RUS ENG
 

ГЛАВНАЯ
ГОСУДАРСТВО
МИРОВАЯ ПОЛИТИКА
БЛИЖНЕЕ ЗАРУБЕЖЬЕ
ЭКОНОМИКА
ОБОРОНА
ИННОВАЦИИ
СОЦИУМ
КУЛЬТУРА
МИРОВОЗЗРЕНИЕ
ВЗГЛЯД В БУДУЩЕЕ
ПРОЕКТ «ПОБЕЖДАЙ»
ИЗ АРХИВОВ РП

Русский обозреватель


Новые хроники

26.10.2006 г.

Роман Багдасаров, Александр Рудаков   

«РОЗА ВЕТРОВ» ЭЛЛИНИСТИЧЕСКОЙ ЭКСПАНСИИ
 
Русский взгляд с Корфу на цивилизационную миссию Греции. Часть 1. 

 «Русским неделям» на греческом острове Корфу, в которых уже несколько лет принимают участие представители творческого коллектива журнала «Русский предприниматель» и сайта RPMonitor.ru, принадлежит особое место в российско-греческих отношениях. Культурные контакты между интеллектуальными сообществами двух стран дают импульс к осмысленным поискам новой формулы многопланового взаимодействия России и Греции в наступившем XXI веке. В свою очередь, создание такой формулы требует формирования новых, более адекватных представлений друг о друге, отвечающих реальному вкладу каждой из стран в строительство мировой цивилизации. Эссе, предлагаемое вашему вниманию, - это попытка представить русский взгляд на культурно-историческую миссию Греции, осуществлявшуюся на протяжении без малого трех тысячелетий.

 

ГРЕЧЕСКОЕ ИЛИ «ОБЩЕЕВРОПЕЙСКОЕ»?

Демократия, гражданская свобода, медицинские нормы, философия, развитие науки, академическая система образования, рыночная экономика, гуманистически-ориентированная религиозность, свободные искусства, олимпийское движение - все эти цивилизационные достижения принято связывать с общим представлением о Европе. Они воспринимаются как нечто само собой разумеющееся, изначально присущее тому социальному устройству, к которому привык современный человек. При этом, как минимум, забывается две вещи.

Первая - что эти институты общественного бытия утверждались в жизни Европы планомерно и поэтапно. Их общий план с определенного момента (им стал XV век) всегда лежал перед глазами европейской элиты и носил вполне конкретное имя эллинизма. Именно в древней Элладе столь ценимые сегодня социальные институты были впервые апробированы и показали свою жизнеспособность.

Для Европы , Западной Азии и Северной Африки, начиная с VII-VI веков до нашей эры Эллада является таким же мегацивилизаторским центром, как Китай для Восточной Азии или Индия - для Южной. Степень влияния эллинизма колоссальна и даже сегодня с трудом осмысляется, поскольку эллинизм составляет основу не одной, а целого ряда цивилизаций: греческо-полисной, эллинистической (держава Александра Македонского и его наследники), бактрийской, парфянской, римской, восточно-римской, исламской периода халифата... Между окончательным падением Аббасидского халифата (1258) и завоеванием Восточного Рима (1453), которые являлись преемниками эллинистической культуры, возникает интерцивилизационное движение Возрождения. С этого момента эллинизм утверждается в западной цивилизации в качестве генерального вектора и образует несущую конструкцию мировой культуры сегодня. Особое развитие эллинизм получает в России.

Теперь, когда единая Европа воплотилась как историческая реальность, представляется естественным вспомнить о втором обстоятельстве. Кто на протяжении двух тысячелетий, в меняющихся (не всегда в лучшую сторону) условиях, был носителем эллинистических идей, знаний, языка, архитектурной и художественной традиции, медицины? Вряд ли в данном вопросе возможны какие-то пререкания. Эллинистическая передача не прекратилась благодаря ее легитимному хранителю - греческому этносу представители которого с IV века до н. э. вплоть до XV века н. э. возглавляли и входили в правительства крупнейших стран Средиземноморья.

Если мы признаем, что эллинистическая культура является глобальным интерцивилизационным медиатором, то какую роль играет в этом процессе сегодня современная Греция, а также греческая диаспора в других странах? Сейчас, когда в связи с расширением Евросоюза на восток и юг, как никогда раньше актуален вопрос о вкладе эллинского гения в становление общемировой цивилизации

 

ЭКСПАНСИЯ НА «ВОСТОК»

К V в. до н. э. сеть эллинистических городов-полисов охватила значительную часть Средиземного и Черного морей. В сочетании с гуманистической спецификой культуры, демократическое устройство большинства полисов породило особый тип населения, многосторонне активного, прогрессивно настроенного в лучшем смысле слова.

