RUS ENG
 

ГЛАВНАЯ
ГОСУДАРСТВО
МИРОВАЯ ПОЛИТИКА
БЛИЖНЕЕ ЗАРУБЕЖЬЕ
ЭКОНОМИКА
ОБОРОНА
ИННОВАЦИИ
СОЦИУМ
КУЛЬТУРА
МИРОВОЗЗРЕНИЕ
ВЗГЛЯД В БУДУЩЕЕ
ПРОЕКТ «ПОБЕЖДАЙ»
ИЗ АРХИВОВ РП

Русский обозреватель


Новые хроники

21.02.2007

Максим Калашников

СТРАТЕГИЯ АСИММЕТРИИ

Ракеты средней дальности – хорошая защита от сильного и богатого агрессора

Весьма вероятно, что РФ вскоре выйдет из советско-американского договора о запрещении ракет средней и малой дальности (РСМД). Тень грозного оружия вновь ляжет на Европу, где, впрочем, должны понимать, что русским просто не остается ничего иного. Военное превосходство НАТО вынуждает нас прибегать к помощи «оружия слабых ХХI века» – к ракетам с ядерными боеголовками. Парадоксальным образом история возвращается к точке, с которой начались перестройка, «новое мышление» и эпоха безудержной сдачи наших позиций – к 1987-му году, когда был подписан договор о РМСД.

О том, что РФ намерена выйти из договора, в Москве за последний месяц заявили трижды: устами главы Минобороны, начальника Генштаба и самого президента страны. Надо понимать, однако, что подобная акция представляет собой весьма решительный шаг, осуществление которого потребует радикальных внутренних преобразований.

 

РАКЕТНАЯ СОСТАВЛЯЮЩАЯ

От натовской авиабазы в эстонском Эмари – четыре минуты лета до Петербурга. В Европе НАТО располагает 15 тысячами танков, 25 тысячью артиллерийских систем и пятью тысячами самолетов. РФ на всех направлениях имеет только около трех тысяч боевых самолетов...

Когда-то по обычным вооружениям СССР обладал полным превосходством в Европе. И тогда НАТО пошло на принятие плана по развертыванию у себя 572 ракет средней дальности типа «Першинг-2». То был единственный шанс для Запада в случае войны.

Сегодня все развернулось на 180 градусов. Теперь РФ не имеет никаких шансов противостоять НАТО в обычной войне. Поэтому создание ракетного арсенала среднего радиуса боя становится естественным ответом на подавляющее превосходство Североатлантического союза.

Однако выход РФ из договора по РСМД и приближение НАТО вплотную к нашим границам потребует от нас принципиально новых военных решений. В самом деле, давно ушли те времена, когда нас защищало восточноевропейское «предполье», когда в нашем распоряжении имелись сильные группировки на Украине. Блок НАТО обладает колоссальным численным и качественным перевесом боевых сил. Сегодня нам необходимо прибегать только к асимметричным ответам, только к нестандартным ходам, что дают возможность с наименьшими затратами противостоять сильному и богатому противнику.

Сейчас сухопутные силы РФ не выдержат открытого столкновения с прекрасно вооруженными войсками американцев и их евросоюзников. Роботизированная мотопехота, вертолетно-танковые ударные группы, беспилотные разведывательные и ударные системы, подавляющее господство в космосе, воздухе, в областях разведки, связи и целеуказания дают возможность НАТО разгромить наши части в считанные часы.

Вы вспомните, как американские сухопутные силы вели наступление в войнах против Ирака в 1991 и 2003 годах. Они наносили глубокие и стремительные «удары штыком», совершенно не заботясь о том, чтобы прикрыть наступающие дивизии с боков. Они не опасались ударов иракцев во фланги – потому что в воздухе господствовала американская авиация, которая срывала любые попытки иракцев сосредоточить силы для атаки наступающих американских войск во фланг. В случае войны с русскими силы НАТО точно так же будут наступать с Юго-Запада и с Северо-Запада по сходящимся направлениям к Москве. И точно так же прикроют свои фланги...

А создание такой же оснащенной и многочисленной армии, как у натовцев, РФ, очевидно, не потянет экономически. Стало быть, необходим первый асимметричный ответ: ядерное оружие. Причем в ракетах не тактического назначения (они бьют слишком близко), а именно средней дальности – до 5 тысяч километров.

Ядерное оружие обходится гораздо дешевле тысяч современных, напичканных электроникой танков, разведывательно-ударных комплексов, артиллерийских систем. Уже сейчас вырисовывается облик возможных русских «средних» сил сдерживания: «укороченный» на ступень «Тополь-М» или доработанный комплекс «Искендер» с увеличенной дальностью полета. Допустимо и создание наземного варианта крылатой ракеты Х-101, сегодня ожидающейся к принятию на вооружение Дальней авиацией. Обладая радиусом действия в 5,5 тысяч километров, Х-101 сможет держать под боем всю Европу.

