RUS ENG
 

ГЛАВНАЯ
ГОСУДАРСТВО
МИРОВАЯ ПОЛИТИКА
БЛИЖНЕЕ ЗАРУБЕЖЬЕ
ЭКОНОМИКА
ОБОРОНА
ИННОВАЦИИ
СОЦИУМ
КУЛЬТУРА
МИРОВОЗЗРЕНИЕ
ВЗГЛЯД В БУДУЩЕЕ
ПРОЕКТ «ПОБЕЖДАЙ»
ИЗ АРХИВОВ РП

Русский обозреватель


Новые хроники

07.02.2007

Виталий Аверьянов

РАССЫПАВШАЯСЯ МАТРЕШКА (III): ИГРА НА ПОНИЖЕНИЕ

Повестка дня – не выбор между империей и этнократией, а утверждение власти «русского Бонапарта»

(Продолжение. См. первую часть РАССЫПАВШАЯСЯ МАТРЕШКА (I): ИТОГИ 4 НОЯБРЯ
и вторую часть РАССЫПАВШАЯСЯ МАТРЕШКА (II): ЭКСПАНСИЯ ИЛИ КОМФОРТ?)


ПОДНАТУЖИТЬСЯ И РОДИТЬ… НАЦИЮ

В эпохи глубочайших кризисов русской государственности между мужиком и «казаком» проявляется непреодолимый метафизический разрыв. «Казак» будет воровать, пока мужик дает ему такую возможность. (Оговорюсь, что не имею ничего против казаков как таковых, тем более тех, кто стремится сейчас к возрождению традиционного казачества – употребляю этот термин как метафору деструктивных факторов Смутного времени). Мародер понимает только силу мужика и царя, только силу регулярной армии. Самостоятельная Россия, стоящая на ногах, а не опрокинувшаяся вниз головой, быстро ставит на место разгулявшегося «казака».

Важная, хотя и косвенная причина того, что иллюзии нынешних «казаков» и «поляков» столь стойки, с такой звериной ловкостью цепляются за жизнь – геополитическая. Вокруг России сложился целый пояс «казачьих вольниц» – новорожденных наций, многие из которых нациями никогда не были и по идее не должны были бы ими стать. Противоестественное состояние «надкушенного», «надломленного» русского мира – оказывает блокирующий эффект на внутрироссийские дела. Суверенность бывших советских республик как некая превращенная реальность, которую в 90-е годы на официальном уровне в Москве были вынуждены признать за норму, задерживает РФ в ее межеумочном состоянии. Эта в корне антирусская, перечеркивающая смысл и многовековой вектор бытия и развития русской нации. В случае какой-то отдельной, локальной проблемы «самостийности» эту суверенность следовало бы трактовать как сепаратизм по отношению к русскому миру. Но когда она проявляется по всем границам этого мира – диагнозом будет уже не сепаратизм, а распад.

Однако в головах «националистов» антисистемы что-то щелкнуло в обратном направлении. Раз СССР распался, а его окраины начали интегрироваться во внешний мир, в другие цивилизационные проекты, значит «эрэфия» от своих «младших братьев» явно отстает, – провозглашают они. Нужно перенимать опыт окраин, «национал-независимцев», нужно развивать этнократию как грузины и латыши, рожать новую нацию как эстонцы, гнать и подавлять некоренные меньшинства, как это делалось на протяжении 90-х годов во всех бывших республиках СССР  (даже на Украине, где русские дискриминируются по языковому признаку).

Наши «казаки» успешнее, чем либералы, внушили себе, что русские, раз они нация, представляют собой однопорядковое явление с грузинами или эстонцами. Но история неопровержимо, по-моему, показала, что русские как нация и малые национальные образования вокруг России – явления разного порядка. Логика большой цивилизации с ее национальным самосознанием не имеет общего знаменателя с логикой малых паразитических этнократий, не способных к настоящей суверенности, а потому ищущих внешнюю опору для своей легитимности, черпающих силу извне.

