RUS ENG
 

ГЛАВНАЯ
ГОСУДАРСТВО
МИРОВАЯ ПОЛИТИКА
БЛИЖНЕЕ ЗАРУБЕЖЬЕ
ЭКОНОМИКА
ОБОРОНА
ИННОВАЦИИ
СОЦИУМ
КУЛЬТУРА
МИРОВОЗЗРЕНИЕ
ВЗГЛЯД В БУДУЩЕЕ
ПРОЕКТ «ПОБЕЖДАЙ»
ИЗ АРХИВОВ РП

Русский обозреватель


Новые хроники

28.03.2011

Маринэ Восканян

ДУМАЙ О ХОРОШЕМ

«Позитивное мышление» – одна из причин нынешнего экономического кризиса

«Россия успешно миновала кризис», «Экономика успешно восстанавливается» и вообще «Да не было в России никакого кризиса, так, журналисты шум подняли» – такие слова сегодня можно часто услышать и от профессиональных экспертов, и от обывателей. Возможно, кто-то искренне верит в то, что говорит, а кто-то просто транслирует позитивные установки. Это уже давно стало главной стратегией борьбы с трудностями. Надо просто говорить себе, что их нет, а если есть – то это не трудности, а новые возможности.


Россиян уже не первый год пытаются исправить и научить быть позитивными. Действительно, в глазах иностранцев они часто слишком «депрессивные» и «замороченные». Герои русской классической литературы крайне редко выглядят счастливыми. Многие исследования «русского характера» западными авторами содержат упоминание о привычке россиян перекладывать решение проблем на правительство и начальство, о неверии в свои личные возможности, о предельном фатализме. Да и столь популярные сегодня психологические рецепты позитивного мышления находят отклик скорее у столичных офисных работников, нежели у широких народных масс – ну не хотят люди ходить с улыбкой на лице, если им не весело, и чувствуют подвох в предложении «делать лимонад из лимонов». Но даже самые успешные и «позитивные» россияне в глубине души, скорее всего, «от тюрьмы и от сумы» тоже не зарекаются. И, возможно, это сегодня гораздо более полезное качество, чем фальшивый оптимизм, который ряд американских экспертов уже открыто называют в числе главных причин нынешнего экономического кризиса.


КРИЗИС И ЛИМОНАДНАЯ ФАБРИКА

«Если оптимизм – это ключ к материальному успеху, если оптимистом можно стать, дисциплинируя себя и приучая мыслить позитивно, – значит, для проигрыша нет оправданий, – пишет Барбара Эренрайх в книге «Улыбайся или умри: как позитивное мышление одурачило Америку и весь мир» (2009 г.). Обратная сторона позитивности, таким образом, – это жесткое, непременное требование персональной ответственности: если твой бизнес терпит неудачи или тебя уволили с работы, то это значит, что ты недостаточно прикладывал усилий, и не верил в неизбежность своего успеха. Чем больше экономика приносила массовых увольнений и финансовой нестабильности среднему классу, тем более настойчиво звучали голоса пропагандистов позитивного мышления: быть разочарованным, обиженным, сдавшимся – значит быть «жертвой» и «нытиком»». В то самое время, когда традиционные отрасли экономики испытывали серьезные проблемы, сектор «продажи позитивности» процветал – десятки тысяч тренеров-консультантов и специалистов по мотивации по всему миру учили мыслить позитивно; материализуя свои думы о хорошем, люди покупали книги и фильмы-пособия, рассказывающие как можно зажить лучше и веселее прямо с завтрашнего дня. Хочешь разбогатеть – почаще представляй себя миллионером. Единственное, что может стать препятствием к твоему успеху – недостаточная вера в него.