Базироваться наши ракеты могут на уникальных вездеходах-амфибиях «Витязь-М» Ишимбайского завода. Эти чудо-машины, разработанные в СССР для оснащения ракетных войск стратегического назначения, совершенно не боятся бездорожья, умеют плавать и ходить по пересеченной местности.

Понятное дело, им нужна надежная связь с командными пунктами. Спутниковая? Конечно! Но одновременно мы должны дать им и бесспутниковую – ультраширокополосную радиосвязь, обратив внимание на отечественных создателей ее систем (автор этих строк знает целую группу таких талантливых ученых, которая после гибели СССР вынуждена была разрабатывать УШП-радиосвязь в интересах западных фирм для беспроводного доступа в Интернет, но готова работать и на оборону родной страны). Подобная связь практически не поддается перехвату противником и подавлению помехами.

Боеголовки новых наших ракет среднего радиуса должны обладать исключительно высокой точностью боя. С одной стороны, ее может обеспечить бортовая аппаратура, принимающая сигналы русской спутниково-навигационной системы ГЛОНАСС-М, о реанимации и достройке коей объявило в начале февраля Минобороны РФ. С другой стороны, этой цели могут служить уникальные головки оптического распознавания целей и наведения на них разработки ЦНИИАГ. (Они применяются в комплексах типа «Искандер»). Принцип их действия заключается в том, что спутниковая фотография цели вводится в память головки, и потом, когда боеголовка идет на цель, система узнает ее и летит в нужную точку, изменяя траекторию полета с помощью коротких воздушных рулей.

Цели для ответного русского удара известны: это аэродромы блока НАТО (в том числе и в Прибалтике), затем базы сосредоточения сухопутных войск (в Болгарии и Румынии, как заявил В. Путин в Мюнхене, появляются так называемые легкие американские передовые базы по пять тысяч штыков в каждой, но есть подобные цели и на польской территории). Ну а потом в память боеголовок войдут объекты ПРО в Чехии и Польше.

Необходимо также укрепить спутниковую систему предупреждения о ракетном нападении, завершить развертывание наземных радаров СПРН и – возобновить работы по системе предсказания ракетно-ядерного нападения (и нападения вообще) «Сплав», созданной в конце 1980-х в Советском Союзе. К сожалению, пока ее разработчики (коллектив Владимира Кравченко) вынуждены перебиваться в качестве частной фирмы – «на вольных хлебах».

Развив эти направления, мы серьезно ослабим опасность внезапного удара агрессоров. Ведь, вне всякого сомнения, США в ответ на выход РФ из договора о РСМД начнут размещение в Европе своих ракет соответствующего типа. Которые, кстати, им еще придется создавать.

Такова, в общих чертах, ракетная составляющая новой, асимметричной русской стратегии. Однако одной лишь ей дело далеко не исчерпывается.

 

СЕТЕВАЯ ВОЙНА И АРМИЯ БУДУЩЕГО

В настоящее время уже не вызывает сомнений, что старая, «тяжелая» армия из дивизий и корпусов, громоздкая, малоподвижная и уязвимая для роботизированно-высокоточного оружия США, нам уже не нужна. Мы уже не сможем сосредотачивать для удара тысячные массы танков: их уничтожат еще на этапе выдвижения к намеченным рубежам и местам концентрации. Поэтому нам необходимо нечто новое, способное бороться и с потенциальными натовскими агрессорами, и иррегулярными бандами, и с частными армиями.

Как создать военную машину подобного типа? В порядке дискуссии предложим читателям свой вариант решения проблемы.

Вплоть до второй половины 1930-х годов в Советском Союзе, который был, естественно, гораздо беднее ведущих держав Запада, господствовала достаточно оригинальная стратегия возможной войны с сильными империалистическими противниками. Ее суть сводилась к тому, чтобы встретить вторгающегося в страну противника заранее организованными партизанско-диверсионными отрядами. Регулярные части агрессора вязнут в европейской части СССР – а в это время советские дальние бомбардировщики ТБ-3 нанесут тяжелые удары по глубокому тылу врага: по Варшаве, Берлину, Парижу. В странах-агрессорах рабочий класс, пользуясь этим, поднимет восстания в поддержку Советского государства – и СССР двинется им на помощь...