Почему-то в голове антисистемщиков не помещается традиционная русская логика, согласно которой на постсоветском пространстве законодателем все-таки остается Россия, что она не «отстает» от бывших сателлитов, а задает правила игры, в соответствии с которыми здесь все развиваются. В том числе задает она и такие правила игры, которые позволяют Молдавии стремительно уходить в Румынию, Украине – в НАТО, казахам утеснять русских, прибалтам – «неграждан» и т.д. Регулируются эти процессы не русским народом, конечно, но от имени русского народа и через Москву – уж это точно. Сила местных этнократов и русофобов держится на дезориентации и заторможенности России, на оторванности ее «истеблишмента» от большой политической реальности, на внутреннем расколе, который лишает Россию внешних возможностей.

Когда русский посол в новом «суверенном» государстве не защищает соотечественников, а только обделывает коммерческие делишки своих партнеров и покровителей, когда российский МИД пускает эти процессы на самотек, когда российская власть занята какими-то гораздо более «важными делами» – это сказывается не только на русских диаспорах, но и на русских гражданах внутри РФ. Слабая и расстроенная внутри, Россия производит соответствующий эффект и снаружи, а внешнее бессилие бумерангом возвращается назад.

Итак, есть два пути: один путь – выйти из состояния обморока и вернуться к себе, другой – пытаться выйти из этого же состояния через подражание другим. Причем, заметьте, другим – на это раз уже не США и Западной Европе как большим цивилизациям (подражание которым было объявлено нормой России 90-х годов), и даже не далекой и оттого абстрактной Португалии (о чем нам объявили в 2000-е), а нашим собственным задворкам, от нас временно отпавшим.

Вместо того чтобы преодолеть внутренний раскол, искоренить болезнь внутри – нам предлагается ее узаконить. Так сказать, закалить гусарский насморк. А там, глядишь, и сам нос вместе с насморком отвалится…

 

РОЖДЕНИЕ ВИРТУАЛЬНОЙ НАЦИИ

Другая ипостась той же тяги как-бы-националистов к внешним образцам – русские «отстали» от чеченцев, от татар, от башкир и разных народов, у которых внутри РФ есть своя автономная государственность. И вместо того чтобы поднимать и навязывать обществу вопрос о праве русских на восстановление нормальных, традиционных для России условий, оснований русского мира, о пересмотре самих принципов федерализма и унитарности – наши же сородичи и соратники начинают играть на понижение. Федерация плоха – поэтому давайте распустим ее и соберемся в новую «конфедерацию Русь», предлагает самый ярый и радикальный из идеологов этого ряда Петр Хомяков.

«Казаки» и чернь, неважно какой они крови, неважно какой символ веры они провозглашают – это не нация. Это – около нации, при нации. Однако слово «национализм» используют все кому не лень. И иногда кажется, что под это слово можно сегодня протащить любую идею, сколь угодно далекую от реальных интересов великороссов а вместе с ними других коренных этносов России.

Одним из главных аргументов этой публики: дескать, не о чем там спорить, главное отобрать власть у нынешней элиты, покончить с антинационалистами. Это почти дословное повторение речей демагогов образца 1990 года, заявлявших, что главное – покончить с всевластием высшего клана партократии, отобрать власть у коммунистов. Один из самых ярких желторотых прорабов новой перестройки Михаил Пожарский (не знаю, настоящая это фамилия или редкостный по своей каверзности псевдоним) почти дословно воспроизводит аргументацию «прорабов» тогдашних: «Мы убеждены, что если из России убрать костных представителей системы, демонтировать ее кривые и неуклюжие углы – “Россия европейская” очнется ото сна, русская нация начнет стремительный процесс самоорганизации. И безо всякой диктаторской указки сама создаст себе справедливое и мощное государство. (…) Требуется окончательное утверждение “России европейской” и окончательный демонтаж “России азиатской”. Возвращение русской нации в поле белой европейской цивилизации...»

Пожарский хорош тем, что в отличие от трибунов «Демроссии» у него ярче проявляется русофобская жилка. Если в 90-м году все несчастья демократической общественности списывались на уродства коммунистической системы, то теперь уже не получается – все-таки дело не в коммунизме, а в самой России, которая оказалась чересчур «азиатской» и несмотря ни на что воспроизводит рабскую систему… Тем не менее, если «демонтировать углы», русским, само собой, придется начинать строительство с нуля, уже, возможно, не с рубежей XVII века, как сейчас, а с рубежей XVI века…

С другой стороны, те, кто сегодня пропагандирует «конфедерацию Русь», более последовательно проецируют на большую Россию балтийскую этнократию и грузинский национализм. К слову о XVI веке, если ты берешь пример с эстонцев, у которых вне и до России никогда не было своего государства, то не справедливее ли взять за образец каких-нибудь татарских сепаратистов, казанскую радикальную интеллигенцию, озабоченную такими проблемами, как взятие Казани Иваном Грозным или Куликовская битва.