Еще об одном аспекте веры в исполнение мечты пишет известный социолог, президент Американской социологической ассоциации, профессор социологии Университета Пенсильвании Рэндалл Коллинз – это деформализация. «Богатые, бедные и средний класс одеваются одинаково, и отличить их друг от друга по одежде невозможно. По Стиву Джобсу никогда не скажешь, что он мультимиллиардер. Создается впечатление всеобщей открытости, обыкновенности и дружелюбности. Неравенство растет – но культура маскирует его с величайшим усердием. Многие верят в то, что могут стать билами гейтсами или стивами джобсами, поп-звездами или высокооплачиваемыми спортсменами. И это одна из причин, по которым левым сложнее в этом прекрасном новом мире, чем правым», – пишет он.

Бизнес изготовления лимонада из экономических лимонов постепенно из ремесленного «хэнд мейда» превратился в мощную лимонадную фабрику. «Маниакальным крещендо» этого позитивного безумия называет Барбара Эренрайх слова Билла Клинтона в 2000-м году о том, что «никогда еще за всю историю наша нация не наслаждалась одновременно таким благосостоянием и социальным прогрессом, при этом имея так мало внешних угроз и шансов на внутренние кризисы». Другой президент-«чирлидер» Джордж Буш-младший не отстал от предшественника с фразой «Я оптимист – все наши проблемы будут решены».


«ИИСУС ХОЧЕТ, ЧТОБЫ ТЫ РАЗБОГАТЕЛ»

Чтобы понять причины позитивного мышления, которое сегодня – тренд для бизнес-сообществ самых разных стран, имеет смысл внимательнее вглядеться в его истоки. На первый взгляд, это кажется очевидным: в Америку ехали за новой жизнью, новыми возможностями, и ее огромная территория, богатая природными ресурсами, вместе с духом индивидуальной свободы и реальной прямой демократией маленьких сообществ, сами собой вроде бы порождают оптимистичный взгляд на жизнь. Однако Барбара Эренрайх уверена, что это не так – напротив, философия оптимизма появилась «от противного». Самая «позитивная» в мире американская культура успеха и улыбок выросла из весьма жесткой, а по мнению Эренрайх, жестокой и неизбежно вызывающей «экзистенциальную депрессию» культуры кальвинизма.

Первые американские поселенцы-протестанты были уверены – любовь бога достанется лишь заранее избранным, остальные получат только его гнев. Все, кроме упорного труда, является грехом, и найти в себе признаки греха – значит найти знак вечного проклятия. Внешние признаки этого варианта христианства остались в американской культуре и по сей день в виде «трудоголизма». Однако от внутренней духовной культуры постоянных самообвинений и отчаяния перед лицом безжалостных высших сил американцы избавились в XIX веке через пост-кальвинистскую идеологию «Нового мышления». Она говорила о том, что все в мире пронизано божественным присутствием, и оно не может не быть благим, а мыслями о счастье, благе и добре можно улучшить свою жизнь и даже исцелиться от болезней. Такой взгляд на вещи куда больше подходил для XIX века в США с его развитием железных дорог, бурным ростом торговли и техническим прогрессом.

В начале XX века эта идея победила окончательно, а в 1930 году появилось программное и по сей день сочинение Наполеона Хилла «Думай и богатей!». Впоследствии таких книг мир увидел десятки – и все они призывали думать о желаемом, отправляя свои мысли «во вселенную». А она, разумеется, должна откликнуться.

На смену карающему богу кальвинистов пришел другой – добрый, а главное, искренне желающий, чтобы паства его церкви разбогатела. Единственное условие – никаких жалоб, только вера в успех. Ведь «Иисус был позитивным». Так в середине 2006 года в Канзас-Сити один из пасторов объявил свою церковь «complaint free», то есть свободной от жалоб, а чтобы прихожане не забывали, что жаловаться на жизнь в церкви больше нельзя, им выдавали пластиковые браслеты-памятки. За несколько месяцев было выдано 4,5 млн таких браслетов.