Эта стратегия связывается с именами репрессированных Сталиным красных маршалов – Якира, Уборевича и Тухачевского. И действительно: до середины 30-х в нашей стране велась серьезнейшая работа по подготовке диверсантов и партизанских кадров, шли учения, закладывались в лесах базы с продовольствием, оружием и взрывчаткой. Но затем Сталин отмел «партизанско-дальнебомбардировочную» стратегию – и был во многом прав, ибо она была привязана к утопии «пролетарской солидарности». Как показал опыт Второй мировой, немецкие и итальянские рабочие совсем не спешили восставать против своих фюреров-дуче в поддержку СССР. Однако парадоксальным образом новое издание такой стратегии может быть востребовано сегодня – как асимметричный ответ на колоссальное превосходство блока НАТО над нынешней РФ.

Приняв эту стратегию на вооружение, мы будем готовить наши сухопутные силы как подвижные отряды спецназа, партизан-диверсантов, отказавшись от старых полков, дивизий и корпусов. Если натовцы вторгнутся в пределы России, то подвижные, скрытно действующие бригады партизан-спецназовцев смогут вести сетевую войну. Нападать на тылы агрессоров, нанося им потери и нарушая снабжение. Пользуясь спутниковыми системами навигации и лазерными целеуказателями, спутниковой и широкополосной радиосвязью, наводить на головы наступающих вражеских колонн удары русской самоходной артиллерии, оперативно-тактических ракет (и с ядерными «головами» малой мощности тоже!) и авиации.

В то же самое время русское оружие стратегического сдерживания (дальнобойные баллистические и крылатые ракеты с наземных установок, подлодок и с дальних самолетов-ракетоносцев) наносят удары по тылам агрессора, вызывая у него страшные, неприемлемые потери. Причем удары могут быть как ядерными, так и неядерными. В данном случае мы рассчитываем не на восстание рабочего класса на Западе в нашу поддержку, а на дикий страх обывателей перед перспективой огромных жертв и разрушений. В этом контексте стоит подумать над тем, чтобы «специальными целями» ударов сделать места, где сосредотачивается западная деловая и политическая элита: места ее компактного расселения (богатые кварталы в городах и «золотые» поселки в предместьях, биржи, банки и бизнес-центры, загородные клубы, большие круизные корабли).

Все это совмещается с дешевым вариантом «звездных войн» – применением противоспутникового оружия для вывода из строя ПРО США, их военных спутников связи, разведки и навигации.

Отметим, что подвижная высокотехнологичная «партизанская армия» в случае победы прекрасно справится с занятием вражеских территорий. Нескольким мобильным группам могут придаваться артиллерийские, танковые и вертолетные «модули» – и тогда наши войска смогут вести борьбу не только с натовскими агрессорами, но и с «правильными» регулярными армиями индустриального типа (китайской, турецкой, польской), а также и с иррегулярными формированиями боевиков (вроде отрядов чеченских сепаратистов, афганских талибов).

Вооруженные силы такого рода потребуют развития новых видов боевой техники. Так, для обеспечения действий подвижных пехотных соединений нужны беспилотные самолеты-разведики: от самых маленьких, носимых в мешке за плечами, до крупных, способных нести на себе не только разведывательно-навигационную аппаратуру, но и пару ракет «воздух-земля», до машин с искусственным интеллектом, способных составлять разумные боевые стаи. Необходимо тщательно разработать и снаряжение пехотинца. Нужны средства передвижения: легкие машины высокой проходимости, помимо старых БТР и БМП. Сухопутным силам нового типа потребуются прекрасные диверсионные средства: минное оружие, легкие и мощные противотанковые ракетные комплексы и портативные зенитные системы, новое стрелковое оружие (взамен устаревшего автомата Калашникова), новейшие снайперские винтовки, приборы ночного видения и аппаратура для наведения ракетных, артиллерийских и авиационных ударов. Вне всякого сомнения – радиостанции широкополосной радиосвязи. И еще множество вещей: палатки, котелки, полевые пайки и т.д.

Такой асимметричный ответ на подавляющее превосходство сил НАТО был предложен коллективом «Русской доктины» еще в 2005 году.

 

ГИБКИЙ, ФУТУРИСТИЧЕСКИЙ БОЕВОЙ ОРГАНИЗМ

Будущие ВС страны видятся нам как гибкий, футуристический боевой организм. Мы должны получить прекрасные возможности ведения борьбы на земле, на море и в аэрокосмическом пространстве, во многих отношениях опередив США и Китай.

Схема обороны в общих чертах такова: Москва прикрывается от неожиданного «обезглавливающего» удара с помощью района ВКО – воздушно-космической обороны. Другие районы ВКО защищают места патрулирования русских сил ядерного сдерживания, не давая противнику возможности покончить с ними упреждающим ударом баллистических ракет или крылатых ракет высокой точности. Ну, а поскольку Москва находится в пределах 5-10-минутной досягаемости для ракет средней дальности НАТО, то необходимо создать резервные «столицы» в Новосибирске и Красноярске, куда «средние ракеты» не достают. Так, чтобы было кому перехватить управление в случае гибели Москвы.

