RUS ENG
 

ГЛАВНАЯ
ГОСУДАРСТВО
МИРОВАЯ ПОЛИТИКА
БЛИЖНЕЕ ЗАРУБЕЖЬЕ
ЭКОНОМИКА
ОБОРОНА
ИННОВАЦИИ
СОЦИУМ
КУЛЬТУРА
МИРОВОЗЗРЕНИЕ
ВЗГЛЯД В БУДУЩЕЕ
ПРОЕКТ «ПОБЕЖДАЙ»
ИЗ АРХИВОВ РП

Русский обозреватель


Новые хроники

21.12.2006 

Азер Алиев*

РОССИЯ МЕЖДУ ВОСТОКОМ И ЗАПАДОМ**

Остановив противостояние цивилизаций, наша страна получит шанс на геополитическое самосохранение

 

Дихотомия Восток-Запад является на сегодняшний день самой очевидной констатацией основного противоречия современного мира. Если западная цивилизация органичным итогом своего развития видит построение глобального сообщества на безусловно секулярном фундаменте, то Восток, не имея возможности утвердить конкурентоспособный цивилизационный проект, вынужден апеллировать к ценностям традиционного общества, где религиозная составляющая не может быть подвергнута никакому сомнению. Именно поэтому вышеназванная дихотомия определяется и как противостояние «Ислам-Запад». Значит ли это, что Запад является в данном случае безусловно положительным полюсом, вносящим в исторический процесс позитивное начало и имеющим все необходимые предпосылки для окончательной победы? С точки зрения Запада, дело обстоит именно так, и здесь Ислам закономерно выступает в качестве последней тормозящей объективный процесс силы. Устранению этой преграды собственно и служит актуальная геополитическая доктрина Запада в ее предметном выражении.

Ислам, в свою очередь, видит проблему в разительно иной перспективе.

Естественнонаучное, технологическое, военное отставание исламской цивилизации, в явной форме обозначившееся уже с начала XVII в., всегда было предметом трагической рефлексии мусульманской духовной элиты в ее попытках осмысления и нахождения ответа на главный вопрос: каким образом последнее божественное откровение, уже самим источником своим гарантировавшее неизменное процветание религиозной общины, не обеспечило поступательного, бесконфликтного и непрерывного развития исламского социума.

Не найдя удовлетворительного объяснения, не сумев противопоставить натиску современного мира свой потенциал динамического развития и приспособления к изменившимся условиям, Ислам отвечает тотальной негацией – призывом возвратиться к религиозным нормативам и запретам, существовавшим в ранний и наиболее успешный период своего развития. Объективным итогом этой концептуальной стратегии становится бесплодная регрессия в архаику и акцентирование наиболее ригидных аспектов вероучения, а реакцией на попытки «укрощения» со стороны Запада – террористическая деятельность.

Взаимные обвинения сторон «уравновешивают» друг друга. Запад вменяет Исламу в вину бесчеловечность, пролитие невинной крови. Ислам справедливо возражает, что потеря духовных ориентиров – неизбежная составляющая глобализации – расчеловечивает человека, лишает его статуса носителя образа Божия, что по сути гораздо более бесчеловечно. Технологическое преимущество одной стороны парируется подавляющей демографической динамикой другой, причем как внутри исламского социума, так и вне его.

Противостояние носит необратимый и очевидно тупиковый характер.

Возможно ли представить себе варианты хотя бы гипотетического разрешения этого противостояния? Кто и в какой мере заплатит за то, что необходимое решение будет найдено? Как этот глобальный конфликт будет разворачиваться на территории нашей страны, где оба полюса сходятся непосредственно, причем в своей наиболее жесткой конфигурации?

Столкновение Восток-Запад в военной плоскости, несмотря на несопоставимое превосходство одной из сторон, не принесло ожидаемой легкой победы. Итог последних событий – явное усиление политических позиций Ислама при потере реального влияния и авторитета правительственных администраций западных стран, сделавших ставку на силовое решение. Введение многочисленных бюрократических препон не смогло и не сможет сколько-нибудь существенно сдержать неконтролируемые миграционные потоки, а цены на энергоносители вряд ли дадут возможность эффективно применить экономические санкции по отношению к странам-изгоям.

Отсутствие разрешения при жестком линейном столкновении приводит, как учит история, к перемещению эпицентра конфликта в иное поле.

Этим полем является актуальная Россия, и именно здесь драматизм дилеммы звучит предельно остро: Либо наша страна является тем средостением, которое способно замкнуть на себе положительный потенциал обоих полюсов, что приведет к положительному итогу не только для нас, но и для обеих сторон глобального конфликта; либо отрицательный потенциал этих полюсов возобладает и взорвет страну, похоронив под собой возможности не только ее дальнейшего развития, но и стабильность мирового исторического процесса в целом.