БИЗНЕС В СТИЛЕ «НЬЮ-ЭЙДЖ»

Заменить реальное благо псевдоблагом, выглядящим привлекательно, – это тактика, которую начиная с 80-х годов использовали как государство, легитимизировав практику дешевых потребкредитов на фоне падающих реальных доходов основной части населения (см. «Реквизиты потребительской иллюзии», журнал «Однако», 2011, №4), так впоследствии в 90-е и корпорации – мотивационные программы и позитивное мышление должны были подсластить пилюлю растущего неравенства. Неизменно улучшали свои позиции лишь управленцы – остальные, как синие, так и белые воротнички, сталкивались с сокращениями, ужесточением требований к результатам работы, и естественно, это вызывало у людей лишь тревогу и демотивацию. Тут принципы позитивного мышления убивали одним ударом двух зайцев. Уволенным внушали, что они сами виноваты, и что увольнение – это «новый шанс». Оставшихся убеждали, что они могут свернуть горы, нужно лишь захотеть.

Интересно, что «заговаривание» успеха раньше было нужно лишь коммивояжерам, чтобы психологически защищаться от многочисленных «нет, спасибо», – а крупные американские корпорации изначально создавались для решения масштабных задач (например, прокладки железных дорог), строились по рациональным принципам, и от работника требовался лишь профессионализм. Однако в 90-е годы XX века корпоративные установки окончательно сменились – рост прибыли стал главной и фактически единственной целью корпорации, что создавало и внутри самой компании, несмотря на растущую популярность командной работы, ситуацию, где каждый выживает как умеет и должен максимально хорошо продавать себя. Значит – стать сам себе коммивояжером, и стараться сделать себя привлекательным товаром. Да еще и в ситуации быстро меняющейся экономической конъюнктуры.

Так корпоративный менеджмент охватила мода на граничащее с мистицизмом взывание к успеху, поиски ресурсов внутренней энергии, нестандартные методы принятия решений. Фактически, в бизнес-культуру, до того предельно рациональную, вошли идеи «нью-эйджа» с его миксом гармоничной вселенной, отвечающей нашим мыслям об успехе, восточных медитаций и иррациональной ставкой на эмоции. Мысль о том, что недостаточно оптимистичный работник или менеджер – предатель, тормозящий дело, обрела реальные черты. Например, Бюро трудовой статистики министерства труда США подсчитало, что американские компании теряют 3 млрд долларов в год от эффекта такого негативного мышления. Но куда больше впечатляет другая цифра – 100 млрд долларов – именно столько американские работодатели потратили в 2006 году совокупно на мероприятия по мотивации и вдохновлению персонала.

Энтузиазм вдохновителей порой приводил их на статью подсудимых – в 2007 году было возбуждено судебное дело против компании Prosper Inc., где произошел шокирующий всякого нормального человека случай. Один из сотрудников показывал недостаточно хорошие результаты работы. В качестве тренинга мотивации ему было предложено пройти неизвестное испытание. Которое заключалось в том, что коллеги его держали, а руководитель заливал в нос и рот воду. А затем ему было объяснено, что так же, как он всеми силами пытался не захлебнуться и вырываться, он должен бороться за успех в работе. Сотрудник подал в суд, который …оправдал работодателя на том основании, что причинение вреда здоровью не было целью этого мероприятия! Мне удалось найти судебные документы этого процесса, вышедшие уже после издания книги Барбары Эренрайх, из них следует, что в ноябре 2010 года это решение было отменено, и дело было передано судом высшей инстанции на дополнительное расследование. Конечно, большинство людей столкнулись с куда менее вопиющими методами мотивации «позитивномыслия», такими как разучивание оптимистических слоганов или тренинги с участием гуру-мотиваторов – но фанатичная убежденность их руководителей в том, что без «позитива» не будет результатов, скорее всего, была такой же.


