RUS ENG
 

ГЛАВНАЯ
ГОСУДАРСТВО
МИРОВАЯ ПОЛИТИКА
БЛИЖНЕЕ ЗАРУБЕЖЬЕ
ЭКОНОМИКА
ОБОРОНА
ИННОВАЦИИ
СОЦИУМ
КУЛЬТУРА
МИРОВОЗЗРЕНИЕ
ВЗГЛЯД В БУДУЩЕЕ
ПРОЕКТ «ПОБЕЖДАЙ»
ИЗ АРХИВОВ РП

Русский обозреватель


Новые хроники

25.01.2011

Настасья Соломина

РОС ГОС СТРАХ

Зачем россиян заставляют бояться общественного транспорта?

НЕ УЧИТЕ НАС НЕНАВИДЕТЬ

Зимой из-за толстой одежды трудно понять, раскачивается мужчина, сзади прижатый к тебе толпой, из-за качки в вагоне метрополитена или же он изображает половой акт. Точно понимаешь это, только когда на выходе из вагона он недвусмысленно сжимает твою ягодицу. Со мной такая неприятность произошла пару недель назад, с моей знакомой – в начале лета. Испуганная память не сохраняет много деталей, но в обоих описаниях псевдо-насильник сохранился как «нерусский с сумасшедшей улыбкой».

Мне 18, меня «пощупали» в толпе впервые. Если это случится еще раз, я смогу за себя постоять, привлечь внимание, что-то сделать. Но если ему «понравится» какая-нибудь восьмиклассница? А потом он решит выйти за ней из метро, проследит ее до темной подворотни? Как я могу нормально относиться к «кавказцам», доверять им, если их так много вокруг и многие (не все, но многие) смотрят на меня, как, простите, на дырку на ножках?

Когда по сети расходятся ролики, где «избивают хача, который изнасиловал 13-летнюю Машу», не знаешь, что и думать. С одной стороны, он, конечно, гад, которого простить нельзя. С другой, никто не гарантирует, что эту легенду не придумали распространители националистического ролика, чтобы большее количество людей стало на сторону бьющих. С третьей стороны, насилие порождает насилие, и так без конца. Как выйти из порочного круга никто еще не придумал.

Более того, недавние события на Манежной площади и последовавшие за ними многочисленные провокации мстящих националистов показали, насколько накалилась обстановка в нашей многонациональной и многоконфессиональной стране.

И тут взрывают аэропорт. Самое интересное, если можно так выразиться по отношению к теракту, что массовую ненависть в «просвещенных» кругах пользователей интернета вызвали не столько террористы – с ними все понятно, они сволочи или фанатики, – но свои же, русские таксисты, которые уже второй раз за эту зиму взвинчивают цены во время ЧП до неимоверных сумм.

2010-й и один месяц 2011-го заставили нас многое заново почувствовать и осмыслить. Наша милиция нас не бережет; спецслужбы, заранее узнающие о теракте или немирном митинге, ищут нарушителей спокойствия не там, где надо, или вообще не ищут; журналисты врут или молчат; больницы плохо оборудованы; на дорогах пробки; политики не бывают добрыми или честными, а только пиарятся и жрут друг друга; в наших школах и вузах почти ничему не учат, и скоро будут делать это платно; нашу природу никто не охраняет, как, впрочем, и исторические памятники архитектуры… В столице нашей огромной страны можно умереть от удушья, а в Петербурге зимой твоего ребенка может убить «сосуля».

Миф о том, что Россия – это страна медведей, ушанок и водки, уже давно устарел. За дикой фауной и флорой у нас не следят: вырубают, браконьерствуют. Модные псевдо-ушанки, угги, леггинсы не греют в морозы наших «аномальных» зим. Разве что водка еще держится, правда, ее нельзя купить в магазине после 23:00, в отличие от пива, энергетиков и слабоалкогольных коктейлей, которыми благополучно травятся будущие мамы. Настала пора пугать иностранцев гаишниками, которым нужно не соблюдение правил, а взятка; опасным общественным транспортом, который, к тому же, не ходит по расписанию; сосульками и огромной подавленной дедовщиной и реформами армией. Или еще какой-нибудь напастью, которая вызовет сильный прилив ненависти у наших блогеров и журналистов и выльется за границу по интеренет-сети.


О ЧЕМ ПИСАТЬ, СНИМАТЬ, ГОВОРИТЬ?

Но вернемся ко вчерашнему инфоповоду. К сожалению, новость о новом теракте поразила меня не больше, чем приставание в метро. Я привыкла читать, что где-то кого-то убивают. Многие привыкли, особенно в больших городах. И, тем не менее, реакция на происшествия каждый раз разная.