Далее: Россия строит мощные ВВС, и особое место в них занимает Дальняя авиация как действительно гибкий боевой механизм. Ведь она обладает высокоточными крылатыми ракетами Х-55 и Х-101 как в ядерном, так и в неядерном исполнении. И потому ее тяжелые стратегические самолеты способны громить и натовцев, и тайные базы иррегулярных сил боевиков, и нужные цели в третьих странах – если они вздумают угрожать РФ. Частью ВВС становятся военно-космические силы. Но не в нынешнем, «мирном», а в самом боевом виде. При этом мы, естественно, не должны копировать космическую ПРО Америки, силясь отразить массовые атаки баллистических ракет врага. Это – не экономично, разорительно для страны. Есть вариант в десятки раз более дешевый – средства для уничтожения вражеских спутников. Ударь по нескольким ключевым аппаратам Соединенных Штатов – и ты выведешь вражескую ПРО из строя («отец» советских «звездных войн», академик Анатолий Савин называл такой метод «ударом по глазам»). Несколько уничтоженных спутников навигационной системы GPS лишат точности удара американские крылатые ракеты и «умные» бомбы, баллистические ракеты типа «Трайдент» и затруднят ориентацию как групп натовских спецназовцев, так и подразделений их ВВС. Сбивая спутники, мы разрушим системы связи и целеуказания американской армии, резко снизив ее боевые возможности. Космос – ахиллесова пята американцев.

При этом русские «звездные войны» должны также сослужить службу развитию нашей страны. Они потребуют создания микро- и наноспутников, распределенных спутников (спутников-«роев»), дешевых средств вывода в космос полезных грузов, новой электроники. Все это способно породить выгоднейшие коммерческие предприятия: ибо подобная техника изначально носит двойной характер. Свои возможности конверсии есть и у боевых лазеров НПО «Астрофизика». Наконец, есть план академика Савина: создания единой военно-коммерческой спутниковой группировки, которая в одном режиме работает как мирное предприятие (например, совершая зондирование планеты и предоставляя услуги связи), а в другом режиме – как военная система, целиком переключающаяся на обеспечение русской армии.

У нас должен развиваться и мощный флот. И его задача – не только достать территорию США ядерными зарядами. Скорее, его главная цель – уничтожать авианосные ударные группировки противника и корабли – носители сотен крылатых ракет. Давно известны районы на Балтике, в северных морях и на Тихом океане, откуда противник может насылать на нас эскадрильи ударных самолетов и тучи крылатых ракет. В этом варианте развития флота могут быть востребованы и футуристические виды вооружения. Например, скоростные экранопланы – охотники за надводными корабями и носители противолодочного оружия. Естественно, в возрождении нуждается и морская ракетоносная авиация (МРА). А в перспективе нам понадобятся и свои авианосцы с сопутствующими группами надводных и подводных кораблей.

Очевидно, нам нужен четвертый вид Вооруженных сил, помимо Сухопутных войск, ВВС и ВМФ – войска информационной борьбы. Сюда должны войти части, применяющие постановку электронных помех вражеским самолетам, кораблям и наземным войскам. Формирования, что способны искажать сигналы спутниковых навигационных систем противника. И еще – атаковать его в киберпространстве, вызывая дезорганизацию важнейших систем жизнеобеспечения в странах-противниках, в движении его транспорта, в его финансовой системе.

В заключение отметим, что ради выполнения подобной программы нового военного строительства РФ придется коренным образом измениться, можно сказать, мобилизоваться. Эту же политику можно назвать и сосредоточением России, основой для ее действительного подъема.

Мобилизоваться нужно во всех сферах: политике и экономике, в военной сфере и в областях науки, культуры, образования и искусства. Здесь все связано со всем. Бесспорно, нужны новая плановая экономика и создание Национальной инновационной системы, санация государственного аппарата от коррупции и формирование качественно новых, эффективных органов управления государством, причем с использованием последних достижений в области организационных технологий.

Сегодня каждый рубль из бюджета страны должен использоваться с максимальным эффектом, и тут просто неизбежно придется вести войну с коррупцией, в том числе – и с генеральской. Ведь не секрет, что сегодня многие научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы заказываются армией не по принципу высшей эффективности, а по принципу: «чем больше денег тратится из бюджета и чем дольше длятся работы, тем больший процент от бюджетных ассигнований получат коррумпированные чиновники в погонах».


Количество показов: 4646
(Нет голосов)
 © GLOBOSCOPE.RU 2006 - 2021
 E-MAIL: GLOBOSCOPE@GMAIL.COM
Русская доктрина   Институт динамического консерватизма   Русский Обозреватель   Rambler's Top100