Однако разбросанные по огромной территории, соединенные лишь морскими путями, разрозненные города-государства, оказывались беззащитны перед государствами-империями, неизбежно подчинявшими их своему влиянию. Кризис, постигший полисную систему в IV веке, ставил под вопрос собственно эллинистический характер греческих колоний. К тому времени эллинизм стал уже своеобразной закваской глобальной цивилизации. Однако общечеловеческие ценности, взращенные эллинизмом, могли улетучиться вместе с политической независимостью. Так, в малоазийских городах, попавших в орбиту Персидского царства, демократия была заменена олигархией, как более удобной для контроля со стороны персов. С запада эллинистическим полисам угрожал Карфаген, для которого греки являлись главным торговым конкурентом.

В этих критических условиях эллинизм мог запросто погибнуть, уступив место альтернативному проекту. Таким проектом выступала финикийская сеть городов. Трудно сказать, что представляла бы из себя современная цивилизация, если бы это осуществилось. Тотальная смена демократических идеалов на тимократическую прагматику (когда должности зависят от денежного состояния), причем в наиболее циничной форме, когда они официально покупаются. Исповедовалась бы весьма специфическая мораль, когда принесение в жертву первенца обеспечивает успех для остальной части семьи, а массовые мероприятия подобного рода служат залогом для благосостояния государства...

Для того чтобы выжить и перейти на следующую ступень, эллинизм должен был нарастить защитную оболочку, но вместе с более тесной согласованностью политики городов между собой. Созданная в кратчайшие сроки держава Александра Македонского удовлетворяла всем этим условиям. Она представляла из себя империю нового типа, которая использовала аппарат деспотии и армию часто в очень непривычных целях. Аннексируя, зависимые от персов греческие города, Александр восстанавливал там институты демократии, синхронно заботясь об их внешней безопасности.

По сути, эллинистической царство воплотило идею сетевой иерархии. Она базировалась на торговых связях и финансовых потоках, циркулировавших по колониально-полисной системе. Чтобы облегчить эти процессы еще отец Александра, Филипп, ввел денежный биметаллизм. Опыт морской колонизации, Александр перенес на сушу, укрепляя и корректируя наземные торговые магистрали, возводя региональные столицы (Александрии). В рамках единого государственного поля, Александр снял прежнее деление на эллинов и варваров, уравняв в правах лояльную аристократию и греков.

Ошибочно полагать, будто быстрый распад Македонской империи на несколько государств, свел на нет усилия Александра. Сознательно или полусознательно действовал гениальный правитель, но истинным результатом его завоеваний и реформ стало создание инфраструктуры ойкумены - эллинистического мира, единого пространства мировой цивилизации. Это пространство надолго пережило постмакедонские образования и даже римскую империю. Оно предопределило государственное строительство в Европе, Северной Африке и Западной Азии, вплоть до Индии и Памира. Однако главным итогом было внедрение в жизнь эллинистического культурного стандарта, благодаря которому человек, наконец, смог стать равным себе. С религиозной точки зрения это было преддверием христианского откровения о высшей миссии человека. С секулярной - делало человеческое сознание более адекватным для восприятия окружающей реальности и эффективного воздействия на нее.

 

ЭЛЛИНИЗМ КАК СОЕДИНИТЕЛЬНАЯ СХЕМА

Правление Александра и его преемников активизировало соединительную схему, которая складывалась между народами Средиземноморья со времен крито-микенской цивилизации. Единое пространство эллинистической ойкумены интенсифицировало взаимное обогащение культурных укладов. Существование пансредиземноморского государства делается отныне немыслимым без усвоения эллинистической ментальности.

Когда мы говорим о греческой культуре, то на практике подразумеваем принципы, которые принято называть общечеловеческими. Основателю ионийской школы, Фалесу Милетскому, принадлежит знаменитое «Знай себя»,  ставшее постулатом всей последующей греческой традиции. Ее отличительная черта - обращение к обычному человеческому опыту, в противовес, характерной для Востока, апелляции к эзотерической аскезе, или для Египта - к тайному знанию. Присущие нашему сознанию гуманизм и индивидуалистическая направленность впервые были выражены в полной мере философами Эллады, а затем последовательно реализованы в древнегреческой социальной среде.

После Александра эти принципы стали усваиваться другими народами. И если население бывшей Персидской империи получило их в виде официальной идеологии, насаждаемой правительствами Селевкидов, Антигонидов и Птолемеев, то обращение к эллинизму Римской республики было добровольным и прагматичным одновременно.

 

ВЛИЯНИЕ НА «ЗАПАД»

Великий Рим, не смотря на расхожее мнение, никогда не делал ставку только на диктат голой военной силы. Он возвышался синхронно с распространением греческих идей стоицизма и эпикурейства, строительных технологий, отработанных на просторах эллинизированной Малой Азии. Римская элита с гордостью наследует традиции драматургии, скульптуры - а затем и самой эллинистической школы мышления.