Например, после взрывов в метро и во время лесных пожаров обсуждали в основном оперативность/неопераитивность милиции, МЧС, скорой. На этот раз все они сработали неплохо, поэтому критике подверглись за зиму надоевшие своей безнравственностью таксисты, странное поведение пресс-службы аэропорта и спецслужб, которые не смогли предотвратить теракт. И, конечно же, только ленивый не обратил внимания на работу СМИ и блогов: насколько Twitter оказался оперативнее газет и телеканалов; на то, как ОРТ, НТВ, РТР и прочие показывали сериалы, пока CNN и BBC выходили с экстренными прямыми эфирами. На следующий же день после того, как 30 человек погибли и больше сотни были ранены, газетчики и интернетчики вцепились в тему умирания СМИ: кто за, кто против, кто говорит о скором восхождении на новую ступень, кто об окостенении телевидения – на все лады. По новой русской традиции трагедии забываются скоро, через какое-то время перестают шуметь медиа, потом в городе уменьшается количество милиции, проверяющей паспорта… На этот раз забывание происходит слишком быстро. Мы пугаемся и прячем голову в вечный песок кухонных обсуждений «что такое хорошо и что такое плохо». Реальных мер нет и не будет, потому что их боятся и не хотят.

Под малосодержательным опусом Кашина все о том же умирании некто Олег Андрияшкин оставил интересный комментарий: «…Как тока начнется, всеобщее желание бояться, не высовываться, не ходить, не ездить, не звонить – обложить дом минными полями, как только на улицах появляются мешки с песком и блокопосты – это ПОБЕДИЛИ ТЕРРОРИСТЫ, даже если они никого больше не убили», – пишет он.

На мой взгляд, Олег более чем прав в своем комментарии. И хотелось бы развить его мысль: но кто и что делает для того, чтобы мы не боялись? Или нас как раз наоборот – пугают?

В этом смысле показательной может быть реакция Лондонских властей на теракты 2005 года. Меры, принятые после терактов, описывают, например, «РИА Новости». Так как трое из четырех смертников оказались родившимися и выросшими в Великобритании пакистанцами, решили усилить профилактику посещения этническими группами экстремистских организаций, а так же прививать им британские ценности. Потом «тогдашний мэр Лондона Кен Ливингстон едва ли не на следующий день после трагедии отправился на работу на метро, чтобы поднять дух горожан после терактов и вселить в них уверенность в относительную безопасность городского транспорта». Было усилено техническое оснащение системы контроля за общественным транспортом. На остановках общественного транспорта появилась социальная реклама: «Семь миллионов лондонцев – один Лондон. Мэр Лондона», «Британская транспортная полиция просит вас быть готовыми к обыску ваших сумок, и мы просим вас проявить понимание»; Скотланд-Ярд выпустил памятку, призывающую лондонцев быть внимательнее: «Террористы должны где-то жить. Они должны где-то хранить оборудование для изготовления бомб. Им нужны транспортные средства...». На неопределенный срок отложили установку передатчиков для сетей мобильной связи на подземных станциях метро. И, конечно же, спущенные флаги, массовые акции солидарности, бесплатные концерты в знак благодарности спасателям, воздвижение памятника на месте трагедии, ежегодный траур.

А что изменилось в нашем метро, в нашей жизни после весенних терактов? Что вообще меняется у нас после того, как СМИ перестают обсасывать очередную трагедию?

Я не представляю, что должно произойти в России, чтобы власти начали проявлять сочувствие. Выраженные сухим чиновничьим языком «соболезнования» – это не сочувствие. Путин способен только кататься на желтой Ладе по расчищенной для него дороге, спускаться в метро он не станет. Это не безопасно. Или негигиенично. Причина не важна – ОНИ к нам не спускаются. И мне кажется, это одна из главных проблем нашей страны.

Потому что именно из осознания того, что те, кто сверху, кто может больше, чем ты, тебе не помогут, появляется страх. Писали ли у нас когда-то о предотвращенных терактах? Собирали ли в «мирное время» пресс-конференции на тему того, как в Москве осуществляется профилактика терактов? Пытались ли выработать внятную политику государства в отношении того, что нужно писать о террористах и о терактах – кто-то думал о том, как делать все это психологически грамотно, не запугивая население, а подбадривая людей, сочувствуя им? Нет?..


Количество показов: 5390
(Нет голосов)
 © GLOBOSCOPE.RU 2006 - 2021
 E-MAIL: GLOBOSCOPE@GMAIL.COM
Русская доктрина   Институт динамического консерватизма   Русский Обозреватель   Rambler's Top100