МИДу, что Бута сдал не он, а сама Москва. Вот и господин Приходько это вполне подтверждает: дескать, пусть-ка этот товарищ ответит там по всей строгости закона. После чего затыкается и МИД, и телеканалы, только что рвавшие глотку за Бута, зато Белковский вставляет свои антикоррупционные пять копеек в «МК». Отчего бы это концепция защиты так оперативно сменилась концепцией сдачи? И если Виктор Анатольевич в самом деле много знает о лицах, перечисленных Колесниковым №2, а не только о Дике Чейни, то оправдываются ли его откровения репутационными издержками – не для этих лиц, а для государства?

Это пока только догадки. Что уже бесспорно, так это готовность с легкостью необыкновенной портить отношения на пустом месте с другой страной, наплевав на годы и эпохи двусторонних отношений (история отношений России и Таиланда охватывает 120 лет). И дело это уже привычное: только что униженной Китаем Японии нарочно добавлены наши «пять копеек» про Курильские острова, хотя никакой жизненной необходимости в визите на Кунашир не было. На самом деле Япония обиделась раньше – после того, как Москва включила день окончания войны в Азии в перечень национальных праздников. Когда-то наши дети делали журавликов в память о Хиросиме. Забудьте: пришел маленький человечек и раздавил их всех напомаженным ботинком.

Человечек думает, что сделал эффектный жест и тем самым самоутвердился. А украинские журналисты отмечают, что в Киеве тоже теперь устраиваются торжества в ознаменование победы над Японией, но объясняется это никакими не островами, а всего лишь тем, что в Соединенных Штатах Америки принято отмечать годовщину окончания войны не в мае, а в сентябре.

Украина беднее России, но ее власти – в силу то ли хитрости, то ли шахтерского бэкграунда – вполне самодостаточны, чтобы не наводить тень на плетень и не называть черное белым. В России мотивы учреждения нового праздника остаются секретом полишинеля – очевидно, по логике «стыдно, когда видно». По той же логике, по которой центральные телеканалы не сообщают о бесконечных поездках чиновников разного уровня в Израиль, где наша страна закупает не только беспилотники, но также помидоры, свеклу и даже картофель. Видимо, наша протекция их агробизнесу входит в условия драгоценных инвестиций в наше Сколково. Но в этом признаться как-то неудобно – кстати, и сам беспримерный проект в этом месяце что-то не очень обсуждается в телеэфире...

Бывают разные слова и разные молчания, как разные действия и разные бездействия. Когда правильный слог не удается, появляются слова-уроды. Новый соловей из «Коммерсанта» внедрил в публицистику инновационный термин: «пойти на поступки». Это, типа, игра слов – не на уступки, а на поступки. Речь шла про Лиссабон. Правда, перечень «поступков» со стороны Москвы оказался куда длиннее, чем со стороны Вашингтона. Американский поступок, который следует считать великим достижением Института современного развития (совместно с британским Институтом международных отношений), состоит в том, что Россию не включили в перечень врагов. Такой же повод для ликования был у восточной женщины Гюльчатай, которую новый господин, по ее разумению, назначил любимой женой.

Анкара добивалась от Вашингтона исключения упоминания конкретных стран из новых документов НАТО по противоракетной обороне, а Москва бездействовала. Зато в докладе ИНСОР–IISS, предложенном американской стороне, Иран, как предмет совместного противодействия Америки и России, назван по имени. То есть мы не только отказались от друга, но и получили врага. От которого ни одна нация в мире нас защищать не обязалась.

Авторы и исполнители подобной политики почему-то считают, что ее мелкость снаружи не видна. Когда официальный Иран делает Москве снисходительные, но спокойные замечания, Максим Соколов разражается истерикой: очевидно, считается, что он кого-то поставит на место. А в это время русскоязычный украинец на сайте vlasti.net задает Москве сакраментальный вопрос – нет, не про Иран, а так, вообще: «Есть ли еще страна кроме рашипидарейшен, которая поссорилась бы со столькими соседями?»

Последние политические действия и заявления Киева в адрес Москвы – вполне в духе и этой лексики, и заложенного в ней отношения к нам с маленькой буквы. Хотя всего-то два года назад ни Киев, ни Минск, ни Тбилиси почему-то не позволяли себе говорить с нами так, как сегодня. При тех же ценах на газ и том же Миллере.


КТО МЫ?

В американский День благодарения Барак Обама пожалел двух индюшек, а министр регионального развития РФ Виктор Басаргин – 60 губернаторов. Оказалось, идея упаковывания российских просторов в 20 агломерация вовсе не имела к нему никакого отношения. И Ткачев был ни при чем, и бюджет Абхазии революционеры терпланирования «агломерировать» не собирались.

В общем, то ли «Комсомолка» постаралась с кущевским сюжетом, то ли один мозговой центр донес на другой, что кто-то в России вознамерился под предлогом уменьшения что-то укрупнять. А это, как популярно разъяснил Владимир Жириновский – по совпадению, на примере Краснодарского края, – ведет к сращиванию местной власти с ментами, а ментов с бандитами.