Гуманистическая ориентация греческого мышления прекрасно прижилась в интеллектуальной традиции Древнего Рима. В ней был успешно адаптирован сформировавшийся в греческих полисах культурный лексикон, включающий нормы здоровья, императив личной свободы, права и долг гражданина. Греческая натурфилософия, опиравшаяся на систематический поиск истины во всех областях знания, с необходимой реновацией ее в каждом поколении, также нашла своих последователей в Риме: Луций Анней Сенека достойно продолжает линию великого Гераклида. Марка Теренция Варрона без преувеличения можно назвать «римским Геродотом», а строитель форума Траяна и Пантеона, Аполлодор Дамасский, с неменьшим основанием может считаться преемником Иктина и Калликрата, возведших Парфенон, или Мнесикла, проектировавшего Пропилеи. Нельзя обойти стороной огромное влияние греческой юриспруденции с ее балансом между личным и общественным на римское право. Была востребована в Риме и греческая политическая мысль, как никакая другая в ту эпоху приблизившаяся к осознанию многообразия культурных укладов и нащупывавшая интегративный подход к каждому из них.

Все эти черты придали «римскому эллинизму» чрезвычайно подвижный и, одновременно, универсальный характер. Его доминирующая роль в строительстве единого периметра, в рамках которого зрела общемировая цивилизация, стала очевидной.

Абсолютно не случайно, что своего апогея могущества Pax Romana достигает, когда столица переносится в Константинополь, город с греческим именем на восточном берегу Дарданелл.

В Ромейской державе (Византии) эллинистическая передача максимально естественна, очевидна и не нуждается в специальном комментировании. Гораздо показательней феномен Арабского халифата, укорененного, казалось бы, в совершенно иной этнорелигиозной нише.

 

ВНЕДРЕНИЕ НА «ЮГ»

Эллинизм Халифата (прежде всего, натурфилософия) развивался по трем направлениям: 1) комплектация знаний; 2) синтез эллинистических знаний с достижениями восточных культур (Индии, Халдеи, Китая); 3) корректировка и реновация эллинистического знания.

Первая линия связана с деятельностью халифа ал-Мансура, основателя Багдада, и его сына Харуна ар-Рашида, с переводческим подвигом таких книжников как Хунайн ибн Исхак. Направление синтеза берет начало в Гондишапуре, где еще со времен Сасанидов обосновался медицинский и астрономический центр, и наиболее впечатляюще реализуется в полугосударственном обществе Байт ал-Хикма («Дом мудрости»). Этот прообраз научно-исследовательского института координировал работу более полусотни ученых, занимавшихся приведением к эллинистическому знаменателю разнородных научных достижений Востока. Третья линия свидетельствует, что натурфилософия эллинизма творчески развивалась собственно арабскими учеными, такими как механики и геометры Бану Мусса (Сыновья Муссы), медик ал-Рази, философ Ибн Рушд (Аверроэс), агроном Ибн ал-Аввам.

Желание перенять как можно больше эллинистических знаний подталкивало арабов к своеобразному соревнованию с Восточным Римом. Халифат, занимая часть исторической державы Александра, репрезентовал себя продолжателем его цивилизационной миссии. Сама фигура Искандера Зулькарнайна рассматривается Кораном как сакральная. Согласно суре «Аль-Кахф» («Пещера»), Александр - ультимативный защитник, охранитель правоверия. Тот, кто занят подготовкой Страшного суда, ибо возвел металлический барьер, отделяющий сообщество праведных от нечестивых племен Йаджудж и Маджудж (Гога и Магога). Через фигуру Искандера цивилизованное пространство приравнивается к убежищу для спасаемых.

Конечно, не все стороны эллинизма оказались одинаково приемлемы в свете законов шариата. Тем не менее, комплементарные качества греческой культуры принесли обильный плод во всех областях жизни Халифата. Это яркое свидетельство безальтернативности эллинизма как универсального культурного кода.

Так, переведенная на арабский, клятва Гиппократа становится для исламских врачей обязательным атрибутом. Некоторые медицинские отрасли, например, офтальмология, получив начальный толчок от греческого врачебного опыта, далеко обгоняют его.

 

Продолжение темы - в статье «Греция как культурная сверхдержава», публикация которой ожидается в ноябре


Количество показов: 3970
(Нет голосов)
 © GLOBOSCOPE.RU 2006 - 2021
 E-MAIL: GLOBOSCOPE@GMAIL.COM
Русская доктрина   Институт динамического консерватизма   Русский Обозреватель   Rambler's Top100