Появляются у наших рекреационных националистов уже и такие артефакты. Так, например, на сайте «Республика Северная Русь» читаем следующий художественно-политический манифест: «Мы, граждане вольной Новгородской республики, незаконно аннексированной московскими царями в 1471–1479 годах, заявляем, что не признаем оккупационный московский режим – каким бы он ни был – царским, советским, “демократическим” или президентским. Мы считаем территорию Новгородской республики в настоящее время оккупированной и считаем незаконными проведение на ее территории любых выборов, рекрутских наборов и налоговых сборов. Конечной целью мы ставим образование Республики Северная Русь в исторических границах Новгородской республики и призываем всех заинтересованных граждан (вне зависимости от национальности и политических убеждений) и организации примкнуть к нашему освободительному движению».

Обращает на себя внимание, что в данном деле приглашаются участвовать всех вне зависимости от этнической принадлежности и политических убеждений. Главное, чтобы «казак» гулять хотел. Так что у господ-новгородцев даже никакой особой «этнократии» не запланировано.

 

РОССИЯ БЕРЕМЕННА НЕ «НАЦИЕЙ», А ДИКТАТУРОЙ

Конечно, у новых «вечевых национал-демократов», а они практически все сориентированы на демократический сценарий развития русского национализма, как и у демократов 1990 года, нет реалистического представления о будущем. Будущее их «виртуальной нации» покрыто мраком. Идея, что можно захватить власть на уровне подъезда или микрорайона – это либо детское сознание, либо осознанная провокация.

Обсуждение такого сознания само по себе представляет не очень большой интерес. Но есть в нем один момент, который обычно упускается из виду как критиками вечевого национализма, так и его застрельщиками. Обходят стороной, что через увеличение хаоса, через расшатывание и демонтаж существующей системы – короткая и прямая дорога к диктатуре.

Искусственный спор об этнонационализме и имперской идее, затеянный в националистической среде в 2006 году, также стыдливо обошел эту тему. И это понятно: ведь русская диктатура (имперско-национальная или национал-имперская, что, в общем-то, одно и то же) светит нам в любом случае, ее приход – неумолимый закон истории. Собственно, и сама мысль о демонтаже, и идея конфедерализации русских в России (на языке ЦРУ: «расчленения РФ») – не что иное как скрытое или бессознательное стремление увильнуть от этой неизбежной перспективы.

Некоторые люди думают, что спор идет о национализме или об империи. На самом деле единственный вопрос момента – когда придет «русский Бонапарт» и закроет дискуссию о демократии, нации и империи.Он не «родит» нацию, а восстановит естественное состояние уже существующей более 600 лет нации. С демонтажом России или без демонтажа, он должен прийти. Если начнется демонтаж, наш «Бонапарт» в условиях полного краха государства может обнаружиться быстрее, но у нации уйдет тогда больше сил на обратную сборку. Без демонтажа – диктатор вызреет внутри нынешней системы, но произойдет это постепенно (уже происходит) и раскроется в другом формате. Для автора этих строк изначально представлялось несомненным, что Путин пришел не для того, чтобы уйти с поста верховной власти в 2008 или каком-то другом, обусловленным демократической процедурой, году. И сейчас многие сторонники «третьего срока» старательно вуалируют, в том числе и для самих себя, ту непростую истину, что для них важен не только Путин, но и сам сдвиг от демократии к национальной диктатуре, как таковой.

Единственный вопрос – это скорость, с которой она утвердится, вопрос ее ускорения или отсрочки. Никаких других серьезных политических вопросов на повестке дня сегодня в России не стоит.

(Окончание следует)


Количество показов: 2245
(Нет голосов)
 © GLOBOSCOPE.RU 2006 - 2021
 E-MAIL: GLOBOSCOPE@GMAIL.COM
Русская доктрина   Институт динамического консерватизма   Русский Обозреватель   Rambler's Top100