Ключи к решению этой задачи лежат сегодня не только во внешней, но и во внутренней российской политике. Именно здесь предстоит заново воссоздать модель взаимодействия между христианской и мусульманской частью общества, реконструировать тот гуманитарный баланс, который создаст оптимальные условия для сотрудничества и диалога.

Необратимое разрушение христианских церковных институтов как результат революции 1917 г. в России во многом предотвратила продолжавшаяся подготовка кадров богословов и священников в авторитетных учебных заведениях и активная книгоиздательская деятельность. Именно благодаря этому, несмотря на все трудности, усилия по возрождению Православия в нашей стране приносят сегодня свои плоды.

Испытания, выпавшие на долю российских мусульман, наряду с общими для всех конфессий проблемами, были усугублены демонтажом СССР, разделившим единую мусульманскую общину (умму) - наиболее известные исламские образовательные центры Средней Азии, без того столкнувшиеся с серьезными трудностями уже с первых лет советской власти, оказались за пределами страны. Из источника исламской духовности (богослужебные книги, издававшиеся до революции в Казани и Бухаре, вызывали широкий интерес в Турции и странах Ближнего Востока) сегодня Россия превратилась в государство, во многом зависимое от зарубежных образовательных центров. Разумеется, они имеют свою специфику, не всегда совпадающую с исторически сложившимися формами ислама в России. Утрата самодостаточности в подготовке мусульманских богословов и имамов оборачивается для нашего государства серьезными внутренними конфликтами и геополитическими проблемами, ибо открывает двери нетрадиционным, обновленческим формам ислама, со свойственным им агрессивностью, отсутствием веротерпимости и радикализмом. Сегодня, когда ислам становится серьезным инструментом в политических играх, в том числе антироссийской направленности, исповедание мусульманской веры открывает возможность для превращения наших сограждан из лояльных мусульман в маргиналов-террористов. Российская империя не знала межрелигиозных конфликтов; за время ее существования был накоплен уникальный опыт совместного проживания представителей различных религий и конфессий в рамках единого государства. Более того, можно привести множество примеров, когда российские мусульмане плечом к плечу с ними вставали на защиту интересов своей страны.

Для восстановления духовной вертикали мусульманам России предстоит заново построить образовательную систему, которая была бы в состоянии самостоятельно готовить высококвалифицированные кадры священнослужителей, сообразуя свою деятельность с нормами традиционного российского ислама. Первым шагом в этом направлении является организация книгоиздательской деятельности, которая могла бы обеспечить российских мусульман необходимыми первоисточниками (на языках оригиналов и в переводах), и специальных курсов/факультетов на базе университетов (с преподаванием арабского языка, философии, истории религий и исламоведения), выпускники которых имели бы специальность «мусульманское богословие».

На начало 2006 года в России зарегистрировано 3668 мусульманских организаций. Мусульмане составляют большинство населения в пяти субъектах Российской Федерации – Дагестане, Чечне, Ингушетии, Карачаево-Черкессии и Кабардино-Балкарии. В Татарстане и Башкортостане их около половины, а в остальных регионах – менее четверти. При этом только в Татарстане с 1988 года было построено свыше тысячи мечетей. И везде ощущается недостаток образованных и хорошо подготовленных имамов. Первые шаги в кардинальном решении этой проблемы сегодня уже сделаны. В Ингушетии, Чечне и Дагестане в школах и даже в детских садах уже несколько лет в обязательном порядке преподаются основы ислама, что в лучших традициях дореволюционной России служит построению полноценных исламских сообществ. Что касается медресе и высших учебных заведений, открытых за последние годы, то, несмотря на их наличие, качество получаемого образования и количество выпускников далеко не соответствуют должному уровню.

Таким образом, проблема исламского богословского образования, учитывая сохраняющуюся и расширяющуюся опасность религиозного радикализма и международного терроризма, настоятельно требует своего незамедлительного разрешения, являясь одной из первоочередных задач обеспечения стабильности в России и других странах, где ислам не является религией подавляющего большинства населения

* Азер Рустамович Алиев – секретарь-координатор Межрелигиозного совета СНГ

** В основу статьи положено выступление автора на третьей сессии Совета по правам человека (ООН, Женева, 27 ноября – 8 декабря 2006)


Количество показов: 6744
(Нет голосов)
 © GLOBOSCOPE.RU 2006 - 2021
 E-MAIL: GLOBOSCOPE@GMAIL.COM
Русская доктрина   Институт динамического консерватизма   Русский Обозреватель   Rambler's Top100