БЕСКОНЕЧНОЕ СИЯНИЕ ЧИСТОГО РАЗУМА

Важной чертой любой сверхувлеченности является попытка закрыть глаза на все, что портит сложившуюся картину мира. Поэтому одним из методов позитивного мышления является «закрытие от негатива». Не смотрите ТВ, не слушайте новости, избавьтесь от негативно мыслящих людей в своем окружении. Волшебным образом все плохое минует вас, ведь вы о нем просто не знаете. Отец европейского субъективного идеализма епископ Беркли стал несколько столетий назад героем философского анекдота о дереве, которое исчезает каждый раз, когда он перестает на него смотреть, ведь оно – лишь плод его сознания. Видимо, и от мыслей позитивномыслящих граждан так же пропадают несовершенства мира.

И так поступали не только обычные люди, наслушавшиеся проповедей о силе мысли и том, что «даже если у вас плохая кредитная история, Господь все еще может благословить вас – верьте, и вы получите дом и машину». Когда в 2004 году вице-президент Countrywide Адам Майклсон сказал о том, что цены на недвижимость, возможно, не будут расти бесконечно, акционеры ему ответили, что «Вы слишком много об этом беспокоитесь». Аналитиков швейцарских банков, таких как Credit Suisse, критиковали и даже увольняли за любые попытки заикнуться о нарастающем финансовом пузыре. Когда Майк Гелбранд, один из руководящих менеджеров Lehman Brothers, в 2006 году предупредил главу компании о возможном падении на рынке недвижимости, то был уволен. Даже Кондолиза Райс вспоминала о том, что сказать о нелицеприятных событиях президенту Бушу ей удавалось не всегда, потому что тот «требовал оптимизма».


ЧЕСТНЫЙ ВЗГЛЯД ПРОТИВ ПОЗИТИВА

Даже если, как древние деспоты, отрубать голову всякому, кто пришел с плохой новостью, проблему это не решит. Оптимизм не сработал. Несмотря на это, «позитивное мышление» продолжают преподносить как главный залог успеха – как для человека, так и для компании. Неудивительно, ведь консюмеристский вариант капитализма основан на потребительской жажде потреблять больше и желании бизнесов расти. Хотеть больше – значит считать, что заслуживаешь большего, считать, что точно сможешь этого добиться, если достаточно сильно хочешь и приложишь все усилия.

Увлекшись советами, как делать лимонад из лимонов, их авторы по непонятным причинам уходят от объяснений – а почему, собственно, вместо сладких пирожков люди получают эти самые лимоны? И кто за это отвечает? Другими словами, «виноватить» предлагается только самих себя. Это самый простой вариант – подлинные ответственные за «окисление» остаются вне подозрений, а человеку всегда проще «поменять свое отношение к ситуации». Потому что поменять саму ситуацию слишком сложно, и долго. Для этого нужно сотрудничать с другими. На это можно положить всю жизнь и ничего так и не добиться. К тому же критический взгляд на вещи не способствует здоровому цвету лица. Произносить мантры о том, что у нас все получится, – куда проще. В России – не сложнее, чем в Америке. Вопрос, до какого момента.

В своей книге Барбара Эренрайх приводит важный пример отличия «мыслей о хорошем» от подлинного бесстрашия – она говорит о ключевой для американской нации Декларации независимости, о тех, кто ее подписывал. Формально они становились предателями, и в случае неудачи их ждала смерть. Таких героев может найти и в своей истории каждый народ. Да и не только героев – всех, кто действовал не потому, что это «позитивно», а потому, что не мог иначе. Не надо путать позитивное самоуспокоение и трезвую решимость, невозможную без честного взгляда на окружающий мир. Именно она понадобится всем, кто хочет выжить в посткризисном мире.


Количество показов: 11309
(Нет голосов)
 © GLOBOSCOPE.RU 2006 - 2021
 E-MAIL: GLOBOSCOPE@GMAIL.COM
Русская доктрина   Институт динамического консерватизма   Русский Обозреватель   Rambler's Top100