Так или иначе, Евгения Альбац – или самостоятельно, или вместе с Майклом Макфолом – угадала точно: агломерирование было признано несовместимым с демократией. И тут же, как в известном анекдоте, концепция изменилась, а если по Щедрину, то от кого злодействиев ждали, тот чижика съел. Согласно последним указаниям, «система должна быть устроена так, чтобы был слышен голос самых малых групп». Очевидно, послание будет выдержано в духе последовательного уменьшательства, а губернаторов будут не сокращать, а делить между искусственными партийными образованиями. Из чего они сформируются – из местных бандитов, малых групп нетрадиционной ориентации или того и другого одновременно – не суть важно в политике с маленькой буквы. Важно только «не идти против течения».

Зато, если верить той же Евгении Альбац, в окончательном тексте президентского послания, помимо рассуждений о детях-сиротах, будут также теплые слова про Лиссабон. Видимо, в мозговых центрах Кремля по-прежнему доминирует навязчивая идея Юргенса о том, что чем больше мы «пойдем на поступки», тем лучше с нами будут себя вести, что тут же оценит и благодарное население, купаясь в инвестициях и преодолевая межагломерационные пространства на свежезакупленных «Боингах». И в эти мозговые центры даже не закрадывается мыслишка о том, что в народе, то бишь электорате, совсем не обязательно воспринимается с восторгом тот факт, что мы числимся теперь в друзьях Запада.

Много ли мы имеем с Лиссабона? Глава российского МИД только успел назвать саммит НАТО «подлинным концом холодной войны», как наши партнеры по перезагрузке, внимательно выслушав похвалы нашего президента и подсказки оппозиционера Немцова, известного своим активным участием в акции «Стратегия-31», спокойно взяли за руки и за ноги корреспондентку Russia Today, запихали в полицейскую машину и запаковали в участке сроком на 32 часа. Не для выяснения личности, а просто так: нехай знае. И не выпустили без признания в участии в несанкционированной акции.

Что-то не слышно, чтобы Борис Немцов и принципиальная старушка Алексеева рвали глотки за сотрудников нашего канала. Хотя корреспондентка Russia Today, имеющая, как и Алексеева, американское гражданство, не торговала оружием и не использовала социальные сети для шпионажа. Она снимала в штате Джорджия митинг общественных активистов, не первый год требующих закрытия так называемой «высшей школы карателей», где обучали латиноамериканских диктаторов – School of the Americas (SOA). Ее поставили на место, тем самым подтвердив название «параша тудэй», данное этому СМИ Михаилом Саакашвили в беседе с корреспондентом белорусского ТВ.

Каждый вновь прибывший зек завоевывает себе место в хате. Каждый вновь пришедший на мировую сцену политик точно так же отстаивает себе то или иное место, которое в итоге и получает, проявив себя определенным образом – ибо нравы в геополитике ровно такие же. Как было отмечено даже лояльным «Коммерсантом», на саммите в Сеуле президент России «держался подальше от от глобальных баталий, что, учитывая размер российской экономики по сравнению с американской или китайской, было весьма разумно».

Похоже описывается поведение «не выше плинтуса» спикера СФ Миронова и вице-премьера Зубкова в Израиле. Хотя они могли бы поторговаться перед тем, как вернуть израильтянам их соотечественника Яира Кляйна, собрата Виктора Бута по роду занятий и отчасти по рынкам сбыта: как-никак его еще недавно собирались менять на Невзлина. А то получается прямо как в песенке про черного кота: каждый сам ему выносит и спасибо говорит.

Геополитические одолжения не обязательно делать за спасибо. Объем экономики можно рассчитывать не только по ВВП, а стимулировать сельское хозяйство можно не только чужое, но и собственное; то же касается и армии, о чем давно сказано. Только для этого страна в одну седьмую земной суши должна сметь свое суждение иметь, а не повторять калифорнийские зады; иметь амбиции и цели в мире, а не толочься вокруг мировых тусовок беспонтовым пирожком; защищать своих граждан за границей, а не приседать на каждый чих из Страсбурга.

Симпатизировать Немцову с Кашиным или наоборот, Якеменко с Калашником – не вопрос вкуса. Выбор стоит иначе, более жестко – чтим мы собственную историю или нет; самодостаточны мы в мире или работаем прислугой; готовы мы жертвовать собой ради чужих колониальных интересов или уступить эту непочетную функцию кому-нибудь другому – и соответственно, «рашапидарейшн» мы или Великая Россия.

И это не количественный вопрос, а качественный. И этот выбор небезразличен для большинства, ибо – как хорошо знают иностранцы – русский человек есть человек политический. Именно поэтому его навязчиво пытаются сузить – например, до человека энергосберегающего, оцифрованного или тигролюбящего. Только из этих попыток ничего не выйдет, в какую бы степь нас ни послали. Если сюзерен напрочь лишен чувства собственного достоинства, отнюдь не факт, что это свойство распространяется на всех вассалов. Игра еще не окончена, более того, правила ее еще не написаны, а если кто их вообще напишет, то это будет не ИНСОР.


Количество показов: 5318
(Нет голосов)
 © GLOBOSCOPE.RU 2006 - 2021
 E-MAIL: GLOBOSCOPE@GMAIL.COM
Русская доктрина   Институт динамического консерватизма   Русский Обозреватель   Rambler's Top100